GRAZIA: «Юленька" — триллер, а как вы к страшным исто­риям относитесь?
Оксана Лаврентьева: Если честно, то я такие фильмы не люблю, боюсь. Мне гораздо больше нравится читать. Если и смотрю кино, то обычно позитивное.
GRAZIA: Как же вы согласились сниматься в триллере?
О.Л.: Мне очень понравился сценарий, не могла оторваться, когда читала, интересная история. Стриженов снял настоящее страшное кино, смотришь- мурашки по коже.
GRAZIA: Как вы попали в поле зрения Александра Стриженова?
О.Л.: Продюсер фильма Ренат Давлетьяров предложил мою кандидатуру. Режиссер сначала к этой идее отнесся настороженно: непрофессиональная актриса, что с нее взять? Меня вызывали на пробы и после безоговорочно утвердили. Если бы я плохо работала, никто бы не оставил в этом проекте.
GRAZIA: В одном интервью вы сказали, что не слишком любите свой родной город- Санкт-Петербург, обычно петербуржцы рассказы­вают, как не любят Москву.
О.Л.: Когда я уезжала из северной столицы, находились люди, которые говорили: «Ты предатель». Действительно, у петербуржцев присутствует пренебрежительное отношение к Москве, но я их не поддерживаю. В столице все очень прямолинейные. Люди хотят зарабатывать деньги и не скрывают этого, но они гораздо более дружелюбные, чем жители Санкт-Петербурга. Там зачастую воспринимают труд как личное оскорбление: «Ах, мне пришлось стать официантом». Вас обслуживают с видом «мне это не нужно», но деньги при этом взять не забудут. Да, это мелочи, но из них состоит жизнь. В Москве меня поразили таксисты- и к подъезду подвезут, и пакеты донести помогут. В Петербурге водитель выбросит тебя у ворот: «У вас плохие дворы, туда не поеду».
GRAZIA: Путешествие из Петербурга в Москву сейчас модный маршрут, а помните свой первый приезд в столицу?
О.Л.: Впервые я попала сюда, когда мне было двадцать, и осталась навсегда. Я отправилась в гости с двумя пакетами — один с косметикой, другой с одеждой. Первый забыла в поезде. Все было спонтанно и неожиданно. Но когда ехала по Кутузовскому проспекту, у меня было ощущение возвращения в родной город.
GRAZIA: И сразу остались?
О.Л.: Нет, сначала моталась между Москвой, где пыталась построить новую жизнь, и Питером, в котором остались мои мама и ребенок. Потом я как-то устроилась, поступила в институт дизайна. Его, правда, так и не окончила. Но дочка не хотела ждать, когда все наладится, и очень страдала, что меня нет дома. Приш­лось принять волевое решение: переехать в новый город насовсем. И ни разу об этом не пожалела.
GRAZIA: Как-то на обложке одного французского женского журнала был вынос: «Дерьмо — мне тридцать лет». В прошлом году вам исполнилось тридцать, как ощущения?
О.Л.: Конечно, когда твой возраст начинается с цифры «два», даже если тебе двадцать девять, это приятнее. У нас в семье смешное совпадение: в прошлом году у всех были круглые даты: дочке исполнилось десять лет, мне — тридцать, а маме — пятьдесят. А она у меня шикарная, очень красивая. Мы подарили ей фотосессию, и когда я увидела результат, то позавидовала, настолько мама была хороша. Я у нее спросила: «Скажи, а на тебя как-то давит возраст?» Она ответила: «Не задумываюсь об этом». А потом добавила: «Назови несколько вещей, которые ты можешь сделать, а я нет». Мне нечего было сказать. Конечно, многие говорят, что в тридцать лет приходит ответственность, но я ощутила ее уже, когда родила ребенка. Не могу совершать какие-то необдуманные поступки, поскольку отвечаю не только за себя. Отказалась, например, от участия в «Ледниковом периоде», так как фигурное катание- опасный вид спорта, а я не могу рисковать, у меня двое детей.
GRAZIA: Вы ведущая программы «В моде», сейчас все твердят о том, что роскошь уже не популярна. Что скажете?
О.Л.: Мода должна отражать жизнь. Неправильно кичиться своим дос­татком, когда увольняют людей и урезают зарплаты… Еще полгода назад, например, домработница просила жалованье в две с половиной тысячи долларов. Это большая сумма, которая равняется заработной плате начинающего юриста в хорошей компании, и чтобы претендовать на такие деньги, нужно несколько лет учиться и работать. Но почему-то каждый, взявший метлу, считал, что достоин их. Мир немножко сошел с ума. Кризис, думаю, у всех наведет порядок в голове. Я ведь тоже раньше в магазинах не интересовалась, что сколько стоит. Сейчас прошу скидки, смотрю на цены. Мне кажется, что это более здраво.
GRAZIA: Считаете себя удачливой?
О.Л.: Однажды мне в укор заметили, что я как пчела, найдя соту, мимо которой все пролетели, вычерпаю ее до конца и только тогда полечу дальше. Упрекнули, что использую людей, что корыстный человек. А в чем корысть? Просто привыкла из любого общения извлекать пользу. Даже когда сталкиваюсь с неприят­ными людьми, рада таким встречам: буду знать, как поступать в подобных ситуациях. Я стараюсь черпать максимум из того, что дает жизнь.
GRAZIA: А отдавать умеете?
О.Л.: Невозможно брать, не отдавая.
GRAZIA: У вас на сайте написано, что сериал «Клуб», в котором вы снялись, установил рекорд по интересу зрителей за всю историю существования канала. Это как?
О.Л.: Яна Рудковская, которая снималась в этом сериале (она же и привела меня в этот проект), на моем дне рождения, подняв бокал, сказала: «Оксана приносит удачу». Гости поддержали ее. Видимо, есть какое-то везение в моей жизни, практически все, за что я берусь становится успешным. Вот и сериал «Клуб», где у меня была небольшая роль, стал суперпопулярным у молодежи.
GRAZIA: С кем из мировых звезд вы хотели бы сняться в кино?
О.Л.: У меня таких амбиций пока нет. Нужно объективно оценивать свои возможности. Мечтать о совместной работе с Томом Крузом можно, когда ты уже добился чего-то в этой профессии. Я пока с Крузом играть не готова.
GRAZIA: Ольга Куриленко сыграла с Дэниелом Крейгом в последнем фильме о Джеймсе Бонде. В ее родном Таганроге собираются наз­вать ее именем улицу. Как бы вы отреагировали, если бы в честь вас назвали улицу в Петербурге?
О.Л.: Я бы им посоветовала сразу бюст поставить. (Смеется.)

Интервью: Наталия Москальонова