5 февраля на экраны выйдет новая картина Энди и Ланы Вачовски «Восхождение Юпитер» с Милой Кунис в главной роли. Корреспондент Grazia Марина Штерн выяснила у актрисы, почему фильм стал для нее одной из самых сложных работ. А заодно узнала о лингвистических успехах Эштона Катчера.
Мила Кунис
Мила Кунис

GRAZIA:Как бы вы описали жанр фильма «Восхождение Юпитер»?
МИЛА КУНИС: Это космическая опера в стиле научного фэнтези, смесь изобразительных подходов — как и все ленты Вачовски. Режиссеры впервые со времен «Матрицы» вернулись к серьезной кинофантастике, что само по себе заслуживает внимания. В картине много интенсивного экшена, есть романтика… Но самое потрясающее — визуальные эффекты! Они намного сложнее, чем в «Облачном атласе». Обещаю, такого вы еще не видели!

GRAZIA: Что было самым трудным?
М.К.: «Восхождение Юпитер» стал одним из самых сложных для меня фильмов. Никогда прежде я так физически не уставала на съемках. Честно говоря, я понятия не имела, что мне пред стоит делать в «Юпитере», сколько усилий придется приложить. Но оно того стоило! Было здорово играть подвешенной на тросах, когда кто-то другой отвечает за твою жизнь. Тебе остается лишь болтаться в воздухе 17 часов в сутки. (Смеется.)

GRAZIA: Ваша героиня — кто она?
М.К.: Девушка зарабатывает мытьем туалетов и понятия не имеет, что по своей генетике она — властительница планеты Земля. Но наступает момент, когда ей приходится об этом узнать, и тогда ее жизнь кардинально меняется.

GRAZIA: Она, как обычно, обретает сверхспособности?
М.К.: Нет. Юпитер не умеет летать или превращаться в пауков и муравьев. (Смеется) Она такая же, как и все мы. Ее единственное оружие — ум и сердце.

GRAZIA: А если бы вы могли выбрать сказочный талант в реальной жизни, что бы предпочли?
М.К.: Стать невидимкой. Меня привлекают чужие тайны и возможность уз навать их без последствий. (Смеется.) А потом я бы встречалась в баре с Джеймсом Бондом. Мы бы пили мартини — взболтанный, но не смешанный — и говорили о том, каково быть шпионом. Идеальное свидание!

Мила Кунис
Мила Кунис в фильме «Восхождение Юпитер»
[PAGE] [/PAGE]
Мила Кунис
В новом фильме Ланы и Энди Вачовски Мила сыграла девушку, которая внезапно оказыватся властительницей Земли

GRAZIA: Для многих людей вы — секс-символ. А вы сами чувствуете себя такой?
М.К.: Ну, не совсем. Но когда кто-то говорит мне: «Вы очень сексуальны!», не спорю, просто вежливо благодарю. На мой взгляд, изображать из себя суперчувственную диву — очень утомительно и глупо. Я веду себя так, как хочу. Одеваюсь так, как хочу. Меня нередко можно увидеть в спортивных брюках, топе и толстовке. Мой образ жизни мало отличается от вашего: съемки в кино — такая же работа, как для вас — взять интервью. А выходные я провожу с семьей, встречаюсь с друзьями… Все как у всех! Если это и значит быть секс-символом — что ж, я не против!

GRAZIA: У вас есть недостаток, о котором вы не боитесь говорить?
М.К.: Я не самый грациозный человек на свете… Однажды упала с лошади, сломала ребро и получила сотрясение мозга. С тех пор регулярно «вхожу» в стены. Вообще, здоровье — мое слабое звено, но не будем о грустном.

GRAZIA: Кем из современных женщин вы восхищаетесь?
М.К.: Я всегда была в восторге от Кейт Уинслет. Она такая классная и… сексуальная! (Смеется.)

GRAZIA: Вы все время хохочете, видно, весело живется?
М.К.: Еще как! Обожаю развлекаться, делать все, что доставляет удовольствие и не требует огромного напряжения. Иногда и выпить очень приятно!

GRAZIA: У вас есть правило хорошей вечеринки?
М.К.: Мы с подружками всегда любили «вмазать», и наши приключения наутро вспоминались как забавные и позитивные. Но нельзя пить, когда ты расстроен — алкоголь все усугубляет. Заливать горе виски еще никому не помогало. У меня плохое настроение бывает редко. Предпочитаю, чтобы жизнь была интересной и разнообразной. И я так рада, что могу сейчас это себе позволить! Ведь выросла я в совсем небогатой семье…

Читайте полное интервью с Милой Кунис в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.