23 января на экраны выйдет новый фильм братьев Коэн «Внутри Льюина Дэвиса», главную женскую роль в котором исполнила Кэри Маллиган. Корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась с актрисой и узнала, понравилось ли ей петь дуэтом с Джастином Тимберлейком и почему она стесняется выходить на красную дорожку.
Кери Маллиган
Кери Маллиган

GRAZIA: В картине «Внутри Льюина Дэвиса» вам пришлось выступить дуэтом с Джастином Тимберлейком. Вы легко спелись?
КЭРИ МАЛЛИГАН: Что вы! Мы работали вживую — и я тогда перепугалась не на шутку: ведь Джастин — профессиональный музыкант! Но ни разу он не дал мне почувствовать, что я в чем-то ему уступаю — на редкость приятный и тактичный человек. Да и все вокруг меня очень поддерживали, так что я, кажется, справилась! (Смеется.) Но это стоило невероятных усилий. Хотя я с детства обожаю мюзиклы и смело выходила на сцену уже с малых лет — как только пошла в школу. Правда, в 16 справедливо решила, что солистка из меня так себе, и забросила пение.

GRAZIA: Наверное, ваш муж помогал советами (супруг Кэри — вокалист инди-фолк-группы Mumford & Sons Маркус Мамфорд. — Примеч. Grazia)?
К.М.: Он предусмотрительно предпочел не вмешиваться, чтобы не попасть под горячую руку. (Смеется.) Но тем не менее Маркус участвовал в процессе — вместе с Джастином записывал саундтрек к фильму. В основном они общались друг с другом, а мне только ободряюще улыбались.

GRAZIA: Какое впечатление на вас произвели братья Коэн?
К.М.: Впервые я увидела их в студии для кинопроб. Ужасно волновалась перед встречей! Но они оба наперебой начали шутить и смешить меня — так что я совершенно расслабилась и перестала бояться камеры. Мы здорово провели вместе время — целую неделю без конца болтали, обсуждали фильм, слушали музыку. Знаете, у меня случались гораздо более странные съемки…

GRAZIA: Можете привести пример?
К.М.: Да, «Великий Гэтсби». Представьте только, на пробах Леонардо Ди Каприо играл одновременно четырех персонажей, бегал по комнате из угла в угол, разговаривая разными голосами! А Баз Лурманн снимал этот кошмар сразу пятью камерами. Сущий ад! Я до сих пор смущаюсь, когда нахожусь в поле зрения объектива, а тут сразу пять! Зато в театре чувствую себя по‑настоящему непринужденно. Кстати, мне особенно удается русская классика. Роль Нины Заречной в «Чайке» Чехова считаю своим главным успехом. Хотя, конечно, на английском пьеса звучит, наверное, не так красиво, как на языке оригинала. Как бы то ни было, пьесы Антона Павловича — самое прекрасное, что я играла на сцене. Они пронзают сердце.

Кери Маллиган
Кери Маллиган с Джастином Тимберлейком.

GRAZIA: Вернемся к фильму «Внутри Льюина Дэвиса». Ваша героиня чем-то похожа на вас?
К.М.: Надеюсь, что нет! Она довольно скверная девушка, но лишь потому, что переживает трудный период. Не подумайте, что она мне не нравится: просто Джин совсем не такая, как я или Дэйзи из «Гэтсби». Так что играть ее было чрезвычайно интересно. Мне вообще по душе любовные истории: наверное, я все-таки неисправимый романтик… Хотя в жизни довольно практична. А еще я очень домашняя, правда, по факту — настоящая бродяга. Знаете, в чем это проявляется? Как только приезжаю в очередной отель, молниеносно раскладываю вещи по полкам шкафа. Видимо, таким образом вью гнездо. (Смеется.)

GRAZIA: В каком городе вы чувствуете себя комфортнее всего?
К.М.: Несомненно, в Нью-Йорке! В Лондоне тоже есть свои плюсы — там меня не узнают на улицах. Хотя раз в год кто-нибудь обязательно подойдет и спросит: «Кажется, я вас где-то видел… вы случайно не племянница такого-то?» По‑моему, мило!

Кери Маллиган
Кэри Маллиган с мужем Маркусом Мамфордом

GRAZIA: На страницах модных журналов вы нередко фигурируете как it-girl. Как к этому относитесь?
К.М.: Странный термин… Наверное, он подразумевает, что я безостановочно хожу на вечеринки и пью шампанское? Придется вас разочаровать, но все совсем иначе. (Смеется.) Я не переношу громкую музыку и всегда ненавидела ночные клубы. А еще я не имею привычки обниматься при встрече с незнакомыми людьми, мне это кажется неестественным.

GRAZIA: Разве плохо, когда к вам тянутся поклонники?
К.М.: Я довольно застенчивая. Никогда не ношу бикини на пляже, дома хожу только в пижаме. Не видела себя голой в зеркале уже лет десять! Ужасно смущаюсь, даже когда иду по красной дорожке. Такое ощущение, будто продаешь вещи, которые не имеют к тебе никакого отношения. А если рядом спутник, то как бы говоришь: «Мы — прекрасная пара. Купите нас в комплекте! Играем на свадьбах и похоронах!»

GRAZIA: Но за карьеру надо бороться!
К.М.: Никогда не задавалась этой целью… Желание превзойти всех мне вообще не свойственно — считаю, что я ничуть не лучше других. Знаете, родители не хотели, чтобы я стала актрисой, и требовали закончить университет. Их можно понять: в нашей семье не было творческих личностей, поэтому папа с мамой переживали за мое будущее. Я и сама всегда сомневалась, что получу очередную роль, никогда не строила далеко идущих планов. Нужна большая удача, чтобы стать знаменитой, я до сих пор не верю, что мне так повезло! Но считаю, что популярность не дает мне право интриговать, идти по головам и рушить чужие жизни ради своего триумфа.

GRAZIA: О чем вы мечтаете?
К.М.: Я хочу троих детей — это желание возникло у меня уже очень-очень давно! Обожаю малышей, они меня успокаивают. Совершенно забываю обо всех тревогах и сомнениях, когда я рядом с ними. Мы с Маркусом еще молодая пара, но, думаю, скоро вы услышите о прибавлении в нашей семье. Не буду с этим затягивать!

ФОТО: LEGION MEDIA; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.