Леа Сейду
Леа Сейду

GRAZIA: Пару лет назад вы уже работали с режиссером фильма «Дневник горничной» Бенуа Жако над картиной «Прощай, моя королева». Почему решили продолжить сотрудничество?
ЛЕА СЕЙДУ:Знаете, с недавних пор я стала уделять больше внимания качеству фильмов, в которых снимаюсь. Теперь выбираю только сценарии, по‑настоящему цепляющие за душу. И я точно знала, что участие в проекте Бенуа сможет примирить меня с кино.

GRAZIA: Что имеете в виду?
Л.С.:После картины «Жизнь Адель», которая получила «Золотую пальмовую ветвь» в 2013 году, я очень переживала: не знала, хочу ли продолжать этим заниматься, нравится ли мне вообще играть в кино. В то время про меня и мои отношения с Кешишем на съемочной площадке писали бог знает что (режиссер картины «Жизнь Адель» — Абдельлатиф Кешиш. Ходили слухи, что Леа с ним не ладила. — Примеч. Grazia). Я была выжата как лимон и перед камерой чувствовала себя парализованной. Работа с Бенуа оказалась лучшим лекарством: для него актеры всегда на первом месте, и он дает им свободу. С ним ты не ощущаешь себя марионеткой в чужих руках, а осознаешь, что многое зависит от тебя. К тому же у нас с Жако похожие характеры, и мы легко находим общий язык.

Леа Сейду
В картине «Дневник горничной» Леа вернется к образу коварной соблазнительницы.

GRAZIA: Похоже, для вас действительно важно взаимопонимание с человеком по другую сторону камеры?
Л.С.:Определенно. Перед началом съемок я стараюсь узнать о режиссере и его методах работы как можно больше, чтобы лучше понимать, чего он от меня хочет. И, кажется, у меня неплохо выходит! Благо, я научилась «шпионить» за людьми еще в детстве: мы с мамой много путешествовали по Африке — там я поняла, что нужно самой стать невидимой, если хочешь как можно глубже проникнуть в чужую культуру. С тех пор я практически всегда могу догадаться, что творится у человека в голове.

GRAZIA: За вами, например, закрепилось амплуа достаточно раскрепощенной актрисы, вы не боитесь откровенных сцен. Правда, «Дневник горничной» получился на удивление целомудренной картиной…
Л.С.:Режиссерам почему-то нравится делать из меня соблазнительную нимфетку. А Бенуа пошел другим путем: в его фильме я ни разу не появляюсь обнаженной. И большое ему за это спасибо: после работы с Кешишем уже и забыла, как сниматься в кино одетой! (Смеется.)

[PAGE] [/PAGE]
Леа Сейду
Леа Сейду

GRAZIA: Что вам меньше всего нравится в рабочем процессе?
Л.С.: Бесконечные дубли. Как раз из-за них у меня были проблемы у Абдельлатифа. Когда режиссер из раза в раз повторяет сцену, пытаясь добиться совершенства, притупляется актерский инстинкт. А я люблю входить в кадр свежей и не чувствовать тотального контроля.

GRAZIA: На площадке нового фильма бондианы «007: Спектр» есть место для импровизации?
Л.С.: О, здесь вообще особая история! Во‑первых, мы работаем в нескольких странах, так что сегодня ты в Лондоне, завтра — в Австрии или Марокко. И это не артхаусная лента, где один эпизод длится полчаса. Тут сказал пару предложений, и режиссер уже кричит: «Снято!» Я в таком ритме тружусь впервые, и мне страшно интересно.

Леа Сейду
Но вот удивительно — на этот раз в фильме обошлось без откровенных сцен с участием девушки

GRAZIA: Нашли общий язык с Дэниелом Крейгом?
Л.С.:Не то слово — он весельчак, каких поискать! На прошлой неделе снимали сцену, где он меня спрашивает: «Чем вы занимаетесь?», а я на полном серьезе должна ответить: «Убиваю людей». Это и с первого-то раза звучит комично, а на 60 дубле просто начинается истерика. А Дэниел только рад подлить масла в огонь… Кстати, по‑моему, не все это понимают, но Крейг без дураков очень хороший актер: вот он рубаха-парень, а уже через минуту — чистокровный аристократ. Наблюдать за ним — одно удовольствие!

GRAZIA: Какая роль у вас в «Спектре»?
Л.С.:Я не имею права раскрывать подробности — скажу лишь, что такую напарницу Джеймса Бонда вы раньше не видели. Эпохи меняются, а с ними исчезают и стереотипы — в том числе и в кино. Моя героиня — самая что ни на есть роковая женщина: не хочет ни в чем уступать мужчинам. Другими словами, абсолютно современная девушка.

[PAGE] [/PAGE]
Леа Сейду
Леа Сейду

GRAZIA: Кто из современниц вас вдохновляет?
Л.С.: Марион Котийяр — ее фильмографии можно только позавидовать. Но по-настоящему я обожаю Еву Грин. Мне в ней нравится все — и невероятная внешность, и совершенно потрясающая смесь эмоциональности и отстраненности.

GRAZIA: А как вы выходите из роли?
Л.С.: Никак. Вообще не считаю, что нужно это делать. Я — сумма всех моих ролей. И в подруге Джеймса Бонда меня ровно столько же, сколько, скажем, в героине фильма Бенуа Жако.

Леа Сейду
Леа Сейду

GRAZIA: Вы ведь до сих пор живете во Франции?
Л.С.: Да, в Париже. И представьте себе, езжу на метро, хожу в кафе. Франция — одна из немногих стран, где слава не делает тебя изгоем. Если однажды тут начнется такое же безумие, как, скажем, в Лос-Анджелесе, у меня будут большие проблемы: чтобы играть других людей, мне обязательно нужно за ними наблюдать.

GRAZIA: И какого «другого человека» в вашем исполнении мы увидим в следующий раз?
Л.С.:Еще более сумасшедшего, чем обычно! Я снялась в картине «Лобстер» греческого режиссера Йоргоса Лантимоса. Это антиутопия, в которой людям нельзя оставаться без пары дольше 45 дней: если за этот срок они не успевают найти партнера, их превращают в животное на их выбор. Моя героиня живет в лесу — она лидер одиночек, бунтующих против существующего миропорядка. И мне кажется, что в этом мы с ней очень похожи!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia