«Квартет И» выпустил новый спектакль — «Письма и песни мужчин среднего возраста времен караоке, дорожных пробок и высоких цен на нефть». Накануне премьеры редактор GRAZIA Анна Сиротина заехала в театр на Лесной и встретилась с одним из участников коллектива Леонидом Барацем. Актер рассказал нам о рабочих командировках в прошлое, способах победить депрессию и перспективах многоженства в России.
ЛЕОНИД БАРАЦ
ЛЕОНИД БАРАЦ

GRAZIA: Если считать фильмы, ваши «Мужчины» — уже трилогия. Что было самым сложным при работе над «Письмами и песнями»?
ЛЕОНИД БАРАЦ: Возвращаться в прошлое. Ведь мы обратились к пьесе, которую когда-то бросили писать. Просто забуксовали. Тогда показалось, что в ней слишком много персонажей и получается больно сложная конструкция. Но сейчас решили довести дело до конца, потому что уже четыре года не создавали ничего нового в театре. Только эпоха за это время сильно изменилась, и нам было непросто избегать конъюнктурных ходов и не скатываться в сатирический памфлет, особенно в некоторых эпизодах.

GRAZIA: Вы продолжаете развивать тему заблудившихся в жизни мужчин чисто по финансовым соображениям? Мол, уже знакомый бред привлечет и зрителей, и деньги…
Л.Б.: Готов обидеться на слово «бред».

GRAZIA: Но он вполне может быть и прекрасным!
Л.Б.: Тем не менее финансовая цель у нас не стоит во главе угла. Только когда зарабатываем на корпоративах. А на этот раз мы вообще рисковали, пытаясь обойти женскую тему. Хотя нас самих она продолжает волновать, порой даже сильнее, чем раньше.

GRAZIA: Говорят, девушка внимательно слушает мужчину только в одном случае — когда он разговаривает с другой представительницей прекрасного пола. Вы согласны с мнением, что большинство женщин заняты собой или соперницами, а вовсе не своими спутниками?
Л.Б.: Это тот случай, когда вопрос, скорее всего, будет интереснее ответа, поэтому скажу просто — да.

GRAZIA: А сами вы человек ревнивый?
Л.Б.: Все мужчины такие, тут не приходится выбирать. Когда считаешь ее своей любимой — удержаться невозможно.

GRAZIA: Но ведь девушки часто специально дразнят партнера, флиртуя с другим…
Л.Б.: Им вообще свойственно манипулировать окружающими. Проблема в том, что иногда они поступают так абсолютно несознательно, и это серьезнее и больнее, потому что в таком случае их не в чем упрекнуть. Но если подобные вещи делают намеренно, мой отпор будет ожесточенным.

GRAZIA: Значит, вам не нравятся целеустремленные девушки, готовые на различные манипуляции ради, например, карьеры?
Л.Б.: Не вижу ничего плохого в их стремлении чего-то добиться в жизни наравне с мужчинами. Просто я таких не люблю. Дай бог им здоровья.

ЛЕОНИД БАРАЦ
В новом спектакле мужчины не только разговаривают, но и читают письма, адресованные «взрослым», «дорогим маме и папе», а то и «всему населению Российской Федерации»!

GRAZIA: Так ведь мужчин, готовых обеспечивать семью, в России не хватает. Что вы думаете о многоженстве как о способе дать всем одиноким немножко счастья?
Л.Б.: Мне кажется, рассуждать на эту тему нет никакого смысла, ведь в нашем обществе существуют сложившиеся иудеохристианские традиции. Ислам в этом отношении, наверное, честней, потому что в реальности огромное количество мужей все равно живет не одним браком. У них, особенно у тех, кто финансово состоятелен, есть и законная жена, и еще одна, незаконная, и молодая любовница впридачу. И очень часто все три друг о друге знают и вполне спокойно мирятся с подобной ситуацией.

GRAZIA: Вы на данный момент человек богатый и знаменитый. Что из того, о чем фантазировали в детстве, пока не исполнилось?
Л.Б.: По большому счету я и не то и не другое — скорее довольно состоятельный и немного известный. Мы произносили уже со сцены, что мечты остались в детстве — это что-то такое светлое, не омраченное бытовыми подробностями, безоблачное. А в нашем возрасте есть только цели. Вот я планирую купить в Одессе дом у моря — нужно кучу денег потратить на землю, потом массу нервов на строительство. Какая же это мечта?

GRAZIA: У всех бывают черные дни, когда опускаются руки. Что конкретно вы делаете в таком состоянии?
Л.Б.: Если совсем плохо, я пью. Пока есть силы, может «сработать» какая-то левая нагрузка. Скажем, идешь в зал и занимаешься спортом. У меня есть футбол, где я отключаюсь и мне прекрасно. Или по Кортневу: «Если на свете не хочется жить, нужно покрепче любимых любить, если любимых полюбишь, точно себя не погубишь». А уж если не помогло, следует немедленно выпить.