Перед премьерой фильма «Что творят мужчины!» (на экранах с 28 февраля) исполнитель одной из ролей Константин Крюков рассказал редактору GRAZIA Анне Сиротиной о важности секса, любви со сроком годности и зависимости от света софитов.
КОНСТАНТИН КРЮКОВ
КОНСТАНТИН КРЮКОВ

GRAZIA: Ваша новая картина — о мужской ненасытности?
КОНСТАНТИН КРЮКОВ: Скорее о неразборчивости, а еще о присущем сильному полу юморе — вот два фундаментальных вопроса в фильме. У него, кстати, очень смешная предыстория. Съемки задумывались, когда всем членам команды было лет по 17−20. Естественно, тогда лента, в которой герои на спор должны переспать с рекордным количеством девушек, привлекала нас гораздо сильнее, чем сейчас. Но возможность воплотить ее на экране появилась только в прошлом году. Мы встретились и долго придумывали способ сделать интересной тему, оставшуюся в прошлом, пытались облагородить сюжет и втиснуть его в нынешние жизненные обстоятельства. В итоге просто сняли молодежное кино про то, о чем думает в определенном возрасте абсолютно каждый — о сексе…

GRAZIA: …который является обязательным условием любви, если я правильно понимаю основной посыл картины. Вы лично так же считаете?
К.К.: Я думаю, без физической близости у мужчины и женщины мало шансов на совместное будущее. Это неизбежная составляющая гендерного общения, особенно если люди живут вместе. Должны обязательно сообщаться и души, и тела. Мы изначально так задуманы.

GRAZIA: А у любви есть срок годности?
К.К.: На сегодняшний день я верю в отношения с серьезной перспективой, потому что они, на мой взгляд, гораздо интереснее, сложнее, шире, объемнее. Это как в работе: чем дольше и кропотливее трудишься, тем более выдающимся может быть результат. Женщины, находящиеся рядом, играют колоссальнейшую роль в твоем становлении как личности. Мне особо дороги и важны мама, любимая, дочь и бабушка — они никем не заменимы. Кроме того, у меня перед глазами есть множество образцов для подражания. К примеру, одна семейная пара, у которой я недавно гостил в Лос-Анджелесе: он — американец, она — русская. Мой папа когда-то им очень помог. В Советском Союзе было очень сложно выйти замуж за иностранца и тем более уехать из страны. Начало их отношений напоминает шпионскую историю: были и слежки, и история с выкупом — только бы ее отпустили жить за границу. Они с отцом дружат с тех самых пор.

КОНСТАНТИН КРЮКОВ
В новом фильме герою Крюкова и его друзьям предстоит за короткий срок соблазнить всех девушек на курорте!

GRAZIA: Ваши ближайшие родственники — Ирина Скобцева, Сергей, Алена и Федор Бондарчук. Казалось бы, прямая дорога на большой экран. Почему вы так долго шли к кино?
К.К.: Я туда особо и не стремился! У меня юридическое и геммологическое образование. Даже когда я впервые оказался-таки на площадке перед камерами, все равно был уверен, что больше на такое не пойду. Наверное, так случается с каждым, кто сразу попадает в масштабный и сложный фильм. Потом, правда, выяснилось: после окончания съемок у тебя начинается ломка — и хочется еще.

GRAZIA: Сейчас карьера актера для вас на первом месте?
К.К.: Как только накопился опыт, изменилось и отношение к профессии. Раньше я воспринимал ее как хобби, а теперь появилось желание пробовать силы во всем — от полного метра до сериального марафона. Интенсивная деятельность приносит соответствующее удовлетворение. Чем глубже ныряешь в такое дело, тем веселее становится!

GRAZIA: А какой аспект работы доставляет наибольший кайф? Может, вы любите смотреть на себя со стороны?
К.К.: Как раз наоборот! Мне обычно не нравится то, что я делаю на экране, — сразу становится ясно, сколько еще можно было бы исправить и улучшить. Удовольствие в том, что с каждым проектом ты погружаешься в чужую информационную среду, которой раньше не знал. За всю жизнь не испытаешь такое количество разных ощущений! Например, я никогда бы не влез на карниз шестого этажа, чтобы проползти до соседнего окна. Надо признать, быть актером — весьма азартное занятие!

GRAZIA: А еще у вас свой ювелирный бизнес! Скажите как профессиональный ювелир: почему девушки сходят с ума по сверкающим камням?
К.К.: У них есть весомое достоинство — цена. Такая же история и с произведениями современного искусства. Не всегда важно, что на холсте написано. Существенно, чего оно стоит сейчас и способно ли сохранять твои деньги в будущем. Бриллианты — лучшие друзья женщин, ведь они обеспечивают статус, закладывают некий фундамент, необходимый для уверенности. В общем, если хочется подарить возлюбленной что-то значимое, останавливаться надо именно на них.

КОНСТАНТИН КРЮКОВ
Съемка проходила в ТЦ «Метрополис» во время выездной редакции Grazia.

GRAZIA: Кого из мэтров ювелирного дела вы считаете примером для подражания?
К.К.: Мне очень нравится Рене Лалик. А если говорить о ныне живущих, я в восторге от Фаваза Груози. В процессе творческого становления этот уникальный мастер нарушил все существующие правила и изобрел собственные. Ему обязаны дороговизной черные бриллианты. А еще он начал оправлять золотом даже не слишком хорошие рубины и первый ушел от теории, что основное в бизнесе — стоимость и стопроцентное качество материалов. По его убеждению, упор нужно делать на дизайн и рекламу. Такая стратегия принесла ему большие деньги. Потом он женился на Каролине Шойфеле (владелица и вице-президент бренда Chopard. — Примеч. Grazia), и сложился эталонный ювелирный союз!

GRAZIA: А в какой стране, по‑вашему, наиболее благоприятные условия для человека с вашими навыками?
К.К.: Мой самый любимый город на свете — Москва, и у меня ни малейшего желания куда-то переезжать. Важно прежде всего, чем я занимаюсь, а не где живу.

GRAZIA: Какими свойствами характера вы особенно гордитесь?
К.К.: Я люблю в себе здоровое безразличие и рад, что редко иду на поводу у негатива.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/qXfB47fI3ZM» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>