GRAZIA: Кого вы изображали, когда играли в детские игры?
Ксения Раппопорт: У меня с детства была компания друзей намного старше меня. Несмотря на это, когда мы играли, например, в Маугли, мне доставалась роль матери-волчицы. Потом в институте моей первой ролью тоже была мама, на этот раз — утка. Так что, видимо, не случайно я и теперь часто играю мам.
GRAZIA: Все мы родом из детства. Как возникло стремление попасть на сцену?
К.P.: Не могу выделить момент, который был бы решающим в выборе профессии. Но зато хорошо помню спектакли, которые видела совсем маленькой, я была крайне впечатлительным ребенком. На спектакле «Муму» в Малом драматическом театре я так рыдала, что моей маме пришлось вывести меня из зала. Мы пришли на следующий день, чтобы досмотреть, но и вторая попытка не удалась. Я увидела этот спектакль полностью, уже став актрисой МДТ. И, кстати, окончила курс В.М. Фильш­тинского, который тот спектакль поставил.
GRAZIA: На петербургской сцене зрители видели вас в роли Елены Андреевны в спектакле «Дядя
Ваня» и Софьи в «Пьесе без названия». Кто из героинь ближе вам как женщине?
К.P.: Они очень разные. Елена Андреевна живет «головой», не позволяя чувствам и эмоциям взять верх над рассудком. А Софья — настоящий клубок страстей и эмоций. Со мной случается и то, и другое.
GRAZIA: Как вы находите компромисс между работой и семьей?
К.P.: Очень верное слово. Неприятное, но точное. Действительно, приходится находить некий компромисс. Что тут скажешь… Стараюсь делиться с близкими всем тем хорошим, что приносит моя работа.
GRAZIA: В фильме Кирилла Серебренникова «Юрьев день» у вашей героини в одночасье меняется жизнь. А вам самой никогда не хотелось повернуть свою судьбу?
К.P.: Не думаю, что мы управляем своей судьбой. Но от того, как принимаем ее и слышим, многое меняется. Такие повороты в моей жизни, конечно, были. В эти моменты чувст­вуешь невесомость, как в космосе.
GRAZIA: Вы стремитесь быть лучшей?
К.P.: Мне не близка в принципе сама суть соревновательности — кто сильнее, кто быстрее, кто лучше. Что твое — то твое, никуда не уйдет. А если ушло, значит, не твое было.
GRAZIA: Сейчас в четвертый раз снимаетесь у итальянского режиссера. Намеренно стараетесь работать в Европе или это чистая случайность?
К.P.: Я начала работу в новом фильме, который снимает итальян­ский режиссер-дебютант Джузеппе Капотонди. Почти все актеры этой картины заняты в театре, и это создает особую атмосферу на площадке. Ничего специально я не делаю для того, чтобы работать в Италии. У меня там даже нет агента. Просто если мне нравится история, сценарий, который мне предлагают, я соглашаюсь. О комфорте говорить не приходится, потому как играть на чужом языке гораздо сложнее. Ты не можешь свободно импровизировать. Думаешь в кадре не о смысле слов, а о том, как их правильно произнести. А если импровизирует партнер, можешь вообще не понять, что это он только что сказал.
GRAZIA: Чувствуете себя немножко итальянкой? Что вам близко в итальянской культуре?
К.P.: Совершенно не чувствую. Чем больше работаю с итальянцами, тем сильнее ощущаю, что я выросла в другой стране. А вот близость культур неоспорима — Санкт-Петербург, например, наполовину построен итальянцами.
GRAZIA: Что заставляет вас каждый раз возвращаться в Россию?
К.P.: В России живет моя семья, которая меня полностью поддерживает. А еще здесь моя дочь.
GRAZIA: Сколько ей лет?
К.P.: Ей четырнадцать лет. И она уже выше меня.
GRAZIA: Чему вы научились у своей дочери?
К.P.: Тому, что даже самые близкие люди могут иметь прямо противоположные взгляды на многие вещи.
GRAZIA: Летом в Петербурге вы снимались в фильме «Итальянцы» режиссера Джованни Веронези. Показали свой родной город итальян­ским коллегам?
К.P.: Скорее, это они мне показали несколько замечательных ресторанов в Петербурге. Дело в том, что итальянцы очень трепетно относятся к еде и ко всему, что с ней связано. И после тяжелого съемочного дня их больше всего интересовало, где можно вкусно поужинать.
GRAZIA: В этом году вы вели церемонию открытия международного Венецианского кинофестиваля. Это новый этап в вашей карьере?
К.P.: Это был довольно сложный и ответственный момент. А что за этап — там видно будет.

Полный текст статьи читайте в номере 37 от 4 ноября 2008.