Недавно в Москву приезжал Альбер Эльбаз — креативный директор Lanvin. Главный редактор Grazia Алена Пенева встретилась с ним и узнала, о чем мечтает один из самых выдающихся творцов нашего поколения, как он смотрит на политическую обстановку в мире, и еще много всего интересного!
 Альбер Эльбаз
Альбер Эльбаз

GRAZIA: Вас абсолютно справедливо называют одним из величайших дизайнеров современности. Как вы думаете, какие качества (разумеется, помимо таланта) помогают добиться успеха?
АЛЬБЕР ЭЛЬБАЗ: Интересный вопрос. Конечно, многое дается нам с рождения, это заложено в ДНК. Но, как мне кажется, все люди делятся на две категории: сильные и влиятельные. И если власть можно купить, то сила — нечто нематериальное. Например, когда один человек говорит другому: «Я тебя люблю», он дарит ему силу. Именно это и стараюсь делать. Люди, с которыми работаю, для меня всегда на первом месте. Думаю, умение находить с окружающими точки соприкосновения, говорить с ними на одном языке и позволило оказаться там, где сейчас нахожусь.

GRAZIA: Девушка Lanvin — кто она для вас?
А.Э.: Это собирательный образ — все женщины, которых знаю и кем дорожу. Одна моя клиентка как-то сказала, что каждый раз, когда надевает наряды марки, обзаводится новым поклонником. А я ответил: «Хорошо бы, чтобы в очередной выход, когда на вас будет платье Lanvin, вы и сами в кого-нибудь влюбились». Она спросила, в чем разница. Ответ был такой: «Мне больше нравятся активные женщины». Вообще не люблю пассивных людей. Предпочитаю тех, кто готов экспериментировать, пробовать что-то новое, рисковать, даже бросаться в крайности. Но вместе с тем ненавижу стервозных особ, которые будут тебе в лицо говорить комплименты, а за спиной плести интриги. Я ценю честность. Конечно, иногда она может ранить, но в то же время помогает тебе стать лучше, а это самое главное.

 Альбер Эльбаз
Альбер очаровал всех своей непосредственностью и чувством юмора, включая главного редактора Grazia Алену Пеневу

GRAZIA: Для меня вы один из немногих дизайнеров, которые по‑настоящему любят женщин. Сейчас очень часто бывает так: видишь прекрасное платье, надеваешь его — и превращаешься в какого-то бесполого монстра. А с вашими нарядами такого никогда не случится. Откуда у вас понимание того, чего мы хотим?
А.Э.: Всегда был окружен представительницами прекрасного пола: в Lanvin работает 90% женщин, у меня множество близких подруг и две сестры, которых очень люблю. И маму я обожал — ее, к сожалению, уже нет с нами. Вообще, мне кажется, женщинам приходится гораздо сложнее, чем мужчинам. У нас все просто: утром идем в офис, потом домой. А вам приходится решать сразу массу задач: то у ребенка что-то случится, то родные позвонят, а ведь еще надо работать! Такой ритм наверняка страшно утомляет. И мне хочется хоть как-то облегчить им жизнь. В каком-то смысле я выступаю в роли врача — только он пропишет лекарства, у которых наверняка есть побочные эффекты, а я предложу красивый наряд. Конечно, за него придется заплатить, зато и никакого вреда не будет — гарантирую!

GRAZIA: Расскажите, как вы, творческий человек, оказались в армии?
А.Э.:В Израиле, где я вырос, всеобщая воинская повинность. В 18 лет ты идешь служить — и точка. Это был ценный опыт: с некоторыми из ребят, которых там встретил, дружим до сих пор.

GRAZIA: Израиль ведь вообще очень интересное место.
А.Э.:Да, это правда. Если хотите, страна контрастов: здесь живут самые разные люди со всего света. К тому же военное положение, на котором она фактически постоянно находится, создает особое напряжение. Здесь никто ничего не откладывает на завтра, потому что не знает, будет ли оно. Тут кругом крайности и нет золотой середины. Мне нравится бывать в Израиле, в каком-то смысле это мой дом, но в то же время я уже не чувствую себя своим. Знаете, так бывает, когда приезжаешь в гости к родителям, заходишь в свою комнату и понимаешь, что они переставили мебель, убрали все твои вещи. И вроде бы ты тут вырос, но сейчас стало как-то неуютно.

