Юля (27 лет, химик), которой любовь к джазу и Нью-Йорку помогла встретить любовь всей жизни. И обручиться онлайн!

«Мы познакомились с Габриэлем в Нью-Йорке в августе 2018 года. Я тогда писала кандидатскую по химии в университете в США и иногда приезжала на выходные в Нью-Йорк, с которым у меня давняя любовь. В основном ради концертов. Обычно на джазовые мероприятия друзья со мной не ходили, поэтому на Стэнли Джордана я пошла одна. Так же сделал и мой будущий муж. Так вышло, что нас посадили за один столик, и мы разговорились. С того вечера мы виделись почти каждый день до моего отъезда. С тех пор и встречаемся — на расстоянии. Последний раз виделись в начале марта: я ездила в Нью-Йорк по работе и улетела, когда стало ясно, что ситуация с вирусом набирает обороты. Он должен был прилететь следом: планировал вылететь 17 марта. А 16 марта объявили, что с 18-го числа въезд иностранцам в Россию будет закрыт. Учитывая длительность перелета и разницу в часовых поясах его прибытие как раз на 18-е и выпадало. В общем, мы остались на разных континентах. Несмотря на грусть и обиду по поводу закрытия границ, не могу пожаловаться на какие-то особенно негативные эмоции. Мы уже привыкли к тому, что для наших встреч нужно прикладывать значительные усилия, и эта ситуация отличается лишь большим количеством переменных.

Несколько дней назад мы обручились: Габриэль сделал мне предложение по Zoom. Он смонтировал анимированное видео про нашу love story, в конце которого был «тот самый» вопрос. Было волшебно. И сейчас мы очень счастливы. Что до отношений на расстоянии и влиянии на них разлуки, честно говоря, мы видим в этом множество плюсов. Нам это помогло очень быстро расставить приоритеты и научиться четко проговаривать все проблемы. Когда люди все время рядом, они начинают судить по интонациям, поведению. А при дистанционном общении, если четко что-то не проговорить, партнер точно ничего не поймет. Кроме того, это требует намного больших усилий над собой и совместной работы над отношениями. Из нас двоих Габриэль более оптимистичен, конечно: всегда может убедить, что это пройдет и что мы справимся, а как — «это мы сейчас вместе и придумаем». Общаемся много, но общительность — это вообще наша черта. А еще много читаем, готовим одно и тоже, берем одинаковые курсы, смотрим фильмы, «встречаемся» с друзьями. Для нас карантин — это возможность делать что-то новое вместе. Например, перезнакомить всех друзей и родственников между собой, поучить моих племянниц в Калифорнии испанскому, устроить коктейльную вечеринку с ребятами из девяти разных стран, смонтировать мини-фильм о жизни во время изоляции. Словом, можно извлечь много полезного из этого времени, главное — перебороть страх и отчаяние».


Вероника (25 лет, координатор образовательных и культурных проектов), которая не виделась с мужем больше двух месяцев

«С мужем Остапом мы познакомились примерно четыре года назад в Китае, учились там в одном университете. Вместе мы уже около трех лет, чуть меньше года назад поженились. Живем мы в Пекине, а во времена, когда ситуация с коронавирусом только-только началась, были в Камбодже — ездили в отпуск. Из-за вируса решили не возвращаться в Китай и полетели в Москву, где на конец января не было еще ни одного подтвержденного случая заболевания. Тогда я была уверена, что за пределы КНР все это не выйдет. Подобные эпидемии там уже не раз происходили, обычно там же и оставались. Вот я и предполагала, что через пару недель мы вернемся обратно. В итоге получилось так, что мы застряли в России на два месяца: провели здесь февраль и март. Честно говоря, сначала мне это даже нравилось. В обычной жизни в Китае мы с мужем часто бываем в командировках, много устаем и мало видимся. А теперь появилась возможность наконец-то быть вместе все 24 часа в сутки. Мне кажется, этот период хорошо сказался на наших отношениях, было классно. Однако вскоре стало ясно, что нам надо возвращаться: заканчивались визы, без продления которых мы не могли бы пересечь границу Китая. К тому же в Пекине остались все наши вещи: из Камбоджи мы прилетели в Москву в летней одежде и даже без компьютеров. К сожалению, из-за некоторой бюрократии у меня улететь не получилось. А вот у Остапа проблем с документами не было, и он уехал. Мы подумали, что я отправлюсь следом, как только улажу вопрос с бумагами. Однако буквально через пару дней Китай объявил, что закрывает границы. Коллеги с работы предлагали мне в срочном порядке брать билет на последний оставшийся рейс, но это было невозможно: меня бы просто арестовали за нарушение визового режима. В общем, я очень расстроилась. Во многом из-за того, что знаю, насколько китайское правительство порой бесчеловечно относится к индивидууму. К тому же я гражданка России, а мой муж — гражданин Украины, а это значило, что он не сможет вернуться в Москву, даже если захочет. Сейчас мы в ситуации, когда я не могу въехать в Китай, а он не может въехать в Россию, потому что въезд иностранцев в Россию тоже запрещен.

