На прошлой неделе в прокат вышел фильм Вуди Аллена «Магия лунного света», где главную мужскую роль исполнил Колин Ферт. Корреспондент Grazia Марина Штерн узнала у актера, как сложились отношения двух обладателей «Оскара» и сложно ли быть отцом трех детей.
Колин Ферт
Колин Ферт

GRAZIA: Ваша роль в фильме — разоблачитель шайки шарлатанов. Сами вы тоже не верите в сверхъестественные явления?
КОЛИН ФЕРТ:Никогда не сталкивался с настолько таинственной ситуацией, что ее нельзя было бы разумно объяснить. И не находился под воздействием потусторонних сил. Но не отрицаю вероятности божественного вмешательства в наши дела. Впрочем, мне вполне комфортно быть в неведении.

GRAZIA: Вашего персонажа сложно назвать положительным. Каково было его играть?
К.Ф.:Очень здорово! В такой роли гораздо больше свободы, чем когда надо пытаться быть хорошим. Правда, иногда я думал: «Действительно ли необходимо, чтобы мой герой изрекал столько оскорблений?»

GRAZIA: Вуди Аллен — режиссер, о котором ходит много слухов. Вы верили им, до того как начали работать вместе? Что-то подтвердилось?
К.Ф.:Говорили, что он не репетирует, не вмешивается в игру актеров — а если человек ему не нравится, просто заменяет его. Первое, что я услышал на съемках: «Мотор! Мы снимем эту сцену с первого дубля!» Конечно, я очень испугался… а потом выяснилось, что эти сырые дубли как раз и есть работа над сценой. Аллен репетирует, сразу записывая пробы на камеру! И еще как руководит актерами! Вуди — очень дотошный режиссер. Он подходит в перерыве, снимает очки и говорит: «Я бы сыграл это следующим образом». И показывает…

GRAZIA: Что было самым трудным?
К.Ф.:С текстом в руках я часто чувствовал, что обычные люди так не разговаривают. И изобразить это можно только так, как играет Вуди — с его мимикой и пластикой. Но он задавал ритм, а дальше все шло как по маслу. Аллен — легенда, но работать с ним весьма непросто. Комедия — самый трудный для меня жанр, он требует огромного напряжения, ведь там все зависит от спонтанности. А на самом деле ничего к спонтанности не располагает.

GRAZIA: У Стэнли Кроуфорда есть что-то общее с другими вашими персонажами?
К.Ф.:Да. И «Магия лунного света», и «Одинокий мужчина», и «Король говорит!» — фильмы о людях, которые составили свое мнение о жизни и о себе. И вдруг происходит нечто такое, отчего все их мировоззрение рушится. Они обнаруживают себя в необычной ситуации.

Колин Ферт
Колин Ферт на съемках фильма «Магия лунного света»
[PAGE] [/PAGE]
Колин Ферт
Герой Колина Ферта пытается разоблачить банду шарлатанов, а выяснив, кто это на самом деле… влюбляется!

GRAZIA: Вам нравятся странные персонажи?
К.Ф.:Да. Кто-то объяснит это скрытыми качествами во мне самом, но, думаю, все намного проще: нормальные люди не так уж интересны. К тому же мои предки были преподавателями, врачами или священниками, так что я рос с осознанием того, что жизнь сложна и может измениться в любой момент.

GRAZIA: Ваши родители — учителя. Как они отнеслись к такому выбору профессии?
К.Ф.:В университет меня бы все равно не взяли — учиться я не хотел, не при- знавал авторитеты. Мне нравились выпивка и наркотики. Я любил бренчать на гитаре, отрастил волосы и проколол нос. Читал Кафку, Достоевского и Камю. Актерство — единственное, что меня интересовало с детства! Будучи хорошими педагогами, родители не ругали меня и поддерживали в выборе — хотя никогда в жизни не были знакомы ни с одним актером!

GRAZIA:Кем бы вы стали, если бы карьера в кино не сложилась?
К.Ф.:Ну, скорее всего, каким-нибудь жуликом. (Смеется.) Священника и преподавателя из меня бы точно не вышло. Писателя тоже — хоть мне и нравится сочинять истории, мысль о необходимости сдавать текст в назначенный срок убивает весь энтузиазм!

GRAZIA:Как вы чувствуете себя в качестве отца трех детей?
К.Ф.:После рождения старшего ребенка я думал: у меня теперь есть сын, и все остальное — карьера, социальное положение — такая ерунда по сравнению с этим событием! Потом стало страшно: я осознал, как много решают мои слова и поступки. А главное, мысль о том, что все счастье и покой зависят от этого карапуза, ужасно меня пугала! Отцовство — истинное испытание для эго. По‑моему, только став родителем, можно узнать, кто ты есть на самом деле.

GRAZIA:Вам нравится быть знаменитым?
К.Ф.:Люблю, когда меня хвалят, но я не наркоман славы. Мечтать, чтобы тебе не давали проходу, как-то странно. Пусть лучше пять человек оценят мою работу, чем пять миллионов запомнят лицо, оставаясь равнодушными к моим персонажам. Я очень удивился, когда стал популярным. И до сих пор удивляюсь.

GRAZIA:Не боитесь утратить свое место в этой среде?
К.Ф.:Я характерный актер, а не суперзвезда. Как сказал, кажется, Джон Пристли: «Я никогда не был в моде, поэтому не могу из нее выйти». У меня нейтральная внешность — думаю, это мне помогло. Мое лицо легко изменить: его можно сделать как привлекательным, так и страшным. Видимо, поэтому меня далеко не всегда узнают на улице.

Читайте полное интервью с Колином Фертом в журнале Grazia!

ФОТО: GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.