Рене Зеллвегер
Рене Зеллвегер

15 сентября зрители наконец увидят Рене Зеллвегер в новой части мелодрамы «Бриджит Джонс», а Grazia уже поговорила с актрисой и узнала много интересного.

Какой мы увидим новую Бриджит?

Она «подросла». Стала успешным телепродюсером, хорошо зарабатывает, одевается со вкусом, держит себя в отличной форме. Но по сути она — прежняя. Как и раньше, то и дело попадает в щекотливые ситуации. На этот раз она беременна — и не знает, кто отец ребенка.

Вы уже давно «знакомы» со своей героиней. Как относитесь к ней сегодня?

Обожаю ее. Но мы совсем разные, я намного более консервативна. Мне кажется, Бриджит живет в каждой из нас. Вот почему она всех так цепляет.

Вы на шесть лет исчезли с большого экрана.

Я устала, потому что почти не отдыхала между фильмами — и последствия не заставили себя ждать: даже собственный голос не могла слышать без отвращения. И потом сами съемки — закрытый процесс в узком кругу профессионалов. Но после нужно же куда-то лететь и рассказывать о картине — ведь это тоже часть работы. Наряжаться, выходить на красную дорожку, опять ехать в аэропорт, в пути учить роль… И в четыре часа утра уже снова быть на площадке.

Чего же в таком бесконечном процессе вам не хватало больше всего?

Когда снимаешься в нескольких фильмах в год, возникает чувство загнанности. Мне захотелось пожить обычной жизнью. Разговаривать с людьми — и чтобы они видели во мне меня, а не моих героинь. Нельзя быть хорошей актрисой, если у тебя недостаточно житейского опыта. А он приходит через общение.

Чем занимались в «отпуске»?

Путешествовала с приятелями по Азии, проехала на поезде весь Вьетнам, пересекла границу с Камбоджей! А еще много времени проводила с родителями и друзьями. И нашла записи на салфетках, которые сделала, когда работала официанткой, — они заставили меня задуматься.

Вы были официанткой?!

Да, когда училась в университете, по ночам работала в кабаре. Это был топлес-бар в Остине. Дело в том, что моего папу уволили из компании прямо перед пенсией. Родители однажды позвонили и сказали: «Рене, у нас новости: тебе придется самой платить за школу. Или возвращайся домой». Я подумала: «Что же делать? В сутках недостаточно времени, чтобы заработать на колледж».
А потом решила попробовать — и в итоге разносила коктейли в баре в течение примерно двух лет.

Каким вспоминается то время?

Я сама там не раздевалась, никто ко мне не приставал. Это была хорошая школа жизни. Пересмотрела моральные принципы. Научилась не судить других. Вокруг было много замечательных людей, которые каждый вечер танцевали стриптиз, чтобы прокормить семьи. Большинство из них — студентки, и в их понимании такая работа гармонично вписывалась в жизнь. Узнала, что мир — вовсе не черно-белый, в нем есть много оттенков. Это стало открытием, я ведь выросла в консервативной среде в крохотном фермерском городке Кэти, а мои родители познакомились на корабле — и женаты уже 52 года.

По одним только кадрам понятно, что скучно зрителям новой «Бриджит» точно не будет
По одним только кадрам понятно, что скучно зрителям новой «Бриджит» точно не будет

Расскажите о своих интересах в той старой и традиционной Америке?

Я слушала музыку! The Beatles, ABBA, The Rolling Stones… Часами учила тексты песен, напечатанные на буклетах, а пластинки крутила до тех пор, пока они не портились. В школе состояла в баскетбольной команде, ездила по всей стране.

Но мечтали стать актрисой?

Нет! Телевизор нам смотреть не разрешали. Помню, папа возил нас на Рождество на балет «Щелкунчик». Выходы в свет были очень редки. Актерская профессия меня заинтересовала, только когда я поступила в Техасский университет в Остине и стала изучать литературу. Я и сейчас записываю все, что придет в голову: это помогает выговориться. Правда, меня пугает мысль, что вот умру и кто-то прочтет эти заметки!

Помните свою первую роль?

Маленький эпизод в фильме «Вкус к убийству». Когда меня утвердили, я была в ужасе! Думала: «Боже, что же теперь? Придется идти завтра на съемки и делать вид, будто я умею играть!"
И так до сих пор. Клянусь! На площадке у меня постоянно возникает такое чувство, словно меня сейчас выгонят: увидят, что я ничего не умею, что я не актриса, а только притворяюсь. Но пока как-то обходится.

А появился ли у вас за годы алгоритм работы? Или каждый раз — как в первый?

Исследую биографию персонажей, пытаюсь понять причины их поступков — почему они ведут себя так, а не иначе. Хочу увидеть каждую сцену в контексте целого, разобраться, в чем ее смысл. Мне важно, чтобы любое сказанное слово становилось частью общей картины. Мне нравится продумать все перед съемками, ведь в процессе возникают другие вопросы.

Есть ли что-то, чем вы точно не хотели бы заниматься?

Не люблю лгать. Если бы пришлось это делать, такая работа мне была бы не по вкусу.

В вашей профессии сложно не врать — даже в переносном смысле. Как сохраняете спокойствие?

Знаю, кто я по сути. И разобралась, что приносит мне счастье. Для меня есть табу, которые даже не обсуждаются. Так, я не раздеваюсь в кадре, не иду на компромиссы с собой ради карьеры. Никогда не стану жертвовать своим достоинством. Слава, звездность, привилегии и все, что они приносят, — это все ненастоящее. Моя жизнь мне не раз доказывала: стоит хоть немного поступиться принципами —начинается серия личных катастроф. Так что для меня самое главное — верность себе. Нельзя позволять другим людям вынуждать тебя быть кем-то другим.

А любовь для вас повод для романтических переживаний или залог счастья?

Прежде всего — общее прошлое, доверие друг к другу, непрерывная связь. И ощущение, что ты дома, когда вы вдвоем. Где бы ни находились на самом деле.

кадр из к/ф «Бриджит Джонс 3»
кадр из к/ф «Бриджит Джонс 3»

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.