30 августа в прокат выходит комедия «Вождь разнокожих» по мотивам рассказа О. Генри. В фильме действие перенесено из провинциальной Америки прошлого века в современную Москву, а папа мальчика «превратился» в маму — деловую женщину в исполнении Марии Мироновой. GRAZIA узнала у актрисы, близка ли ей роль «железной леди», почему она не хочет появляться на одной сцене с сыном и чего ждет от нового сезона.
Мария Миронова
Мария Миронова

GRAZIA: Мария, в фильме вы играете жесткую, неуступчивую женщину. Роль далась легко?
МАРИЯ МИРОНОВА: Мне сразу приглянулся этот образ, потому что я всегда хотела исполнить мужскую роль. Это, конечно, не совсем то, о чем я мечтала, но моему персонажу действительно присущи качества, чаще встречающиеся среди представителей сильного пола.

GRAZIA: А вам самой такие черты свойственны?
М.М.: Какие-то проявления, безусловно, присутствуют, потому что я их осознанно в себе развивала.

GRAZIA: Как считаете, неуправляемый характер сына вашей героини — это ее вина? Мальчик стал таким из-за недостатка внимания?
М.М.: Конечно! В фильме как раз говорится в частности и о том, что если из- за карьеры забросить воспитание ребенка и упустить какой-то момент, жди непредвиденных ситуаций. В наше время полная свобода детей чревата неприятностями, но и без нее никак…

GRAZIA: Вы гордились бы таким самостоятельным сыном?
М.М.: Хорошо бы, чтобы помимо этого качества он обладал неким внутренним стержнем и умел максимально полно реализовывать свои возможности.

GRAZIA: Вы играете настоящую бизнес-леди — а сами никогда не думали попробовать силы в чем-то похожем?
М.М.: Смотря что подразумевается под бизнесом. Если мы переводим это слово буквально, как «дело», то им я и так уже занимаюсь — являюсь одним из учредителей благотворительного фонда поддержки деятелей искусства «Артист». Но естественно, здесь работают другие механизмы и преследуются цели не личного обогащения, а диаметрально противоположные.

GRAZIA: В рассказах О. Генри финал всегда оказывается неожиданным. С вами случались похожие истории или повседневность не бывает столь остросюжетной?
М.М.: Почему же, реальность не менее парадоксальна. Чем дальше, тем яснее я понимаю, что мы постоянно возлагаем на нее всяческие ожидания. Ну пожалуй, кроме детей. Предел их мечтаний — разве что мороженое, и то иногда они его не получают… Жизнь ежедневно переворачивает любые наши представления о ней.

GRAZIA: И какие же ожидания вы связываете с грядущим сезоном? Что у вас запланировано на ближайшие месяцы?
М.М.: В паре с Даниилом Страховым я сыграла в картине «Апофегей» по повести Юрия Полякова. При советской власти это произведение было запрещено, долгое время лежало на полке, и только сейчас его экранизировали. Надеюсь, в следующем году состоится премьера. Кроме того, снимаюсь в новой экранизации «Трех мушкетеров», режиссером которой выступил Сергей Жигунов. Мне досталась роль Анны Австрийской. И в наступающем сезоне планирую приступить к репетициям спектакля по пьесе Александра Володина «Пять вечеров» в театре «Ленком».

GRAZIA: Успеваете при таком графике следить за событиями в стране? Как относитесь к влиянию церкви на современные российские реалии?
М.М.: Религия и вера не имеют никакого отношения к светской жизни.

GRAZIA: А если вам предложат сыграть в фильме, героини которого напоминают участниц группы Pussy Riot, — согласитесь или откажетесь?
М.М.: Я воспринимаю все произошедшее как скандальную историю с последовавшим пиаром. Мне понятны цели девушек — и они отнюдь не добрые. А потому просто неинтересно принимать в этом участие. Я раньше играла Кармен — в моем понимании роль очень хорошо отражала суть происходящего сегодня. То, как быстро делаются имена и карьеры на скандале. Насколько важен момент якобы прорыва к свободе. Тема трагичная, ведь в результате ни к чему хорошему это не приводит.

Мария Миронова
Партнером Марии по съемочной площадке стал Дмитрий Дюжев. Ему досталась роль одного из похитителей несносного сына главной героини

GRAZIA: В продолжение темы о Кармен — как считаете, в погоне за целью хороши все средства или есть какой-то предел допустимого?
М.М.: Сейчас нет рамок. Можно войти в храм Христа Спасителя и сделать то, о чем уже все знают. Важно понимать, ради чего человек так поступает — руководит им искреннее заблуждение или корысть. Если он самозабвенно ошибается, то его можно оправдать, понять и простить.

GRAZIA: Ваш сын учится на актерском факультете. Думали о том, чтобы выйти с ним на одну сцену или съемочную площадку?
М.М.: Не хотела бы, чтобы у него возникла какая-то профессиональная привязка ко мне. У Андрея должна быть своя яркая судьба, та, которую он изберет сам. Не желаю, чтобы люди думали, будто у нас с ним какой-то семейный бизнес.

GRAZIA: Но сотрудничество самостоятельности не помеха…
М.М.: Еще какая!

GRAZIA: К тому же сравнений все равно будет сложно избежать.
М.М.: Вопрос в том, вступаю я в эту игру или нет. Я сделала свой выбор, а остальное меня не волнует.

GRAZIA: Что вы считаете самой большой удачей в своей жизни?
М.М.: Рождение ребенка в 18 лет.

GRAZIA: А какие качества назвали бы своими главными достоинством и недостатком?
М.М.: Черты характера, которые мы определяем как негативные, порой неожиданно становятся достоинствами — и наоборот. Все очень расплывчато. В последнее время я стараюсь найти и не потерять гармоничное состояние — миролюбивое, бесконфликтное и принимающее. Какие-то вещи, безусловно, мешают — к примеру, то самое мужское начало, о котором мы говорили. Потому что от природы я все же женщина.

GRAZIA: Каким жизненным принципом вы руководствуетесь?
М.М.: Чем больше излучаешь позитивного устремления, тем больше его конструируется вокруг, притягивается к тебе. И в этом смысле ты хозяин своего мира — просто формируешь его настроением.

Интервью: Анна Сиротина

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/QzOxDzIKOEo» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>