GRAZIA: Расскажите о своей новой роли.
Ольга Красько: Я играю младшую дочь Вассы Людмилу. Как же сложно дается этот персонаж! Наш режиссер Лев Борисович Эренбург умеет настолько обострить ситуацию, что роль помогает тебе понять какие-то вещи, которые ты раньше про себя не знала. Любовь, по Эренбургу, может причинять сильную боль, но одновременно дарить и трепет, и восторг! Или, например, по пьесе моей героине 16 лет, но она до сих пор - инфантильный ребенок. И когда девочка от одиночества, отчаяния, вообще стечения обстоятельств, с которыми ее столкнула жизнь, напивается — это очень пронзительно. Понимаете, мне, как человеку непьющему, было совершенно незнакомо это состояние…
GRAZIA: Когда женщина, как Васса Железнова, все берет на себя — это норма или все же некоторое отклонение?
О.К.: Для меня это ненормально. Я мечтаю о культе женщины — когда можно быть сильной, но только не агрессивной или
воинствующей. Хочется расслабиться, стать мягкой, спокойной и нежной. Наше время, конечно же, не помогает женщинам культивировать в себе эти качества. Они еще какие Вассы! Потому что вынуждены работать — им нужно выжить, воспитать детей. GRAZIA: Вы верите в отношения на всю жизнь?
О.К.: Да, у меня есть друзья, которые давно вместе, очень счастливы и верны друг другу. Наверное, все люди в глубине души мечтают об этих простых настоящих ценностях. Хочется, чтобы тебя дома ждали, а еще — собираться близкой компанией. Все зависит от каждого из нас. Если ты стремишься к этому, то так и будет.
GRAZIA: Какие качества вы особенно цените в мужчинах?
О.К.: Заботливость и внимательность. И  когда ты не боишься быть слабым, не ассоциируешь свою силу с жесткостью и  грубостью, по мне, это высшее проявление мужественности.
GRAZIA: Как вы успеваете совмещать семью с работой в театре и кино?
О.К.: А мне кажется, я ничего не успеваю. Где черпать силы, тоже не всегда понимаю. Пью витамины — не помогает. Иногда просто опускаются руки, хочется посидеть и помолчать, а такой возможности нет. Но это хорошее ощущение, когда что-то не ладится, — значит, не нужно расслабляться. Но, слава богу, есть рядом друзья, любимый, ребенок - все они подпитывают меня энергией. Я умираю от счастья, когда меня обнимает дочка Олеся, ей сейчас 3,5 года. Воспитать маленького человечка очень трудно. Когда сама сталкиваешься с этим, то понимаешь, что все, в чем ты обвиняла своих родителей, вообще не имеет права на существование. Никто не знает, как и что правильно делать, этому не учат в школе.
GRAZIA: Почему вы никогда не рассказываете о муже?
О.К.: Есть вещи, которые должны оставаться моей собственностью. О них я не хочу говорить во всеуслышание. Понимаете, это мое!
GRAZIA: Что для вас наивысшее счастье?
О.К.: Обнимашки с дочкой и любимым.
GRAZIA: А крайне бедственное положение?
О.К.: Ремонт!
GRAZIA: Что делать в ситуации, когда от тебя ничего не зависит?
О.К.: Так не бывает! В большинстве случаев определение «от меня ничего не зависит» — просто оправдание бездействия, неуверенности, страха. Конечно, эти качества присущи абсолютно всем, но я  верю, что даже мысль может изменить ход событий. Бывают, конечно, ситуации, когда ты действительно бессилен что-то изменить, но просто так они тоже не складываются. Американские агенты актеров говорят: для того, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время, надо хорошо потрудиться. Счастливые случайности требуют тщательной подготовки!
GRAZIA: Знакомо ли вам чувство зависти?
О.К.: Это совершенно нормальная человеческая эмоция. Любой, кто скажет, что она ему незнакома, соврет. По‑настоящему талантливые люди и достойные работы у меня зависти не вызывают. Если на роль утвердили не тебя, а другую актрису, - тоже не повод для досады. Это вопрос случая. Талант ведь не единственный критерий отбора. Кто-то, например, может лучше, чем ты, смотреться с партнерами по картине. Есть твое — то, что тебе дается, и наоборот. Ты не сможешь получить все, ведь людей очень много.
GRAZIA: Вы считаете себя красивой?
О.К.: Не считаю, но точно знаю, что могу быть и прекрасной, и страшненькой, и  никакой. Правильное для моей профессии лицо. На нем можно все что угодно нарисовать или, как говорят гримеры, всякое вылепить. Так что я умею быть разной.
GRAZIA: Назовите самую яркую, на ваш взгляд, черту вашего характера?
О.К.: Я очень ответственная. Наверное, это и достоинство, и недостаток одновременно.
GRAZIA: Как настроение перед премьерой?
О.К.: Честно говоря, страшновато. Но мой девиз: «Спокойствие, только спокойствие!». Во взвешенном состоянии правильное решение приходит быстрее. Когда ты наполнен воздухом, ты и по-человечески, и по-актерски раскрываешься полнее, чем в сжатом, агрессивном состоянии.
Интервью: Анна Сиротина