На днях в прокат выходит самый обсуждаемый в этом сезоне российский фильм «Сталинград». Накануне премьеры редактор GRAZIA Наталья Сысоева встретилась с режиссером картины Федором Бондарчуком и исполнительницами главных женских ролей Марией Смольниковой и Яниной Студилиной, чтобы узнать, в каких условиях проходили съемки и как лента повлияла на их жизнь.

Премьера фильма «Сталинград», которая состоялась на прошлой неделе, безусловно, стала главным культурным событием не только октября, но и сезона! Посмотреть новую работу Федора Бондарчука пришли все любимцы светских хроникеров. Имена говорят сами за себя: Ксения Собчак с супругом Максимом Виторганом, Рената Литвинова, Равшана Куркова и, разумеется, многочисленные представители семьи Бондарчук во главе с режиссером.

Интерес публики вполне объясним. Во‑первых, «Сталинград» стал первым фильмом российского производства, сделанным в формате IMAX 3D. Впрочем, не стоит думать, что ленту целиком и полностью «нарисовали» на компьютере! По сведениям Grazia, специально для съемок картины под Санкт-Петербургом были построены масштабные декорации. Неудивительно, что в общей сложности фильм обошелся в астрономическую по отечественным меркам сумму — 30 миллионов долларов!

Усилия не пропали даром: не так давно стало известно, что Россия выдвигает «Сталинград» на соискание премии «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм». Впрочем, попадет ли картина в список основных претендентов, будут решать уже сами киноакадемики.

Федор Бондарчук, Мария Смольникова и Янина Студилина
Федор Бондарчук, Мария Смольникова и Янина Студилина

ФЕДОР БОНДАРЧУК

Федор Бондарчук
Федор Бондарчук

GRAZIA: Как возникла идея снять фильм о Сталинграде?
ФЕДОР БОНДАРЧУК: У нас был очень долгий подготовительный период — три года. Отправляясь в это «путешествие», я однажды случайно обронил фразу: «Хочется снять кино, которое сам никогда не видел». Со сценарием мы прошли очень долгий путь. Все началось с нашей задумки с Александром Роднянским (один из продюсеров фильма. — Примеч. Grazia) экранизировать части романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» о Сталинграде. Потом к нам присоединился сценарист Илья Тилькин — тут родилась оригинальная идея, и от первой задумки мы отказались.

GRAZIA: Вы сделали фильм в 3D — не боитесь, что ленту назовут аттракционом?
Ф.Б.: Это зарождающаяся проблема современного кинематографа. Сегодня мейнстрим работает даже не для молодого, а для маленького зрителя и создает развлекательные истории с повторяющимися сюжетами. Но «Сталинград» не в этом сегменте. Мы сняли военную драму по всем законам кино. В том, что касается жанра, мы заходим на совершенно неизведанную территорию фильмов для большого зрителя, но технически «заряженных». Тоже своего рода эксперимент. Получилась притча, эпос, сыгранный по правилам классической русской школы, но при этом все «упаковано» в современную оболочку.

Федор Бондарчук
Кадр со съемок к/ф «Сталинград»

GRAZIA: Расскажите, как вы готовились к работе?
Ф.Б.: Мы с Ильей Тилькиным, отталкиваясь от сталинградской части произведения, начали писать оригинальный сценарий, а перерабатывали его уже во время съемочного процесса. В результате вышла очень интересная история, в которой немало сопоставлений с произведением. А ведь это живой материал, документальный, сделанный по собственному опыту! Когда мы поехали в Волгоград и записывали интервью с солдатами, участвовавшими в битве, и с «детьми Сталинграда», оказалось, что многое совпадает с книгой. Начиная с того, что ветеранами там становились ровно через 48 часов жизни в городе, и заканчивая рассказами, извините, про вшей!

GRAZIA: Что произвело на вас самое большое впечатление?
Ф.Б.: Одна документальная история, которую мы перенесли в сюжет, но я не хочу раскрывать секрет. Могу рассказать только о визуальной стороне. По воспоминаниям одного немецкого летчика, холод был таким сильным, что, когда город горел, дым не успевал подниматься и его прибивало морозом к земле. И если смотреть сверху, казалось, будто образовался огромный крест: бомбардировщики решили, что это знак и город скоро падет. Мы оттолкнулись от реальной истории, а потом придумывали текстуру и фактуру копоти и гари — все это вы увидите в картине.

GRAZIA: Фильм не превратился для вас в «апокалипсис кинематографиста», как Фрэнсис Форд Коппола назвал работу над своим знаменитым «Апокалипсисом сегодня»?
Ф.Б.: Подобное ощущение я уже пережил во время съемок «Обитаемого острова» и испил эту чашу до дна. Сам боюсь таких слов, но «Сталинград» был как вознаграждение. В нем соединилось и сработало абсолютно все.