 Альбер Эльбаз
Концертный зал «Барвиха Luxury Village» украсили специально для шоу

GRAZIA: Вы удостоены нескольких наград, в том числе ордена Почетного легиона и премии Американского совета дизайнеров моды. Какая для вас самая важная?
А.Э.:Мне все одинаково дороги. Разве сомневались, что именно так я и отвечу? (Смеется.) А если серьезно, приятно любое проявление внимания — неважно, подарят мне бриллиант в 14 каратов, наградят орденом или просто пришлют письмо с добрыми словами.

GRAZIA: О вас складывается впечатление как об очень позитивном человеке. Что может испортить вам настроение?
А.Э.:Любая мелочь! Я только кажусь таким жизнерадостным, а на самом деле невероятно чувствительный и эмоциональный — расстраиваюсь по малейшему поводу. Все воспринимаю очень серьезно, каждый пустяк кажется мне вопросом жизни и смерти. В общем, мной быть нелегко — зато окружающие получают отличное шоу. (Смеется.)

GRAZIA: Как и где предпочитаете проводить отпуск?
А.Э.:В полной прострации! Конечно, я путешествую — только что приехал из Марокко, гостил там четыре дня в потрясающем отеле под названием La Gazelle d’Or — теперь вот рекламирую его на каждом шагу. И все это время витал в облаках — старался отключить мозг. А полтора месяца назад на десять дней отправился в Индию. Вообще стараюсь выбирать места, где ты словно переносишься в иную эпоху. В некоторых странах еще можно встретить чистых, наивных людей. Например, они краснеют от стеснения — в большом городе такого уже не увидишь.

GRAZIA: Какой период жизни вы назвали бы самым важным?
А.Э.:Во-первых, то время, что провел в Америке, — для меня это был огромный карьерный рывок. И конечно, переезд в Париж и работа в Lanvin. Ну, а сейчас я сижу на диете, возможно, впереди у меня период расцвета, когда я стану худым и неотразимым. (Смеется.)

 Альбер Эльбаз
Александр Терехов и Альбер Эльбаз

GRAZIA: Кстати, как вы реагируете, когда вас узнают на улице?
А.Э.:Меня известность не смущает.

GRAZIA: Если бы вы могли изменить что-то одно в своей судьбе, что бы это было?
А.Э.:Мой вес — постоянно с ним борюсь.

GRAZIA: А если бы все сложилось иначе и вы не попали в модную индустрию, кем бы тогда стали?
А.Э.:Доктором.

GRAZIA:Можно узнать почему?
А.Э.:Я ипохондрик, так что меня всегда интересовали болезни и врачи. Но я стал бы не хирургом, а семейным доктором — ездил бы по домам, осматривал пациентов.

GRAZIA:Какой совет вы могли бы дать русским женщинам? Может, им стоит по‑другому одеваться?
А.Э.:Ни в коем случае не хочу никого судить. Знаете, когда после перестройки в вашу страну пришли деньги, у нас, работников модной индустрии, сложился какой-то стереотипный образ клиентки из России: много силикона, ботокса, накладных ресниц, ярких цветов, бриллиантов… Но поскольку у вас такая невероятная история и потрясающая культура, женщины быстро учатся и легко адаптируются к новым условиям. Сейчас многие русские девушки одеваются с невероятным вкусом. Поэтому мы с вами здесь и находимся.

GRAZIA:Честно говоря, рада, что вы приехали — сейчас многие объявляют России бойкот из-за событий на Украине…
А.Э.:А еще из-за отношения вашего государства к геям.

GRAZIA:Но в реальности-то все совсем по‑другому! Никому нет дела до того, что говорят политики!
А.Э.:Ну да, во всем мире так: политики живут в одной реальности, а обычные люди — совсем в другой. Когда ты выходишь на улицу, понимаешь, сколько вокруг любви, благожелательности.

