Недавно я в очередной раз пыталась мягко и настойчиво высказать недовольство своему взрослому сыну: как я ни билась, он категорически не собирался становиться таким, каким я мечтала бы его видеть, а почему-то вел себя так, как хотелось ему. Он не делал ничего плохого и, в целом, оставался таким же хорошим парнем, но не таким хорошим, как надо было мне. Я с ужасом поняла, что вот оно — я превращаюсь в родителя, которым никогда не хотела бы быть. Родителя, который вообразил себе что-то и потом планомерно пытается подогнать своего ребенка под этот нарисованный в воображении эскиз. Родителя, который только на словах говорит «Я буду любить тебя любым», а сам болезненно ежится от недовольства собственным ребенком. Пришлось признать, что иногда мой любимый сын становится неудобным, упрямым, вредным и себе на уме. Иногда он меня злит и разочаровывает. Мой образ «идеальной матери» — настоящей, любящей, заботливой, образ матери-подруги, которая всегда поймет, обнимет и поддержит, с которой всегда без стеснения можно обсудить любую проблему, рассыпался у меня на глазах. Я превращалась в унылую «мать-пилу». Я была недовольна: я пилила, давила и требовала немедленно собраться.

В его возрасте я была хуже. Не то, чтобы я была плохой девчонкой, но я бы и врагу не пожелала такую сложную дочь. И самым болезненным в этот период было осознание того, что моя мама, которая всегда была моим лучшим другом, больше мне не друг. Она перестала со мной дурачиться и превратилась в довольно строгую мать, которая часто была мной недовольна. Наши отношения стремительно портились. Я задыхалась от рыданий, не понимала, что с ней произошло, пугалась предательства и думала, что никогда не поступлю так со своим ребенком… и вот — здравствуйте, приехали! Я выросла, у меня свои дети и я точно такая.

Насколько, оказывается, сложен этот момент, когда ваш ребенок, привязанный к вам и являющийся частью вас самой, вдруг начинает отдаляться и превращаться в отдельно взятого человека. Даже если вы всегда относились к нему с уважением, как к личности, со своим характером, если вы никогда не подавляли его, все равно — этот момент оглушительно бьет по голове и, кажется, невозможно быть к нему готовым. Невозможно прочитать сто пятьдесят книжек по психологии и знать, что надо будет сказать и сделать. Вы можете прокручивать в голове разговоры на разные острые темы, типа обсуждения аборта, наркомании, воровства, гомосексуализма или еще чего-нибудь такого, но окажетесь не готовы к простому взрослению. Нет, ваш ребенок никого не убил, не залетел и не ворует деньги у старушек, но, например, он внезапно забросил учебу, потерял интерес к жизни, не хочет искать работу, заводить семью, делать карьеру и покорять космос. Он хочет лежать и иногда есть. И к этому вы были не готовы: ведь спокойно смотреть на то, как он ничего не делает невозможно, а если начать заставлять, то — возвращаемся к началу статьи.

Скорее всего, в этот период ваш ребенок будет делать все не так, как надо и вы просто окажетесь перед выбором: стоять и смотреть, как он ошибается, набивает шишки, страдает, падает, отдаляется все дальше и дальше, иногда рискуя уйти по совсем уж опасному пути, или перестать быть его другом и превратиться в «мать». Давить, учить, заставлять и с ужасом видеть, как ваша сумасшедшая любовь, сотканная из золотых ниточек, рвется и, возможно не восстановится уже никогда. В теории мы все выбираем мудрое «стоять и смотреть», на практике сплошь и рядом давление и жесткий контроль. Не со зла, от любви и потому что невозможно иначе.

Пожалуй, тут еще стоит сказать, что такой болезненный переход ожидает как раз тех самых «уважающих личность» родителей. Потому что родители-тираны, скорее всего воспитают ребенка, который в этом сложном возрасте плавно покатится по заранее заготовленной лыжне и осознает то, что всю жизнь катился не туда, куда хочет, а туда, куда его пнули родители, годам к сорока (правда, некоторые умудряются быть благодарны и за такое).

Тут, видимо, нужно сказать, как правильно себя вести, но что толку в правильно подобранном ключе, если замок поломан? Повзрослевший ребенок незаметно для вас перестроился, перепрошился и превратился в совершенно другой организм. Ваши старые приемчики больше не работают. Вы можете сделать ему больно, но вряд ли добьетесь чего-то, что ему не по душе.

Лично до меня вдруг дошла такая простая и такая пугающая мысль, что наши дети, так же как и наши родители, по сути абсолютно чужие, посторонние люди, которые (на самом-то деле) никак, кроме случайного родства, с нами не связаны и они совсем не такие, какими мы хотели бы их видеть — они сами по себе. Да, до поры до времени работают инстинкты и дети беспрекословно любят родителей, а родители — детей, но это ведь те же самые «розовые очки», которые мы носим в период влюбленности, а все розовые очки рано или поздно спадают. И когда это происходит, мы с удивлением впервые видим настоящих и малознакомых людей, с которыми нас столкнула жизнь. Совсем не сказочных, живых, настоящих, со слабостями, недостатками и страхами. Людей, возможно ничем не похожих на тех, кого мы привыкли видеть и которых теперь тоже придется понять и полюбить.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia