Кадр из фильма «Красота по‑американски»
Кадр из фильма «Красота по‑американски»

В прошлый раз мы говорили о содержанках, а сегодня я хочу рассказать о девушках, которые сами себя в отношениях с мужчиной характеризуют так: «тебе, кобелина, невероятно повезло, потому что ты у меня всего лишь третий. С двумя предыдущими я встречалась по три года. И что это означает? Что я порядочная, верная, прекрасно воспитанная дамочка с высокими моральными ценностями. Радуйся». Мы, мужики, надо признать и сами виноваты, что на это ведемся.

Не раз и не два каждый оказывался в такой ситуации: вы знакомитесь, вроде, все хорошо, а потом (мир же не без добрых людей) ты узнаешь, что вот этот ее увез после вечеринки домой пару месяцев назад, а вот с тем у нее был секс без обязательств в 2014-м. И все — ты начинаешь размышлять: то есть, я сейчас буду испытывать романтические чувства, трепетно брать за руку, знакомить с друзьями, а кто-то ее просто трахнул после тусовки? Минимум через раз, лежа с новой подругой в постели, ты задумываешься, а сколько у нее вообще было мужчин? И как-то сразу находится куча причин, почему тебе не хочется серьезных отношений. Вдруг ты понимаешь, что на них сейчас времени нет, и вообще ты очень сложный человек и ценишь свое одиночество.

Потом ты эту девушку встречаешь через полгода с каким-нибудь знакомым — и они счастливы. Естественно, она ему не изменяет, заботится о нем и считает лучшим в мире. Что бы как-то оправдать свое лоховство, ты заключаешь: ну, парень просто готов на компромиссы с самим собой, да и вообще, все равно они расстанутся — все же расстаются. А потом ты себе находишь такую вот морально устойчивую, у которой до тебя было всего два или один. И то по любви. Тут ты думаешь: не зря я ждал. И, конечно, появляется это приятное ощущение, что с ней вот этого никто еще не делал. Ну, или практически никто. Или делал, но это же было по любви. Да и вообще, тебе хорошо.

Конечно, твоя новая подруга осуждает тех баб, которые вот так могут взять и переспать. Потому что «заниматься любовью» — это же таинство, это слияние душ, это ж к вам из космоса прилетает волшебный заряд, а они, плохие и пустые люди, просто берут и трахаются. Сначала ты восторгаешься этим небесным цветком с моральными принципами такой высоты, которую невозможно взять даже Елене Исинбаевой. А потом понимаешь, что цветочек — он все-таки немножечко не идеальный, и критикует уже не только «распутных баб», но и всех остальных, включая тебя. И за все подряд. Какой-то особой заботы она тоже не проявляет, расходуя ее в основном на себя — потому что человеку с такими высокими моральными принципами для их поддержания нужно много времени и сил. Твоих, кстати, тоже, поэтому ты — аморальный и безнравственный — как-нибудь сам со своими нуждами справишься. Ну и вообще, на тебе большая ответственность теперь — раз уж с тобой занимаются любовью и как из космоса привлекли заряд, так будь любезен соответствовать. Если разочаруешь — нанесешь ей травму психологическую, а травмировать высокоморальных людей нельзя.

Спустя еще пару месяцев ты понимаешь, что всего два мужика, которые у нее были до тебя, — это ее единственный плюс. А через некоторое время ты вообще перестаешь считать это плюсом, потому что она тебя космически достала. Тут и становится ясно, что она избегает близости не из-за высоких моральных принципов, а из-за элементарной брезгливости, например, или ощущения «а че это я должна ему просто так давать?!». Более того, ее не особо-то и пытались к этой близости склонить — чувствовали, что этот геморрой того не стоит. А те двое предыдущих — они влипли, как ты, но вовремя сбежали. И не звонят теперь цветочку, и не пишут. А счастливы с «распутными бабами», о которых я писал выше. В конце концов сбегаешь и ты.

Освободившись, ты снова начинаешь гулять и кутить, встречаешь каких-то дамочек и все бы ничего, но все равно уж слишком, ну слишком длинная у них личная история. А потом встречаешь ее — ну уже не два, а четыре романа. Третий был козлом, а последний вообще курортный, и она о нем жалеет, поскольку не в ее правилах «так просто спать без отношений». «О, — думаешь, — ну, вроде компромисс». Роман курортный, правда, потом долго у себя в голове прокручиваешь. Но это ничего. Чем все закончится — вы примерно представляете.

P. S. Это все, конечно, относительно. Мой дед, когда я был мелким, признался мне, что хотел соблазнить нашу соседку. Это он мне рассказал, пока в бассейн меня вел на тренировку. Так вот зайти он решил издалека и спросил: «Тань, а у тебя до мужа много мужиков было?» — «Марк Григорьевич, я вас умоляю! Я замуж вышла в 22 — откуда их много могло взяться? Человек 30 не больше». Дед, кстати, тогда обрадовался и решил, что шансы явно есть.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia