6 июня на экраны выходит картина Терренса Малика «К чуду»! Корреспондент GRAZIA Марина Штерн встретилась с исполнительницей одной из женских ролей Рейчел МакАдамс и узнала, почему ей нравятся фильмы без сценария и безразличен «Оскар».
Рейчел МакАдамс
Рейчел МакАдамс

GRAZIA: Говорят, фильм снимался не только без сценария, но даже без единой репетиции…
РЕЙЧЕЛ МАКАДАМС: Да, у Малика такой стиль работы. Я бы сравнила его со скульптором. Образно говоря, он просто кладет на гончарный круг глину и смотрит, что получится. История проявляется сама.

GRAZIA: Вас его подход не отпугнул?
Р.М.: Нисколько! Я всегда мечтала посотрудничать с этим режиссером, ведь у него есть дар «схватывать» моменты истинной красоты. Такому мастеру хочется доверять.

GRAZIA: Неужели обошлось без трудностей?
Р.М.: Вначале я, если честно, растерялась — а для актера это сущий кошмар. Но в то же время было невероятно интересно! Знаете, все самое настоящее и ценное происходит, когда перед тобой не ставят никаких ограничений — и неважно, есть ли у тебя при этом точки опоры. Если ты перфекционист и точно знаешь, чего хочешь, обязательно добьешься отличного результата.

GRAZIA: В чем тогда заключалась подготовка к роли?
Р.М.: Терри предоставил мне самой творить характер моей героини. Он не указывал мне, что нужно думать и как чувствовать. Просто возил меня по городку Бартлсвилл в штате Оклахома и говорил: «Представь, будто ты жила в этом доме, ходила вон в ту школу…»

GRAZIA: Правда ли, что у вас с персонажем Бена Аффлека крайне запутанные отношения?
Р.М.: Эти двое могли быть счастливы вместе. Но он связан с другой женщиной, которую не может забыть. Вообще я не сторонник сложностей в отношениях. Мне кажется, если человек тебе говорит: «Дай мне время, я еще не созрел для семьи…» — нужно бежать от него, и побыстрее! Ничего хорошего с ним точно не выйдет.

GRAZIA: Предпочитаете ждать, пока мужчина проявит инициативу или же действуете сами?
Р.М.: Все зависит от ситуации.

GRAZIA: Вы могли бы назвать себя романтиком?
Р.М.: Думаю, да. К примеру, я больше ценю сюрпризы, чем подарки на праздники. Обожаю, когда после трудного дня любимый вдруг делает для меня нечто особенное — до чего не додумался бы никто другой и понятное только мне. Он как бы говорит: «Я точно знаю, что тебе нужно».

GRAZIA: Вы верите в предопределенность встреч и отношений?
Р.М.: Я допускаю такую вероятность. Ученые и доктора говорят, что человек, даже полностью потеряв память, остается в каком-то смысле самим собой. Его притягивают те же занятия, те же люди. Не знаю, можно ли называть это судьбой, но некоторая закономерность здесь явно прослеживается.

GRAZIA: Кстати, вам ведь тоже не раз приходилось играть героинь, страдавших амнезией…
Р.М.: Да это что! Мы вот с сестрой часто спорим, у кого из нас память лучше. Но, как обычно выясняется, в моей голове задерживается всякая ерунда — вроде розового платья, в котором Кейлин была на празднике в далеком детстве. А спросите меня, что случилось несколько лет назад, и я не смогу ответить.

Рейчел МакАдамс
В новой картине Терренса Малика герой Бена Аффлека разрывается между своей женой-украинкой (Ольга Куриленко) и подругой детства (Рейчел МакАдамс). Что ж, бедолагу можно понять: выбрать одну из двух красоток действительно непросто!

GRAZIA: А какое воспоминание вам хотелось бы сохранить навсегда?
Р.М.: Когда появилась на свет моя сестра, мы с папой поехали в роддом. По дороге зашли в магазин, чтобы выбрать для нее игрушку — это право предоставили мне! Я чувствовала огромную ответственность и очень волновалась. Кажется, это один из первых осознанных моментов моей жизни… мне было около четырех.

GRAZIA: А день, в который решили стать актрисой, можете назвать, или идея не появилась в одночасье?
Р.М.: Лет в 12 я играла фею в спектакле «Сон в летнюю ночь». Все происходило в чудесном греческом амфитеатре. Никогда не забуду, как сквозь деревья светило солнце, моя семья и друзья смотрели на меня… Помню музыку и белое полотенце на плечах, служившее мне крыльями. Тогда я подумала: «Вот он — рай!» — и захотела, чтобы это никогда не заканчивалось…

GRAZIA: Вас нередко сравнивают с Мег Райан и Сандрой Баллок. Вы не против?
Р.М.: Всегда приятно, когда тебя сопоставляют с теми, кем ты восхищаешься. С другой стороны, это своего рода ловушка. Нужно следовать по собственному пути.

GRAZIA: Мечтаете об «Оскаре»?
Р.М.: В юности было дело, но теперь отношусь к нему спокойно. Безусловно, получить знаменитую премию — большая честь, но я перед собой такой цели не ставлю и, выбирая роль, не прикидываю, принесет она мне признание или нет.

GRAZIA: А успех можно прогнозировать?
Р.М.: Не думаю. Кино — коллективный вид искусства. Результат здесь непредсказуем и зависит от множества факторов. Я научилась полагаться на других и не пытаюсь контролировать все сама, а просто наслаждаюсь процессом.

GRAZIA: Чем занимаетесь в свободное от съемок время?
Р.М.: Выступаю в защиту экологии. Я выросла в маленьком городе и каждое лето проводила в лесу, так что любовь к природе для меня не просто слова. Увы, ситуация не всегда позволяет поступать в соответствии с принципами. Например, я бы предпочла передвигаться на поездах, а не на самолетах, но ведь в большинстве случаев это невозможно! Попробуй объяснить студии: «Я могу быть у вас через три недели», когда ты нужна им… еще вчера.

GRAZIA: Не любите летать?
Р.М.: Терпеть не могу! Всегда стараюсь взять с собой попутчика, чтобы было кому вцепиться в руку в зоне турбулентности. Наверное, поэтому с некоторых пор все отказываются сопровождать меня… (Смеется.)

GRAZIA: Бывали в России?
Р.М.: Нет… меня пока не приглашали. Надеюсь, когда-нибудь доберусь и туда. Говорят, ваша страна подходит только для экстремального туризма… Что ж, я люблю приключения!

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/kY--_RTmk5A» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>