 Осенне-зимняя коллекция Lanvin
В Москве была представлена осенне-зимняя мужская коллекция Lanvin

GRAZIA:Какую роль должна играть мода в жизни женщины?
А.Э.:Точно не главную.

GRAZIA:Вам не кажется, что мода, наоборот, превратилась в какой-то всепоглощающий феномен? Все эти бесконечные it-girls, it-bags, it-shoes…
А.Э.:Знаете, кого мне напоминают все эти люди и вещи с приставкой it? Победительницу конкурса красоты 2013 года: на дворе 2014-й, и она уже никому не нужна. Вот так и с it-girls: у них очень короткий «срок годности». К тому же по‑настоящему они живут только во вспышках камер, а когда их никто не фотографирует, погружаются в депрессию. По‑моему, действительно важно не то, что на вас надето, а то, что внутри: ваше сердце, ваш мозг. Помните мою предпоследнюю (весенне-летнюю. — Примеч. Grazia) коллекцию? Она вся сшита из блестящих материалов. Так вот, у нее есть предыстория: я отдыхал с партнером на юге Франции, где собрались богатые люди со всего мира с блестящими волосами, блестящей кожей, блестящими машинами, блестящими туфлями — а вот в глазах у них блеска не было. А потом поехал в Италию выбирать ткани и увидел трех женщин в унылой синей форме — и у них-то как раз глаза сияли! Вот лучшее доказательство того, что счастье не купишь.

GRAZIA:То есть в принципе неважно, как ты выглядишь?!
А.Э.:Все хотят отлично смотреться и быть в центре внимания. Но за годы работы в модной индустрии я понял, что хорошее чувство стиля еще ни о чем не говорит. Например, иногда видишь дизайнеров, которые одеваются невероятно интересно и эксцентрично, а вот коллекции у них абсолютно посредственные. А бывает, приходит неприметный человек в белой рубашке и черных брюках — и показывает нечто совершенно потрясающее. Для меня общаться с такими людьми гораздо приятнее, чем с «иконами стиля» 42-го размера. Ох, наверное, после этого интервью все it-girls меня возненавидят!

 Осенне-зимняя коллекция Lanvin
Москва увидела осенне-зимнюю коллекцию бренда вслед за Парижем

GRAZIA:А для вас это важно?
А.Э.:Конечно — помните, я из-за всего переживаю! Но думаю, в конце концов они поймут, что я говорю правду. И возможно, извлекут из моих слов какую-то пользу.

GRAZIA:У меня к современной фэшн-индустрии есть одна серьезная претензия: раньше мода была искусством, а сейчас на какую Неделю ни приедешь, вокруг сплошной цирк: все одеты как фрики. Что случилось?
А.Э.:Подозреваю, что вы немного младше меня — а разговариваем мы, будто две старушки, которые вспоминают, как раньше было хорошо. Но я отлично понимаю, о чем вы спрашиваете. Мне тоже есть на что вам пожаловаться. (Смеется.) Раньше мода была фабрикой грез, а сейчас это просто фабрика: все рассчитано, поставлено на поток. Когда мода превращается в бизнес, в ней не остается места интуиции, фантазии, мечте — всему тому, без чего не может существовать роскошь.

GRAZIA:Что вас воодушевляет в повседневной жизни?
А.Э.:Все что угодно.

GRAZIA:Вы ищете вдохновение или оно само вас находит?
А.Э.:По-разному бывает.

GRAZIA:Скажем, если бы вы никуда не ездили, а сидели в студии с бумагой и карандашом…
А.Э.:Самые интересные путешествия — те, что происходят в вашей голове. Воображение унесет вас дальше любого самолета. Вы можете оказаться в какой угодно стране или эпохе, в компании людей, с которыми никогда не встретитесь в реальной жизни. Так что фантазировать я рекомендую всем!

 Ида Лоло/Ксения Собчак
Ида Лоло/Ксения Собчак
 Снежана Георгиева/Ованес Погосян
Снежана Георгиева/Ованес Погосян

ФОТО: АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.