9 октября в прокат вышла драма Никиты Михалкова «Солнечный удар». Роль «незнакомки» в картине сыграла выпускница ВТУ им. Щепкина Виктория Соловьева. Главный редактор Grazia Алена Пенева выяснила, почему мэтр предпочел дебютантку кинозвездам и ждет ли сама девушка, что теперь станет знаменитой.
Никита Михалков и Виктория Соловьева
Никита Михалков и Виктория Соловьева

GRAZIA: Никита Сергеевич, почему вы решили снимать фильм по произведениям Бунина?
НИКИТА МИХАЛКОВ: Я шел к этой картине почти 40 лет. Был такой замечательный киновед Володя Дмитриев, гениальный человек. После «Рабы любви» он мне сказал, что я должен снять «Солнечный удар» Бунина. Я перечитал рассказ и сперва даже не мог себе представить, как вообще можно воплотить на экране настолько гениальную вещь. Я понимал, что будет невероятно трудно, но и увлекательно. Все осложнялось и тем, что тог да автора, скажем так, не чтили. Но я написал заявку и отдал ее на «Мосфильм», сознавая: перспективы того, что мне дадут над этим сюжетом поработать, туманны. Позже, когда писателя разрешили, я уже занимался другим фильмом. Но постоянно думал о Бунине, о его «Солнечном ударе». По мере того как шло время, выкристаллизовывалась идея картины — и возникла мысль соединить рассказ с совершенно невероятными и трагическими дневниками писателя «Окаянные дни». И чем яснее вырисовывалась форма, тем острее вставал вопрос: кто они, мои герои?

GRAZIA: Почему вы выбрали не какую-нибудь известную актрису, а именно Викторию?
Н.М.: Образ героини настолько… неуловим. Одна страница текста, полстраницы света. Кроме слов должно было быть еще что-то удерживающее. И что такое «Солнечный удар»? Это вспышка — или есть, или нет. Как выстрел. У героев ведь не было свиданий, долгих разговоров, встреч, переписки… Передо мной стояла практически неразрешимая проблема. Я искал нечто непостижимое, неуловимое, до чего нельзя дотронуться руками. Безусловно, у нас есть замечательные актрисы. Но ни в одной из них я не мог найти того, что хотел. Тогда я решил, что, если появится актриса, фильму быть. И вот однажды я приехал в Киев с творческими вечерами и встретился там со старым приятелем, который пришел с Викой.
ВИКТОРИЯ СОЛОВЬЕВА: Я тогда училась в Национальном академическом университете, оканчивала второй курс факультета психологии.
Н.М.: Меня действительно поразило, что Вика не профессиональная актриса, а студентка второго курса психологического факультета родом из города Тореза Донецкой области… Однако именно в ней я увидел то, что нужно.
В.С.: Наверное, все сложилось и потому, что мне-то было все равно. Я не старалась произвести впечатление.
Н.М.: Обидная фраза! (Смеется.) Но правда. Важно другое: посреди обычного общения, когда разговор зашел о нравах города Тореза, где жила Вика, она вдруг неожиданно за несколько секунд показала пару ярких персонажей, которых знала там. Было очень стремительно, точно и смешно. И я вновь вернулся к мысли попробовать Вику на роль «незнакомки». Но внутренне понимал — это даже не сумасшедший риск, а просто безумие. Я спросил: «Вы хотите стать актрисой?» Она ответила: «А зачем, что, как?» Опять ступор, потому что нельзя подобным образом подходить к делу. Кстати, такая реакция тоже сработала в пользу Вики — там не было такого: «Ух!Сейчас вырвусь. В Москву уеду». Вернувшись из Киева, я пошел к товарищу, соседу и близкому другу, ректору Щепкинского училища Боре Любимову. Говорю ему: «Слушай, есть одна девушка. Пока не знаю, насколько она одаренная. Но в ней точно что-то есть, не пропадет. Рискни». Ее приняли сначала на платное отделение, а потом перевели на бесплатное. Когда учеба уже была в разгаре, настало время снимать картину. И тогда возникли еще большие сомнения. Я расскажу вам про первую репетицию.
В.С.: Давайте лучше не будем? (Смеется.)
Н.М.: Это была совершенно естественная катастрофа. И только интуиция говорила мне, что ничего страшного. Неважно! В конце концов, фактура есть фактура, она свое сыграет. Текста там немного. Знакомого украинского «гэканья» мы не услышим — в конце концов, переозвучим. Риск? Огромный. Но по большому счету создавать звезд интереснее, чем использовать уже готовых.