Мое отношение к происходящему — это бессилие и пессимизм. При этом я понимаю, что мы довольно долго вместе и что разлука вряд ли скажется на наших отношениях негативно. Просто неприятно не знать, когда это кончится. Я всячески поддерживаю карантин, но не совсем понимаю, как можно полностью закрывать авиасообщение. Допустим, в нашей с мужем ситуации нет ничего страшного: мы оба здоровы, и с нами все в порядке. Но ведь есть пары и семьи, где кто-то заболел, где случилась беда. Им ведь нужна помощь и поддержка. Карантин, конечно, мешает поддерживать связь. Не в том смысле, что вы на расстоянии. А в том, что в обычной жизни мы все куда-то ходим и что-то делаем, получаем впечатления — в общем, у нас есть что обсудить. А теперь все разговоры волей-неволей скатываются к коронавирусу. Да, это то, что на повестке. Но это вводит в большую апатию. С мужем мы переписываемся и созваниваемся каждый день, и я бы не сказала, что онлайн-общение утомляет. Все-таки у нас разные часовые пояса, мы совпадаем всего на пять часов в день. Да, кстати, из-за всей этой ситуации у меня совершенно сбился режим! Положительных моментов лично я в этом найти не могу. Единственное — наверное, хорошо, что Остап смог уехать, потому что это повышает шанс того, что я смогу вернуться как можно скорее, оформив визу жены. Ну и, останься он здесь, нам бы пришлось проводить изоляцию с моими родителями. Что, конечно, не очень удобно. Всем, кто оказался в подобной ситуации, я советую не забывать проявлять знаки внимания: заказать на дом цветы или какую-то книгу. Чтобы что-то напоминало о жизни вне карантина. И проявлять свое присутствие не только через онлайн».


Екатерина (24 года, PR-менеджер театрального фестиваля), которая весьма удачно съездила в Италию этой зимой

«Мой роман на расстоянии длится почти пять месяцев. Из них физически мы были вместе всего полторы недели. Разумеется, за это время мы должны были не раз увидеться, если бы не чертова пандемия. Познакомились мы этой зимой, когда я ездила в Турин. Это был органичный коннект: мы встретились на следующий день и с тех пор не расставались. За те дни, что мы были вместе, нами были пройдено сразу множество этапов, которые иные пары проходят в течение нескольких месяцев и даже лет. Я познакомилась с его родителями, братьями, родственниками, друзьями, пожила у него дома… Перед моим возвращением в Москву мы договорились, что продолжим общаться. В какой-то момент он сказал, что хочет приехать в Россию, и мы уже даже начали все планировать. Одновременно с этим начались разговоры о коронавирусе, в которые поначалу верилось слабо. Потом в конце февраля мы резко очнулись: когда поняли, что в Италии начала твориться какая-то дичь. Туроператор категорически рекомендовал Симону остаться, на этом же настояли его родители. Тогда мы и осознали, что вся эта история, которая, как казалось, идет фоном, мимо нас не пройдет. Тогда у меня сразу включился режим параноика. Мне казалось, что вирус — не проблема, что его нет, что это все отговорки, чтобы не приезжать. Я срывалась, мы ссорились. Потом, конечно, успокоилась, и сейчас мне даже немного стыдно за свое поведение.

Вопросов сейчас у меня очень много. Когда это кончится, учитывая, что показатели оставляют желать лучшего? Стоит ли продолжать эти отношения? А если эпидемия затянется надолго? А вдруг формат общения по Skype дает неправильное представление о нас самих? Может быть, мы друг другу абсолютно не подходим, например, в бытовом плане? Не пора ли все это свернуть? Особенно часто эти мысли посещают меня, когда я читаю статьи с прогнозами о закрытии границ до сентября. Или о том, как «Аэрофлот» или S7 предполагают, что международные перевозки возобновятся лишь следующей весной. От таких новостей у меня просто крышу сносит. Я пыталась себе выдумать какие-то эмоциональные установки или закончить все это сейчас, чтобы потом меньше страдать. Но в итоге, честно говоря, мы еще больше стали общаться. Все время созваниваемся, переписываемся, обижаемся друг на друга, если кто-то вдруг не сразу отвечает. Говорим обо всем на свете, узнаем друг друга. В первые несколько недель мы постоянно обсуждали новости, статистику, но потом, естественно, надоело. Нельзя же бесконечно об этом говорить! Иногда немножко мечтаем: о поездке на юг Италии или даже смене места жительства. Не просто в формате «а давай съедемся», а именно говорим про конкретные действия. С постоянной верой, что сейчас это все закончится. Именно на карантине мы сошлись на том, что у нас отношения. То есть договорились о том, что ни у кого ничего не будет на стороне. Удивительное дело, что ментально мы стали ближе, при том что физически — дальше. Я не знаю, что происходит у него в голове, но он во всяком случае — и это мотивирует меня оставить все как есть — говорит: «У нас все будет хорошо». Он не хочет сдаваться. Честно говоря, я бы давно сдалась, если бы не он».



Надя (36 лет, финансист), которая успела выйти замуж в последний день работы загсов

«С Давидом мы познакомились чуть больше года назад: он испанец, был в Москве в качестве туриста. Начались отношения, мы провели несколько отпусков вместе, но это были отношения на расстоянии, от раза к разу, от отпуска к отпуску, от выходных к выходным. В этом году мы поженились. Случилось это за день до закрытия загсов. То есть получается, что в последний раз мы виделись в первую брачную ночь: 28 марта мы расписались, а 30-го он уже улетел. Остаться на подольше он не мог из-за визы, а я не полетела с ним, потому что на тот момент Евросоюз уже закрыл границы на въезд неграждан. Хорошо, что мы успели зарегистрироваться хотя бы здесь. Когда вся ситуация только начала набирать обороты, Давид, едва вернувшись из командировки в Австралию, быстро купил билеты и прилетел в Москву 12 марта. Это было везение: уже на следующий день Россия перестала пускать иностранцев. Во всей этой истории неприятной оказалась непосредственно роспись (мы регистрировались в Барвихе). И дело не в том даже, что был закрыт зал торжественной регистрации и что мы были в масках и перчатках, нет. Просто… нам даже не сказали каких-то добрых слов. Регистрация должна была быть длинная, на двух языках, а в итоге мне просто сунули документ, сказали: «Подпиши здесь и здесь и дай мужу подписать». И все. На этом дело закончилось. Сотрудники загса были в черных костюмах, а не как положено — в чем-то светлом. Неприятный осадок, в общем. Но по большому счету день свадьбы прошел замечательно — так, как мы хотели. Мы были только вдвоем, прекрасная солнечная погода, пустая Москва — ну прямо сказка.

Мы созваниваемся пару раз в день, много переписываемся, ужинаем по видеосвязи. Вообще наш роман невероятно насыщен сейчас: мы не количеством, так качеством доказываем друг другу, что мы вместе. Наверное, это такая проверка. Мы отпустили ситуацию, приняли ее. Не паникуем и просто ждем. Как только станет возможным, сразу начнем оформлять документы — двигаться в направлении мечты, чтобы быть рядом. Когда мы наконец-то увидимся, наверное, сначала будем очень долго обниматься, а потом постепенно станем претворять в жизнь то, что планировали делать уже в мае, апреле: готовиться к свадьбе и медовому месяцу».


Ксения (бренд-менеджер, 27 лет), которая жалеет о том, что не опоздала на самолет из Киева до Москвы

«Мы познакомились по работе и встречаемся довольно давно. У нас отношения на расстоянии. Киев — Москва, Москва — Киев. В последний раз виделись 12 марта. Тогда я приезжала в Украину на выходные. Дальше мы должны были увидеться 1 апреля, тогда коронавирус был только в Европе и по большей части в Азии. Мы все думали, что это ненадолго и нестрашно. Самое обидное, что на самолет из Киева в Москву я опаздывала, как, впрочем, и всегда. И даже уговорила бортпроводницу открыть дверь специально для меня. Сейчас думаю, опоздай я на рейс — было бы лучше.

У меня было несколько стадий принятия. Первые две недели я бешено искала способы попасть в Киев, потом начала злиться, потом стала готовить 150 блюд в день, заниматься спортом, быть суперэффективной. Потом была стадия депрессии. Сейчас я просто зависла в меланхоличной нирване, которая прерывается Skype-коллами. Если честно, я не думаю, что карантин скоро закончится. Надеюсь, что границы откроют хотя бы в июле. Хотя бы для тех, кому очень надо. Правда, учитывая, как к режиму изоляции относятся в России… Даже не знаю, реалистично ли такое. Хочется верить, что 20 сентября, мой день рождения, я проведу вместе со своим молодым человеком. Мне кажется, за все это время мы сблизились. Вообще очень важно во время отношений на расстоянии, когда человек не может подойти и обнять тебя, уметь разговаривать о проблемах. Думаю, такой опыт всем пойдет на пользу. Это как такая проверка на прочность. Поэтому у меня нет страха, что отношения из-за вынужденной разлуки подойдут к концу. Могу ли я найти в происходящем хотя бы один положительный момент? Конечно. Теперь я знаю все мемы в интернете! И умею их находить со скоростью один мем в секунду. Я научилась готовить самые вкусные на свете завтраки, моя собака счастлива, что я дома. Иногда думаю, что это она выдумала карантин, чтобы я не уходила на работу. В нашей паре я настроена более пессимистично. Потому что в Украине сейчас не такой пик заболевания. И учитывая, что я живу в Москве, где половина заболевших… Короче говоря, да, я пессимист, я ору на всех, кто ходит без маски и шляется по улицам без дела. Поэтому это он меня поддерживает в основном. Мы созваниваемся два раза в день, когда я совершаю свой легальный выход на улицу с собакой. Остальное время переписываемся. Поскольку у меня такие отношения уже долгое время, я привыкла: нам всегда есть о чем поговорить. Что могу посоветовать людям, оказавшимся в такой ситуации? Вспоминать счастливые моменты и строить планы на классное будущее».

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.