GRAZIA: Не так давно очень активно обсуждалась инициатива отправлять сценарии исторических фильмов на экспертизу. Как вы к этому относитесь?
Ф.Б.: Я считаю, что неправильно пропагандировать или оправдывать фашизм. Так же как и другие вполне конкретные вещи, на которых стоят запреты. Но нужно помнить, что в исторических картинах речь идет об образах, это не фиксация событий, не документалистика. В условиях рынка можно снимать все что угодно. Но когда государство финансирует фильмы, то оно вправе решать, кому и на какие проекты выделять деньги. Только очень важно, чтобы подобные инициативы в конце концов не превратились в цензуру.

GRAZIA: И наконец, главный вопрос: чем «Сталинград» важен лично для вас?
Ф.Б.: Это моя лучшая картина. Сейчас я живу именно с таким ощущением. Хочется, чтобы ее увидели, переживали и сопереживали!

Кадры из к/ф
Кадры из к/ф «Сталинград»

МАРИЯ СМОЛЬНИКОВА

Мария Смольникова
Мария Смольникова

GRAZIA: В фильмах о войне обычно не так много женских образов. Какая роль вам досталась в «Сталинграде»?
МАРИЯ СМОЛЬНИКОВА: Я играю хозяйку разрушенного дома, который на самом деле уже совсем не похож на дом — остались одни руины, а его жильцы убиты. Но моя героиня Катя не верит своим глазам и видит все таким, как в мирное время: целые стены и счастливые люди, которых она любила. Отказываясь принимать эту жестокую войну, она остается здесь — просто потому, что не может представить себя в другом месте.

GRAZIA: Что больше всего вам запомнилось на съемках?
М.С.: Когда взрывали землю для сцены обстрела, дом рушился и все было по‑настоящему! Я представила, как наши дедушки-солдаты видели складывающиеся подобно карточным домикам здания… Ужасающее зрелище.

GRAZIA: Переосмыслили старые фильмы о войне?
М.С.: Конечно, перед съемками я смотрела советскую классику — но все-таки больше на чувственном уровне пыталась погрузиться в тему. Думала: а что если сегодня начнется война? Сейчас рядом со мной мама, муж, любимые люди, которых я могу потерять — моя жизнь тогда просто потеряет всякий смысл. Если представить такое, каждому станет жутко, а еще наверняка захочется избегать ссор с близкими, не говоря уже о глобальных конфликтах. Пожалуй, подобный опыт заставил меня больше ценить то, что я имею.

Кадры из к/ф
Кадры из к/ф «Сталинград»

ЯНИНА СТУДИЛИНА

Яна Студилина
Яна Студилина

GRAZIA: Расскажите о необычной судьбе вашей героини.
ЯНИНА СТУДИЛИНА: Маша живет в оккупированной части Сталинграда. У нее никого нет: ни родителей, ни семьи, ни друзей. Конечно, как и каждая девушка, она мечтает найти своего единственного. Но обстоятельства складываются иначе: ей начинает оказывать знаки внимания немецкий офицер. Первое чувство, которое у нее возникает, — это презрение. Но моя героиня — девушка с большим сердцем, которая смогла увидеть во враге человека, а потом и полюбить его.

GRAZIA: Вы верите, что в жизни такое возможно?
Я.С.: Когда находишь вторую половинку, меньше всего задумываешься о том, кто перед тобой: мусульманин или иудей, высокий или низкий, блондин или брюнет. Между мужчиной и женщиной порой возникает какая-то необъяснимая химия. Это очень точно показано в фильме: Маша и Петер говорят на разных языках, но понимают и чувствуют друг друга без слов. Такое магическое притяжение не зависит ни от каких внешних факторов.

GRAZIA: Съемки как-то изменили ваше отношение к войне?
Я.С.: Думаю, что мы живем в некой иллюзии, защищая себя от негатива. И, как сказал однажды мой знакомый, еще неизвестно, что более реально — кино или жизнь. Когда я работала на съемках «Сталинграда», то специально не покидала площадку и построила свой график так, чтобы максимально отключиться от благополучной реальности. И тогда я осознала, какой подвиг совершили наши бабушки и дедушки, чтобы мы могли жить в мирное время.

ФОТО: ИЛЬЯ ВАРТАНЯН. МАКИЯЖ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА@THE AGENT ДЛЯ M.A.C. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: ЯРОСЛАВ КЛОСС
ФОТО: ИЛЬЯ ВАРТАНЯН; ДМИТРИЙ ЧЕРНЫЙ; STARFACE; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ. СТИЛЬ: ДИНАРА ГАЯЗОВА. МАКИЯЖ И ВОЛОСЫ: НАДЕЖДА КНЯЗЕВА, ОКСАНА ВЕСЕЛОВА@THE AGENT ДЛЯ M.A.C, PANTENE PRO-V И ORIBE