Никита Михалков и Виктория Соловьева
История Виктории похожа на сказку о Золушке — девушка, которая даже актрисой не была, получила главную роль в фильме Никиты Михалкова
[PAGE] [/PAGE]
Никита Михалков и Виктория Соловьева
Кастинг фильма «Солнечный удар» стал настоящей головной болью для режиссера

GRAZIA: У вас были сомнения?
Н.М.: Не то слово! Самым главным для меня было подвести ее к осознанию того, что не нужно ничего изображать. Есть такие фактуры, которые могут в определенных случаях существовать сами по себе, и, если к ним что-то добавить, это сработает в противоположную сторону. Тогда я не мог всего Вике объяснить, слишком сложно, тем более что она была студенткой театрального института и «играть» — как раз то, чему ее учили.

GRAZIA: Может быть, актерам и не нужно ничего преподавать? Либо есть дар, либо его нет?
Н.М.: Да, бывают актеры, созданные для одной роли. Но ремесло имеет огромное значение.
В.С.: Все же образование мне помогло. (Смеется.)
Н.М.: Безусловно. Но специфика этого образа заключалась именно в его неуловимости, неконкретности, героиня как бы неосязаема снаружи. Сказать артисту то, что я сейчас говорю, — преступление, потому что он совершенно запутается, думая о том, как показать незаметность. И вот тут как раз и начиналась самая тонкая, кропотливая и порой очень отвлеченная от актерской профессии работа. Как молчать, как слушать и как ничего не делать. Чуть меньшей, хоть и очень большой проблемой, стал вопрос с главным героем. Евгений Миронов — да, профессионал замечательный. Но он был занят, и к тому же в его сегодняшнем возрасте молодого поручика ему пришлось бы «играть», что не всегда хорошо. Перебрали всех. Остановились на другом известном артисте. Хороший актер, хотя достаточно заклишированный. Но мы не договорились. И вот появляется Мартинс (Мартиньш Калита, молодой латышский актер. — Примеч. Grazia). А теперь представьте первую репетицию. Она что-то изображает, «гэкает», он читает текст на странном русском, оба трясутся, все вокруг сидят напряженные, переглядываются… Пробуем раз, два, пять… Потом я объявляю: «Все, стоп, спасибо. Вы свободны». Когда мы с группой остались одни, я говорю: «Будем утверждать». Все: «Как?!» Я отвечаю: «Больше искать не буду». Если бы меня в ту минуту спросили, почему я их взял, я бы, наверное, не смог этого сформулировать сразу. Просто в их трепетности, в их желании, в их чистоте и наивности я увидел то, что могло стать основой для того, чтобы исполнить главные роли.

Никита Михалков и Виктория Соловьева
Скоро Виктории предстоит стать звездой, но она не строит далеко идущих планов

GRAZIA: Любая актриса мечтает сняться у Михалкова. Виктория, вы ждете, что теперь станете звездой?
В.С.: Я ничего не жду.

GRAZIA: А почему тогда пошли на такое? Просто из любопытства?
В.С.: Это был вызов. Смогу ли?!

GRAZIA: А дальше что?
В.С.: Смогла. Передо мной стояла задача доучиться и не подвести. Я боялась не оправдать ожиданий.
Н.М.: У Вики есть одно важное качество. Она из семьи, где все делалось с нуля. Очень серьезная закалка.
В.С.: Когда я училась, никому не говорила, что у меня в планах. Я ведь не знала, будет что-то или нет, не существовало сценария, вообще ничего не было. И гарантий совсем никаких.

Читайте полное интервью в журнале Grazia!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.