31 октября на экраны выйдет картина Ридли Скотта «Советник», где одну из главных ролей играет Пенелопа Крус. Корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась со знаменитой испанкой, чтобы выяснить, хорошо ли работается на одной съемочной площадке с мужем и как ей удалось быстро прийти в форму после родов!
Пенелопа Крус
Пенелопа Крус

GRAZIA: Чем вас привлек «Советник»?
ПЕНЕЛОПА КРУС: Кормак Маккарти (американский писатель, автор романа «Старикам тут не место». — Примеч. Grazia) написал потрясающий сценарий! К тому же эта картина совершенно не похожа на остальные фильмы Ридли Скотта. Здесь нет ни космических кораблей, ни взрывов… Режиссер полностью сосредоточился на героях и их переживаниях.

GRAZIA: Ваш супруг Хавьер Бардем тоже задействован в ленте. Как вам работалось в паре?
П.К.: Мы обожаем сниматься вместе! Но, к сожалению, в «Советнике» у нас нет общих сцен.

GRAZIA: Какая роль вам досталась?
П.К.: Я играю девушку главного героя — адвоката в исполнении Майкла Фассбендера. Он ввязался в наркоторговлю и пытается продать кокаин на сумму 20 миллионов долларов. Моя героиня очень переживает, что все это станет началом больших неприятностей. И, надо сказать, не зря!

GRAZIA: Вам самой свойственно постоянно о чем-то беспокоиться?
П.К.: К сожалению, да. У меня очень много страхов. Я научилась их скрывать, но они по‑прежнему со мной. Примеры приводить не буду — подумаете, что я безумна. Каждый день по утрам уговариваю себя волноваться меньше, чем вчера… Но я такой была, сколько себя помню, и всегда сильно от этого страдала.

Пенелопа Крус
В фильме «Советник» мы увидим и Хавьера Бардема, правда, в довольно нетипичном образе.

GRAZIA: Близкие об этом знают?
П.К.: Не думаю. Они считают меня упертой — вот первое слово, которое они произнесут, если вы обо мне спросите! Упрямство — мой лучший друг и злейший враг, причем это касается не только работы. Мне бы следовало поучиться гибкости у своей мамы. Знаете, она была парикмахером и я часто приходила к ней после школы. Делала вид, что занимаюсь, а на самом деле разглядывала клиенток и слушала их разговоры: многие дамы относились к маме как к психологу, делились с ней секретами. Мне нравилось наблюдать за этими женщинами: все они были очень разные, но каждая по‑своему красива. Тогда-то я и поняла: у прекрасного много проявлений, оно совершенно не укладывается в формат, в который его пытаются втиснуть.

GRAZIA: У вас есть идеал среди актрис?
П.К.: Мерил Стрип! Как только я увидела ее на экране, сразу влюбилась! И теперь, когда мы встречаемся, сразу бросаюсь к ней с поцелуями. Наверное, она думает, что я странная. Кстати, самая яркая любовная сцена в карьере у меня была именно с ней! (Смеется.) Как-то раз мы снимались в рекламе для благотворительного фонда по борьбе со СПИДом, и я должна была позировать топлес в обнимку с Мерил.

Пенелопа Крус
Вторая главная женская роль в картине досталась Кэмерон Диаз!

GRAZIA: А кто из мужчин на вас повлиял?
П.К.: Прежде всего, конечно, Педро Альмодовар. Когда мне было 14 лет, он снимал в Мадриде фильм «Высокие каблуки», а я бегала на съемки и подглядывала… До сих пор не понимаю, как мне удавалось из раза в раз туда пробираться! Помню, стоя прямо у монитора, наблюдала, как любимый режиссер работает с актрисой Викторией Абриль. Мечтала, что однажды на ее месте буду я. Что ж, все сбылось! Альмодовар для меня особенный человек. Мы много лет дружим. Играя в его фильмах, я чувствую себя совершенно раскованной. У нас свой «птичий язык»: никто не может понять, о чем мы говорим. Еще я всегда мечтала сняться с Джонни Деппом. Когда в 1994 году прилетела в Лос-Анджелес, то знала по‑английски всего две фразы: «Как дела?» и «Я хочу работать с Джонни Деппом». Он словно с другой планеты! Я его так и называю — марсианин. Каждая встреча с ним — это праздник! Помню, на премьере «Пиратов» он все время отпускал какие-то шуточки и комментарии — мы хохотали как ненормальные!

GRAZIA: Кстати, о счастливых моментах: помните свои ощущения, когда получили «Оскар»?
П.К.: Изумительный день! Не могу сказать, что сбылась моя мечта — я об этом даже не думала. В детстве зарабатывать актерской профессией мне казалось какой-то фантастикой. Да и вообще рядом не было людей, хоть как-то связанных с искусством. Когда в 11 лет я сказала, что хочу стать актрисой, все посмотрели на меня так, будто я собралась на Луну. Когда же я получала награду, передо мной промелькнули десятки лиц друзей — все они меня поддерживали! Я была им так благодарна, что чуть не расплакалась.

GRAZIA: На ковровой дорожке вы всегда выглядите изумительно. Как выбираете образы?
П.К.: Мне помогает стилист. В повседневной жизни я ношу джинсы и черные кеды Isabel Marant, а при первой возможности хожу босиком!

GRAZIA: Без чего не представляете свой гардероб?
П.К.: Обожаю красивое белье! В нем есть секрет: ты носишь что-то особенное, но никто об этом не знает. Это началось еще в 14 лет: я увидела в журнале фото прекрасного белого корсета и попросила родителей подарить мне его на день рождения. Для меня это был первый взрослый подарок и потому невероятно ценный! Я, конечно, еще не была женщиной, но уже чувствовала себя ею.

GRAZIA: Наверное, родители очень удивились подобной просьбе?
П.К.: Я выросла в либеральной семье, мы все ходили по дому полуголые, и белье не воспринималось как что-то неприличное. Родители немного задумались — но лишь потому, что корсет стоил дорого, а у нас хватало денег только на жизнь, и мы не могли позволить себе излишеств. Но подарок я все-таки получила!

GRAZIA: Как со временем менялись ваши вкусы в одежде?
П.К.: Я стала больше ценить комфорт. По‑прежнему люблю сексуальное белье, но теперь оно непременно должно быть удобным. Это как с обувью: в 18 лет ты без раздумий отправишься на дискотеку в любимых туфлях, даже если они до крови натирают ноги. Потом все наоборот: самые прекрасные туфли на свете повторно не наденешь, если они хоть немного жмут.

GRAZIA: Не так давно вы во второй раз стали мамой — и уже снова в отличной форме! Как вам это удается?
П.К.: В детстве я занималась классическим балетом, а он приучает к дисциплине и вниманию к фигуре. Сейчас увлекаюсь йогой и пилатесом, а вот завсегдатаем тренажерного зала себя не назову.

GRAZIA: В какой-то момент придется уйти из кино… Вас это пугает?
П.К.: В Испании актеры работают до старости, и я так хочу.

GRAZIA: Какие цели ставите перед собой?
П.К.: Знаете, сейчас моя главная амбиция — быть счастливой!

GRAZIA: Похоже, вам это удается! Интересные роли, второй ребенок…
П.К.: Да, я так счастлива, что у нас родилась дочка! Мы назвали ее Луна. Но я бы не хотела говорить об этом. Мы с Хавьером за то, чтобы наши малыши росли в приватной атмосфере. Крохи не виноваты в том, что их родители выбрали публичную профессию!

<iframe width="640» height="360» src="//www.youtube.com/embed/6OXVnh1c7Tg» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>

ФОТО: LEGION MEDIA; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.