GRAZIA: Рената, что интересного сейчас происходит в вашей жизни?
Рената Литвинова: Закончились съемки картины «Последняя сказка Риты». Там я выступила в ролях и режиссера, и продюсера, и актрисы. Сюжет - 11  дней из жизни трех женщин. Одна, Рита (ее играет Ольга Кузина), любит. Вторая — героиня Тани Друбич — напротив, пребывает в состоянии, когда чувство из нее уходит, она практически ненавидит когда-то любимого человека. А моя героиня - женщина с историями, она вечно в поиске: «Не найду, так хоть поищу, иначе зачем я здесь?» Пока мы смонтировали только трейлер фильма, его я представила в Каннах. Теперь еще основной монтаж — мой самый любимый процесс, когда складываешь снятое, озвучиваешь, подкладываешь под музыку. Тем более что музыку написала Земфира.
GRAZIA: Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое, с  кем  из  режиссеров вы хотели бы поработать?
Р.Л.: Смотря куда. Если в СССР, то с 
Григорием Александровым, в  1947  году он со своей музой Любовью Орловой поставил одну из моих самых любимых картин — «Весна». А если бы меня забросили во Францию, была бы счастлива посотрудничать с Жаном Кокто.
GRAZIA: На «Кинотавре» представили ленту Сергея Дебижева «Золотое сечение», где вы снялись вместе с Ксенией Раппопорт. Легко нашли с ней общий язык?
Р.Л.: У нас не было совместных сцен, мы с ней даже не встретились.
GRAZIA: А вообще с коллегами быстро становитесь друзьями?
Р.Л.: Я по жизни скорее не ищу друзей, мне нужны соратники, любимые люди. Если не работаю, предпочитаю отдавать свободное время тем, кто мне близок. А вообще я нуждаюсь еще и  в  уединении — человеку нужно оставаться без никого, в единственном числе.
GRAZIA: А из-за мелочи какой-нибудь можете поссориться?
Р.Л.: Нет, но она может стать поводом, когда отношения себя исчерпали и  кто-то терпит, не прерывая их резко. Причиной ссор скорее могут быть некие подлость, равнодушие, вранье, от которого так трудно увернуться. Если я люблю человека, прощаю. Лимит прощений бесконечен. Взаимная любовь — редкость, драгоценное чудо, и нужно отдавать себе отчет, что шансов повторить это практически нет. И надо беречь то, что имеешь.
GRAZIA: Есть какие-то качества в  людях, которые вы категорически не приемлете?
Р.Л.: Все чаще меня отвращают болтливые мужчины. Мужчина должен быть немногословным — и по делу. Я  терпеть не могу обидчивых граждан с вечной претензией на особое к  себе отношение. Вообще, хороший легкий нрав — это некий дар, как у  Бунина в рассказе «Легкое дыхание». Часто у людей цельных бывает недопонимание с обществом: обыватели называют их злыми и плохими, несут прочую чушь. Это тоже ошибка - нетребовательный к себе человек не может понять и  одобрить требовательность людей дела, поэтому я так часто выслушивала о выдающихся талантливых личностях  всякие байки о трудностях характера.
GRAZIA: Но такие трудности характера часто схожи по симптомам со звездной болезнью. Как вы относитесь к актрисам, которые любят «дать звезду»?
Р.Л.: Думаю, проявления некоей звездности не от ума идут, чаще  я  наблюдаю это у не вполне адекватных к себе людей. Унижать того, кто ниже тебя по положению, например, официантов в ресторане, — это вопрос происхождения, воспитания, но ведь этому тоже можно научиться.
GRAZIA: А вы сами в плохом настроении смогли бы, скажем, устроить скандал?
Р.Л.: Заметила, что плохое настроение возникает, когда я недовольна собой. Такие периоды бывают достаточно затяжными: что-то в жизни, в работе, в отношениях не устраивает, но ты ничего не меняешь, и это начинает выгрызать изнутри. Проблемы такого рода не рассасываются сами по себе — человек либо смиряется, не ропщет, либо изыскивает в себе силы поменять ситуацию. Даже выяснения отношений с вырванными дверьми и разбитыми телефонами бывают очень лечебными. Так что плохое настроение имеет свои подводные причины, которые нужно просто осознать, а многие боятся.
GRAZIA: Что может вас огорчить?
Р.Л.: И равнодушие, и хамство, и жестокость. В Москве очень много негатива, он словно витает в воздухе. Ни в одном городе мира я не встречала разом во всех службах помощи, начиная от травмпунктов и заканчивая милицией, столько беспощадных, безжалостных, продажных людей, смотрящих на тебя как на досадную проблему.
GRAZIA: Вы чего-нибудь боитесь?
Р.Л.: Предпочитаю не объявлять о  своих страхах — все так устроено, что именно то, чего боишься, будет преподнесено тебе как урок жизни, который надо сдать.
GRAZIA: А помечтать любите?
Р.Л.: Практика мечтаний в моей жизни давно себя оправдала. Надо только четко и глобально формулировать, а  не просить, чтобы автобус вовремя подъехал или машину новую. Мечты сбываются иногда и через семь лет. Вот нужно понять, надо ли тебе, чтобы она сбылась, или нет. Счастье можно извлечь из самых ничтожных мелочей. Встречались мне вечно чем-то недовольные люди, всегда что-то себе выторговывающие, на мой взгляд, совсем лишнее. Быть счастливым — видимо, тоже некий дар.
GRAZIA: У вас есть секрет красоты?
Р.Л.: Любить! Влюбленный человек - он же и добр, и снисходителен, и легок на прощение. У него нет желания обижаться или мстить - есть дела поважнее. И еще нельзя забрасывать себя, надо держать диету, не объедаться — быть легкой гораздо приятнее, чем таскать свое обрюзгшее тело. Конечно, должна быть мотивация, сила воли, ведь не случайно одним из смертных грехов считается чревоугодие. И лично  я  все время открываю для себя новые кремы, маски… Если веришь в эти средства, то они помогают.
GRAZIA: Что важнее: внешняя или внутренняя красота?
Р.Л.: Красота внешняя диктуется красотой внутренней: мозг, интеллект, достаток или недостаток образования накладывают неизгладимый отпечаток на любую, даже самую неказистую внешность, практически преображая ее. А  если под красивой оболочкой пустота, человек не работает над собой, либо пытается усовершенствоваться только  физически - походами в  спортзалы и  к  массажистам, — то юношеская красота со временем тухнет. А  красиво войти в возраст - отдельный талант. Это совокупность - что есть, как себя ограничивать, как баловать, с  кем общаться, не общаться, что читать. Вопрос выбора. Так что не бывает после 30 лет красоты, независимой от духовной.
Интервью: Евгения Юдинцева