GRAZIA: В феврале вы приступаете к съемкам фильма «О чем еще говорят мужчины». Куда поедете на этот раз?
ЛЕОНИД БАРАЦ: Не очень бы хотелось раскрывать основную канву. Действие происходит под Новый год и только в Москве. Больше нигде в географическом пространстве передвигаться не будем. Просто поедем в офис к Саше Демидову. В фильме присутствует детективная составляющая.
РОСТИСЛАВ ХАИТ: Я бы сказал даже, жанр близок к триллеру. В общем, это что-то, связанное с напряженным ожиданием.
АЛЕКСАНДР ДЕМИДОВ: Я не против.
GRAZIA: Вы рассказали всей стране о том, про что говорят мужчины… А о чем они молчат?
Р.Х.: О том же самом! Нам кажется, кино стало популярным, поскольку мы озвучили вещи, о которых многие из нас только думают.
Л.Б.: Есть, конечно, у меня в жизни секрета три-четыре, я про них никому никогда не говорил — ну и вам не скажу. Это какие-то случайные события и обстоятельства… Ты даже себе боишься признаться, что они с тобой произошли.
Р.Х.: Сложно произнести вслух, что тебя гладил страус.
Л.Б.: Хотя это было довольно занятно.
Р.Х.: А меня Леви Страусс!
GRAZIA: А кто придумал название вашего нового шоу?
Л.Б.: Сашка придумал.
А.Д.: Просто я ничего не делал, и ребята мне сказали: «Ну давай, напряги наконец свои мозги!» И вот я прикинул и выдал четыре названия, одно из которых, как оказалось, понравилось даже Константину Эрнсту.
Р.Х.: Это такой тройной каламбур, здесь есть «ни бе ни ме», «не Бени Хила» и «нехило».
GRAZIA: Считается, что импровизация должна быть хорошо подготовлена…
Л.Б.: Уверен, что каждый из нас может заявить однозначно — к этому шоу мы никак не готовимся!
А.Д.: Когда выходил наш спектакль «Актерские игры», мы много репетировали, набивали руку, а потом перестали это делать.
Р.Х.: У «Ни бе ни ме нехило» есть форма. И мы понимаем условия игры. А содержание дает зритель.
Л.Б.: Это все инициатива Александра Цекало. Он был уверен, что нам надо на телевидение, и постоянно гнул свою линию: «Ребята, ну, какие предложения?» Мы сказали, что не хотим ни писать, ни репетировать и вообще желаем тратить минимальное количество времени. И решили ничего не придумывать, не готовиться, а просто приходить и импровизировать.
А.Д.: Мне кажется, такую программу с нашим участием надо было делать лет пять назад, когда мы еще ощущали себя свежими и адекватными этому жанру. А сейчас, уже сорокалетние, боялись, что не потянем, что не осталось того куража.
Р.Х.: Беспокоились, что получится нормально. А нормально нас бы, конечно, не устроило.
Л.Б.: Пока результат не идеальный, но это лучше, чем нормально.
GRAZIA: Как давно вы дружите?
Л.Б.: Мы четверо и главный режиссер нашего театра Сергей Петрейков учились на курсе Владимира Сергеевича Коровина на эстрадном факультете ГИТИСа. Более того, все жили в театральном общежитии. Сначала вместе, а позже начали перемещаться по разным комнатам.
А.Д.: Я соседствовал с Камилем. Потом он женился, и я остался один. Затем ко мне подселился Слава, а я вступил в гражданский брак и уехал.
Л.Б.: Но брак оказался военным, потому что много ссорились.
GRAZIA: И каково вам уже много лет так тесно общаться?
Л.Б.: Да надоели друг другу.
GRAZIA: Что изменилось за эти годы?
Л.Б.: Прежде всего, нам приходилось терпеть немалую нужду.
КАМИЛЬ ЛАРИН: И чем только мы не занимались…
Р.Х.: Лишь лет восемь назад начали получать какие-то нормальные деньги за театральную работу.
Л.Б.: Если вы говорите о финансовой нужде — она существовала, но мы не страдали от этого. А вот бедственное психологическое положение у нас возникло уже позже, с возрастом. То есть эти две категории разошлись.
Р.Х.: Все распределилось разумно. У нас было отсутствие денег, но присутствие духа. Если бы мы тогда имели такие же материальные возможности, как сейчас, то, наверное, уже давным-давно ничем бы не занимались.
К.Л.: Так или иначе, в те времена мы были на большем психологическом подъеме.
Л.Б.: И с удовольствием вспоминаем, какую лестницу мы осилили. Но заново этот воз тащить уже не хочется.
А.Д.: Появись у нас деньги сразу, легко снесло бы башню.
GRAZIA: Предположим, вам предоставилась возможность сыграть четырех мушкетеров — кто бы кем был?
Л.Б.: Роли мы уже распределили.
Р.Х.: В будущем фильме есть сцена, где мы изображаем мушкетеров. И получилось, что я Портос, Леша (Леонид. — Примеч. Grazia) — Арамис, Камиль — Атос, а Саша — Д’Артаньян.
А.Д.: В жизни я бы так не стал делить. Потому что все захотят взять себе Д’Артаньяна, а я уж точно не он.
Л.Б.: В «Битлз» мы тоже идеально не распределяемся, не вписываемся в эти архетипы.
GRAZIA: Чем вас можно удивить?
К.Л.: Разденьтесь!
GRAZIA: Ну я в глобальном смысле…
Р.Х.: Мы неискушенные люди. Вот были на Мальдивских островах только что, пили виски, смотрели на заход абсолютно красного солнца в Индийский океан, слушали музыку Рыбникова из кинофильма «Тот самый Мюнхгаузен"и удивлялись тому, как прекрасен мир.
А.Д.: А я вот в Арабских Эмиратах решил попробовать процедуру, когда опускаешь ноги в бассейн, и стая рыб начинает их покусывать и обрабатывать. Это невероятно щекотно и удивительно.
GRAZIA: О чем сейчас мечтаете?
Л.Б.: Скажу словами Анатолия Эфроса (великий театральный режиссер. — Примеч. Grazia): если бы я обладал кнопкой, отключающей человеческое зло и хамство, было бы здорово.
GRAZIA: Какие качества вы считаете важными для мужчины?
Л.Б.: Храбрость и отчетливость.
К.Л.: Ответственность. А Слава ответил?
Р.Х.: Фигура, лицо не важно. А если серьезно, то ум и совестливость — качество, которое редко встречается сейчас. И еще соответствие окружающему миру.
А.Д.: Легкость. Если все эти вышеперечисленные качества сложить, то получится просто идеальный человек.
GRAZIA: А что привлекает в женщинах?
Р.Х.: Внешность.
Л.Б.: А мне больше нравится женственность. Но ее на отдельные составляющие лучше не разбивать.
К.Л.: Жизнерадостность и способность тебя понимать.
Л.Б.: Важно, чтобы было приятно на нее смотреть, а выпив, что-то ей читать, шутить и получать в ответ реакцию, на которую ты рассчитываешь.
А.Д.: Причем реакция должна быть не яркой и сногсшибательной, а адекватной.
Р.Х.: Нравятся женщины, заинтересованные жизнью.
К.Л.: А вот некоторые девушки заявляют: «Ну что ж, сорок лет скоро, уже практически пенсия…»
Л.Б.: Это вышедшие из оборота особы. Не надо с такими общаться.
Р.Х.: Пусть едут на какую-нибудь периферию, в Апатиты. Потому что это провинциальное мышление.
GRAZIA: Ну, а свои главные достоинства можете назвать?
Л.Б.: Юмор.
Р.Х.: Я бы еще добавил такое качество, как соразмерность жизни.
А.Д.: А я очень хороший.
К.Л.: А я добрый.
Р.Х.: Саша, не зная латинского языка, на нем выражается, а потом придумывает перевод. Последнее выражение: «Живите ради волны». На первый взгляд кажется, что это умно, а на второй — гениально.