Матвей Лыков
Матвей Лыков

GRAZIA: Роль Армана — ваша сбывшаяся мечта?

Матвей Лыков: Я бы назвал это стечением обстоятельств, хотя я окончил парижскую киношколу, и меня очень привлекает профессия режиссера. Возможность создавать свою во всех смыслах реальность — что может быть более захватывающим?

GRAZIA: А как вам работалось с Тимуром Бекмамбетовым (продюсером фильма. — Примеч. Grazia), которого многие актеры считают своенравным человеком?

М.Л.: Мы познакомились в Москве на пробах — и, как мне кажется, оба остались довольны встречей, потому что практически на следующий день меня утвердили на роль. Все было отлично, от меня требовалось лишь одно: всегда быть в форме — эмоциональной и физической.

GRAZIA: Картина изобилует спецэффектами, да и вы сами играете человека-дракона. Расскажите, как готовились к этой роли?

М.Л.: Многое происходило инстинктивно, прямо на площадке, а весь процесс был очень насыщенным. Мне удалось и побегать, и прыгнуть с высоты, и даже пару раз врезаться в стену! А под искусственным дождем я замерз гораздо сильнее, чем во время съемок в заснеженной Исландии.

GRAZIA: Ленту еще никто не видел, но критики уверены: ваш Арман лишит сна многих зрительниц. Чем, по вашему мнению, он привлекает?

М.Л.: В нем есть загадочность. На экране не часто встретишь героя, в котором так естественно могут сочетаться жестокость и доброта, максимализм и уважение к другим людям, ум и крайняя наивность. Он пытается примирить в себе человека и оборотня — и на помощь ему приходит любовь.

Кадр из фильма «Он – дракон»
Кадр из фильма «Он — дракон»
[PAGE]"Даже пустяковый разговор может повлиять на вас» — интервью с Матвеем Лыковым[/PAGE]
Кадр из фильма «Он – дракон»
Партнершей Матвея на съемках фильма выступила юная звезда Мария Поезжаева, а «декорациями» — побережье Черного моря

GRAZIA: Бытует мнение, что мужчины-модели, как и мужчины-актеры, — настоящие нарциссы, поэтому с ними трудно ужиться. Вы с таким утверждением согласны?

М.Л.: Звучит слишком категорично. Уверен, среди людей этих профессий есть эгоцентрики, однако мне пока не довелось с ними познакомиться. В фэшн-индустрии кинообраз на странице журнала или на экране представляет собой продукт, созданный целой командой профессионалов. И это всего лишь красивая иллюзия, призванная вызвать определенные эмоции.

GRAZIA: Многие модели в финале своей карьеры успешно реализуют себя в качестве актеров. А что вам дал подиум?

М.Л.: Пожалуй, неоценимый опыт самоорганизации и терпения.

GRAZIA: Можете выделить какие-то поворотные моменты в жизни, те, что наиболее значимы для вас?

М.Л.: Скорее нет, чем да. Оглядываюсь назад — и важным кажется абсолютно все. Даже пустяковый, казалось бы, разговор может повлиять на то, что случится с вами через год.

GRAZIA: Ваша сегодняшняя жизнь как-то соотносится с тем, о чем вы мечтали 15 лет назад?

М.Л.: Да. Сейчас все именно так, как я всегда хотел. Я никогда не желаю чего-то абстрактного, поскольку интересы и цели с возрастом могут меняться. Три года я решил обосноваться в Нью-Йорке, сейчас уже пять лет — в Париже. Этот город я люблю и ненавижу одновременно, но тоска по родным, которые сейчас в Петербурге и на юге России, заставили меня когда-то перебраться поближе к ним — в Европу.

GRAZIA: Может быть, у вас есть какие-то ролевые модели?

М.Л.: Конечно! Некоторые люди у меня вызывают огромное уважение, восхищение и желание походить на них. Кстати, все они так или иначе всегда присутствуют в моей жизни, так что пример всегда перед глазами.

GRAZIA: Уверены, в их число входит и ваш отец (актер Александр Лыков. — Примеч. Grazia). Он дает вам какие-то профессиональные советы?

М.Л.: Да. Папа очень многому меня научил — например, тому, что нужно усердно работать и всегда отвечать за то, что ты делаешь. И совершенно не важно, чем ты занят — играешь на сцене или косишь траву.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.