Сегодня, в этот зимний день, когда так хочется тепла и уюта, я приглашаю прекрасных читательниц Grazia на экскурсию туда, куда вообще-то попасть у них крайне мало шансов. Тут начинается сугубо мужская история. Убедитесь сами: далее будут упоминаться имена знаменитых людей, и среди них вы не встретите ни одного женского. Но должен предупредить семейных девушек: вам предстоит увидеть много голых мужчин.



Мы топаем в высший разряд Сандуновских бань по расписной лестнице. По тем же ступеням поднимались Пушкин и Грибоедов, Джон Траволта и Жан-Клод Ван Дамм. По дороге любуемся красивыми витражами на окнах и вычурной лепниной на потолке.

Открываем дверь в мужской мир. Ушлый банщик ведет нас к кожаным креслам и столикам на колесиках. По дороге хитрован пытается выяснить, впервые ли мы здесь. От ответа зависит сумма нашего счета. Потому что новичок готов заказать и купить здесь все, что ему предложат. На самом же деле все, что нам нужно, — хороший пар.

Банщик выдает резиновые тапки, простыню, дубовый или березовый веник и принимает заказ. В меню знатокам интересны три позиции: чай с чабрецом и медом, хачапури по‑аджарски с двумя желтками и окрошка из сандуновского кваса. Она в Сандунах отменная и в морозный день настойчиво напоминает о далеком предстоящем лете.

Самое время оглядеться. Это весьма кинематографичное место. Вот тут, в бассейне с холодной водой Сергей Эйзенштейн снимал эпизоды «Броненосца Потемкина». Строил макеты корабликов и устраивал батальные битвы.

Здесь же, у бассейна устраивал бал сам сатана. В другом фильме, про Мастера и Маргариту.

Вот за тем столиком сидели друзья из «Иронии судьбы», а за этим — друзья из сериала «Бригада». Среди нынешних посетителей вы найдете типажи и первых, и вторых.

К одной из мраморных лавочек, предназначенных для наших тазиков с отмокающими вениками, привинчена бронзовая табличка со стершимися от времени буквами: «Здесь мылся человек, шагающий в ногу со временем». Это о Маяковском.

В соседней кабинке басил Шаляпин, называвший Сандуны «царь-банями». Именно тут его разыграли друзья, сообщив о появлении в столице певца, который поет лучше него. «Поставили граммофон, пластинку Шаляпина и еще тазик медный, чтобы акустика была. Включили. И такой звук был, что Федор Иванович удивился».

На стенах висят лики-фотографии знаменитых спортсменов, обернутых в простыни: дзюдоистов, боксеров, хоккеистов, футболистов… поджарых и мускулистых… И среди них вдруг обнаруживается снимок Анатолия Карпова. Он уже в годах, немного поплыл телом, чуть испуганно смотрит в камеру… А что? Шахматист тоже спортсмен! Не на стену же с актерами его вешать.

Вообще-то, девушки, здесь не самое сексуальное место на земле. Сандуновские бани, мужской разряд, это вам не раздевалка «Спартака». Самый распространенный типаж — мужчина лет пятидесяти. Из одежды на нем только животик (мягко сказано) и смешная шапочка-колокольчик из войлока. Он пьет пиво вприкуску с раками и довольно кряхтит.

Вот этот человек с веником — не в шубе, как сперва может показаться. Обильная растительность — из-за повышенного тестостерона. Сквозь заросли можно различить татуировку: на фоне пальмы надпись «Алик из Абхазии».

Вот в парилке Сосо Павлиашвили изгоняет из себя веником дух «голубых огоньков» первого и второго каналов.

Рядом папа учит сына правильно париться. Подросток извивается под ударами отцовского веника, но, когда окунется в ледяную купель, узнает, что такое истинное наслаждение и каково значение слова «нирвана».

Запомнив трогательную картинку, мы пойдем потихоньку восвояси. Не будем больше мешать мужчинам быть самими собой. Они вернуться вскоре к вам, отдохнувшие, подтянутые, и вновь возложат на себя обязанности глав семей. А пока они отдыхают. Им — хорошо.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.