На показе Thierry Mugler осень — зима 2011/12 Леди Гага дебютировала в качестве модели. Выйти на подиум певице предложил ее стилист и новый креативный директор марки Никола Формикетти (слева).
Леди Гага вовсю готовится к выпуску альбома Born This Way: дает концерты (в самом разгаре ее американский тур), снимает клипы, участвует в фотосессиях… Тем не менее королева эпатажа нашла время, чтобы встретиться с GRAZIA и откровенно рассказать о своих странностях и недостатках — а также о главных правилах секса!

GRAZIA:
Леди Гага собственной персоной! Не представляете, с каким нетерпением Grazia ждала этого момента!

ЛЕДИ ГАГА: Я тоже очень рада вас видеть!

GRAZIA: Ваш наряд, как всегда, впечатляет — жакет и брюки из латекса телесного цвета, огромная пластиковая шляпа… Что вдохновило на его создание?


Л.Г.: Мне хочется, чтобы мои образы заключали в себе некое послание и заставляли людей задуматься. Сейчас, например, я изображаю гигантский презерватив! (Смеется.)

GRAZIA: И таким образом пропагандируете безопасный секс?


Л.Г.: Вот именно — но одними нарядами дело не ограничивается! Вместе с командой M.A.C я создала новый отенок помады Viva Glam: все средства от ее продажи поступят в благотворительный фонд M.A.C AIDS Fund, который оказывает поддержку людям, живущим с ВИЧ. По‑моему, отличный проект!

GRAZIA: Вы ведь уже не в первый раз сотрудничаете с этой маркой?


Л.Г.: Да, так и есть. Я настоящая фанатка косметики M.A.C! А еще мне очень нравится, что в их рекламных кампаниях участвуют обычные, несовершенные девушки. Прямо как я!

GRAZIA: Значит, не ощущаете себя безупречной звездой?


Л.Г.: Вы, наверное, шутите? Да, я добилась славы и успеха — но у меня нет ничего общего со стандартными голливудскими красотками. И меняться я не собираюсь! Отсюда мое главное послание поклонникам: принимайте себя такими, какие вы есть!

GRAZIA: А как ваши благотворительные проекты в области безопасного секса и борьбы со СПИДом сочетаются с максимально откровенными образами? Не видите здесь противоречия?


Л.Г.: Никакого! Я уверена: можно проявлять сексуальность в одежде и поведении и при этом уважать свое тело. Матери должны рассказывать дочерям, как предохраняться, — и чем раньше, тем лучше. Моя мама, например, начала посвящать меня в подробности лет в семь-восемь. Она всегда говорила: в юности часто кажется, что пришло время для интимных отношений, но на самом деле обычно это не так. Главное — не торопиться и осознавать важность и ценность физической близости.

GRAZIA: И вы следовали ее советам?


Л.Г.: Конечно! Я довольно долго ждала правильного момента — потеряла девственность только в 17 лет. Впрочем, даже тогда оказалась не готова, и все прошло ужасно… Как бы то ни было, я никогда не рискую и занимаюсь исключительно безопасным сексом — таковы мои условия. В противном случае играешь в русскую рулетку. Но, скажу откровенно, удовольствие от процесса я начала получать лишь два года назад.

GRAZIA: Вот так признание! Что же случилось?


Л.Г.: Во‑первых, я почувствовала доверие к партнеру, а во-вторых, наконец полюбила саму себя.

GRAZIA: Вернемся к имиджу — ваши невероятные костюмы постоянно будоражат общественное мнение. Но ведь воображение может когда-нибудь иссякнуть… Не страшно?


Л.Г.: Еще как! Переживаю, не сплю по ночам — а потом в голову приходит очередная идея. Вспомните мое появление на последней церемонии «Грэмми»: новый альбом, песня и этот сосуд — ну или яйцо, называйте как хотите, — в котором меня вынесли на сцену… Все получилось так, как я задумала!

GRAZIA: Кстати, долго вы сидели внутри той штуки? Мы слышали самые разные версии…


Л.Г.: Три дня. Честное слово!

GRAZIA: Похоже на фокусы Дэвида Блейна. Как же вы ели?


Л.Г.: Я бы предпочла сравнение с Дэвидом Боуи! Не хочу вдаваться в технические подробности, скажу только: эти три дня перевернули мой мир и в каком-то смысле помогли мне переродиться.

GRAZIA: Летом 2010-го вы рассказали, что у вас обнаружили волчанку… Как чувствуете себя сейчас?


Л.Г.: Все немного не так: врачи определили только предрасположенность к этой болезни. Я тщательно слежу за собой, чтобы не допустить развития симптомов. С тех пор как узнала о диагнозе, стала гораздо разумнее. Стараюсь больше отдыхать, много сплю… А еще обо мне заботятся мои близкие, за что я им бесконечно благодарна. В общем, в данный момент самочувствие в норме!

GRAZIA: Что делает вас по‑настоящему счастливой?


Л.Г.: Точно не алкоголь и наркотики! Многие считают меня полной оторвой: мол, я пью по‑черному и крепко сижу на кокаине. Не хочу никого разочаровывать, но этот образ не имеет ничего общего с действительностью. У меня самая обыкновенная жизнь: работа в студии, занятия йогой, встречи с друзьями… И, пожалуй, лучше всего я себя чувствую, когда приезжаю домой, провожу время с семьей и ем мамины спагетти с тефтелями.

GRAZIA: А материальная сторона успеха приносит радость?


Л.Г.: Вообще-то я начала серьезно зарабатывать только год назад! Хотя деньги у меня все равно не задерживаются: тут же спускаю их на костюмы и декорации. Но мне плевать: главное — сделать что-то действительно новое. А если в конце концов останусь ни с чем, всегда могу вернуться к родителям. Не понимаю, какой смысл в дорогих машинах и роскошных особняках? Я ставлю перед собой совсем другие цели.

GRAZIA: Вы говорите такие правильные вещи… Неужели никогда не теряли голову от собственной славы?


Л.Г.: После выхода альбома The Fame Monster у меня была реальная возможность поселиться в Голливуде и каждый вечер тусоваться со знаменитостями. Я провела там какое-то время и поняла: это не моя стихия. Взяла и помчалась на Восточное побережье, в свою маленькую нью-йоркскую квартирку. Никогда не устану повторять: самое важное — оставаться верной себе.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia