GRAZIA: Свердловский театр музыкальной комедии вложил в постановку мюзикла огромные деньги, собрал команду талантливых людей: режиссера Нину Чусову, композитора Сергея Дрезнина, художника Павла Каплевича. Вам не страшно было браться за роль в таком грандиозном проекте?
Мария Виненкова: Что тут страшного? Наоборот, здорово! Голова разрывалась от мыслей о Екатерине Великой. Думала, лишь бы все получилось, и в конце не оплошать.
GRAZIA: Как вам работалось с известным московским режиссером Ниной Чусовой?
М.В.: Нина- очень властная женщина, но не подавляющая. Я стала гораздо увереннее в себе. Если бы год назад мне сказали, что буду играть Екатерину Великую, — рассмеялась бы в лицо- какая из меня императрица! У меня ведь маленький рост и 
амплуа лирической героини. А Нина увидела во мне другое, вытащила сложность моего собственного
характера. В каждом из нас есть и 
Бог, и дьявол. Роль помогла мне стать свободнее, по‑женски раскрепощеннее. Например, я боялась переборщить в сцене с кавалергардами.

В ней Екатерина- слабая женщина, разочаровавшаяся в жизни. Она пытается соблюдать приличия, но ей так плохо и хочется тепла, что она бросается в объятья прекрасных мужчин. Нина Чусова просила меня сыграть простую женщину. Я очень боялась перейти грань, но режиссер говорила: «Лучше пережми- если что, я уберу».
GRAZIA: А в жизни вам нравится, когда вокруг все бурлит, или предпочитаете уединение?
М.В.: И то, и другое. Просто, в отличие от других людей, у меня перемены происходят чаще. Я ведь молодая мама! Так что после репетиций занимаюсь шестилетним сыном. А когда собираемся с друзьями, перетягиваем одеяло друг у друга- каждый хочет быть в центре внимания.
GRAZIA: Сын будет артистом?
М.В.: Уже взыграли артистические гены. Ходит на бальные танцы, в школу мюзикла, цирковую студию, художественную школу. Изрисовал в квартире все, что можно!
GRAZIA: Он гордится вами?
М.В.: Да, ужасно рад, что его мама- актриса! Всем об этом рассказывает. И я хочу быть достойной своего ребенка.
GRAZIA: Вы, наверное, считались первой красавицей в школе?
М.В.: В моей жизни были разные периоды. Для работы актеру необходим колоссальный жизненный опыт. Подумаешь, прослыть первой красавицей в классе- разве это опыт? Другое дело, например, перенести бойкот. Мне однажды в школе объявили его, потому что на дискотеке все сидели, а я встала и начала приглашать парней на танец, а потом они меня. Вечер удался, но счастье длилось недолго. Ничего, пережила. Зато какая гора впечатлений и опыта!
GRAZIA: Хотите сниматься в кино?
М.В.: Очень! Я бы сыграла сумасшедшую любовь. Потому что такая была в моей жизни- ощущала потребность все отдать человеку, жить для него. Но мы не могли быть вместе. Яркое чувст­во часто рождается на стыке несовместимого.
GRAZIA: Вам нужен особенный человек рядом с собой?
М.В.: Нет. Он просто должен быть мужчиной. И на сцене для меня, прежде всего, важен пол, но, к сожалению, жизнь и театр заполонили бесполые существа. А ведь на это смотрят дети и вырастают такими же. Я-то видела совсем другое, меня всегда окружали настоящие мужчины, способные на поступок. С такими не будешь соревноваться. А если говорить о киногероях, я обожаю «Мушкетеров». Казалось бы, Боярский не такой уж красавец, но какой мужчина!
GRAZIA: У вас есть вредные привычки?
М.В.: Только одна- смотреть по ночам кино. После сложного спектакля очень помогает успокоиться. Сейчас наслаждаюсь фильмами с Чарли Чаплином.
GRAZIA: А что для вас значит слово «отрыв»? Можете пойти одна в клуб?
М.В.: Одна- нет. Зачем рисковать? А что касается отрыва, я не строю невероятных эмоциональных плотин, чтобы потом их прорывало. Сбрасываю все на сцене, а в жизни, скорее, берегу.
GRAZIA: То есть в магазин перед спектаклем не пойдете?
М.В.: Пойду! Ужасно люблю магазины! Если бы еще кто-то шел за мной с огромной сумкой денег в руках, я бы вообще только и делала, что ходила по магазинам. Иногда иду туда просто так, как на экскурсию.
GRAZIA: В вашем гардеробе висят экстравагантные наряды?
М.В.: Разве что пляжный костюм. Мне очень нравится загорать.
GRAZIA: У вас есть любимые словечки?
М.В.: «Прекрасно!» А если человек нерв­ничает из-за проблемы, которая еще не наступила, говорю: «Не парь!»
GRAZIA: Вы занимались стрельбой из пневматического пистолета и из винтовки…
М.В.: О Господи, вот дурдом! Однажды меня попросили прокомментировать новость о биатлонистах, теперь все задают вопросы про короткий период моей жизни, связанный со стрельбой. Ок! Что хотите спросить?
GRAZIA: Когда вам хочется взять винтовку в руки?
М.В.: Предпочитаю стрелять глазами.
Интервью: Олеся Якунина