Перед премьерой ремейка «Джентльменов удачи» (в прокате с 27 декабря) редактор GRAZIA Анна Сиротина встретилась с исполнительницей главной женской роли Мариной Петренко, чтобы узнать, почему ее понизили в должности, когда помогает бесстыдство и в каких ситуациях проще поверить на слово, чем искать правду.
МАРИНА ПЕТРЕНКО
МАРИНА ПЕТРЕНКО

GRAZIA: В оригинальной версии ваш персонаж был мужчиной… Почему решили сменить ему пол?
МАРИНА ПЕТРЕНКО: И понизить в звании к тому же? Да, в первоисточнике Славин — старлей, а с меня перед первым съемочным днем сорвали звезду и превратили в обычного лейтенанта. Я сопротивлялась, но такова воля режиссера. А по сути ход со сменой пола дал возможность построить лирическую линию. Я не только внедряю Трешкина в банду — у нас с ним складываются романтические отношения.

GRAZIA: При работе над ролью вы консультировались с реальными служителями порядка?
М.П.: Нет, на площадке главным считалось воображение создателей фильма. Какие-то вещи я по собственной инициативе спрашивала у ребят, которые служили. Скорее, важно было поймать особую манеру поведения наших сотрудников органов внутренних дел.

GRAZIA: Без чего нельзя снять хорошую комедию?
М.П.: Необходимо бесстыдство — конечно, в хорошем смысле слова. Готовность быть смешной. В «Джентльменах» для эпизода, когда мой персонаж прикидывается дворничихой, мне сделали такой румянец, будто сперва я обгорела на солнце, а потом обморозилась. Плюс нелепые шапка, валенки, метла. Это здорово, забавно. И пусть я даже некрасиво выгляжу — пожалуйста, эксплуатируйте.

GRAZIA: В оригинальной картине бандиты и вправду были джентльменами советского «разлива». Но современные преступники — скорее безжалостные чудовища. Какими предстают уголовники в ремейке?
М.П.: Мне кажется, несчастными жертвами обстоятельств. Сейчас любого могут подставить и посадить в тюрьму. В фильме именно так и произошло с одним из героев. А бывает, человек нарушает закон, потому что его нужда заставила. Наши персонажи просто хотели жить хорошо, но у них не получилось, и теперь за ошибки приходится расплачиваться свободой. Они позитивные, добрые люди, которые оступились в погоне за финансовым благополучием. Такое может случиться с каждым.

GRAZIA: А вы сами любите деньги?
М.П.: В этом смысле я иррациональный человек. Не всегда знаю, сколько получаю за тот или иной проект. Мама постоянно удивляется: «Как это тебе не сказали размер гонорара?» Деньги поступают моему агенту, я потом забираю. Не интересуюсь точной суммой, предпочитаю верить. В каких-то ситуациях меня легко обмануть — иногда даже понимаю, что есть подвох, но закрываю глаза. Проще поверить, чем разбираться.

Марина Петренко
Во время фотосессии для Grazia Марина интересовалась всеми аспектами съемочного процесса!

GRAZIA: Ваш персонаж находит свою любовь. Можете вспомнить, когда впервые испытали это чувство?
М.П.: В пятом классе — правда, оно было безответным. Мне нравился мальчик на два года старше. Однажды отмечали Восьмое марта, на улице лило как из ведра, и мой объект воздыхания вышел со двора с одноклассницей. Он открыл над ней зонт, они выглядели как влюбленная пара… А я стояла под дождем, насквозь мокрая, и рыдала взахлеб, глядя вслед.

GRAZIA: Но теперь вы, взрослая и красивая, наверняка знаете, как добиться взаимности?
М.П.: Все зависит от женщины, ее мудрости. Мужчины, по сути, существа примитивные, их главная функция — обеспечивать семью, зарабатывать деньги. А девушка должна быть гибкой и понимать, что и когда нужно ее любимому. Иногда требуется просто дать человеку выговориться. Пусть звучит трехчасовой монолог, нужно позволить высказаться по полной. Если ты ему этого не обеспечишь, найдется кто-то другой. И когда чувствуешь, что у парня подъем и прилив страсти, нельзя отказывать — мол, извини, у меня болит голова… Он в первый раз, второй, третий не встретит взаимности с твоей стороны — а потом уйдет к той, что посговорчивее будет.

GRAZIA: Получается, надо уступать во всем?
М.П.: В подавляющем большинстве случаев необходимо искать взаимные компромиссы. Это закон совместной жизни. Впрочем, и в творчестве почти те же правила. Существуют, конечно, моменты, когда соглашаться уже невозможно, любому послушанию есть предел. Например, тебе говорят: «Ты давай разденься в кадре просто так и постой…» Здесь ответ категорический — нет!

GRAZIA: Значит, для успеха и благополучия не нужно слишком сложных стратегий?
М.П.: Когда я училась в Киеве в институте лет восемь назад, то пришла к мысли, что женщинам вообще легче, чем мужчинам. Если у тебя более-менее симпатичное лицо и не кромешная тьма в голове, все обязательно будет хорошо. Изначально нам отмерено больше, потому что мы даем жизнь. И поэтому нужно просто быть мудрой, а не мудрить излишне.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/NqyutTXgLD8» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>