Резо Гигинеишвили
Резо Гигинеишвили

GRAZIA: Наверное, для вас премьера каждого фильма — как экзамен для студента?
РЕЗО ГИГИНЕИШВИЛИ: Честно говоря, в последнее время я уже не отношусь к этому как к экзамену. Просто с любым первым показом связано множество хлопот. Есть большой зал, а также огромное количество любимых людей и друзей. Хочется всем угодить. Ситуация обостряется и потому, что накладывается мой грузинский «бзик», у нас ведь очень сильна традиция гостеприимства. И вся суета уводит тебя от самого главного и страшного момента — оценки фильма. Когда ты уже всех рассадил, вышел на сцену, наговорил кучу глупостей, погас свет, и на экране побежали первые кадры с титрами — начинается волнение.

GRAZIA: Лишь тогда?
Р. Г.: Ну есть еще первый монтаж, во время которого кажется: это самое ужасное, что только могло с тобой произойти. (Смеется.) Но, честно говоря, с годами я научился относиться к ситуации нормально, потому что знаю, чего ожидать.

GRAZIA: Изначально картина называлась «Любовь с акцентом — 2», однако потом ее переименовали в «Без границ». Почему так вышло?
Р. Г.: Мне кажется, у ленты собственная жизнь, судьба и история. Но мы снова сделали кино про любовь с ярким национальным колоритом и характером. Мне было мало говорить только о моем отношении к Грузии и показалось интересным пригласить еще Карена Оганесяна и Рому Прыгунова, чтобы каждый из них рассказал о любви к своей родине.

GRAZIA: Но про Грузию вы тоже не забыли?
Р. Г.: Конечно! Считаю, у меня две родины, ведь всю сознательную жизнь я провел в Москве. Даже до того как наша семья сюда переехала, мы были очень тесно связаны с этим городом. Мой дядя жил здесь. Он прекрасный доктор, и к тому же художник. Москву считаю таким же родным городом, как и Тбилиси. Кстати, на правах сопродюсера картины я воспользовался ситуацией и снял для фильма две истории — московскую и тбилисскую.

GRAZIA: Вам важно, чтобы ваши дети впитали грузинскую культуру?
Р. Г.: Да, конечно. Стремлюсь к тому, чтобы зритель проникался жизнью соседей, что уж говорить о собственных детях. Пытаюсь учить их языку, но задача не из простых. Чтобы заняться этим всерьез, нужно бросить все дела и не работать. Однако стараюсь их почаще привозить в Грузию, чтобы Тбилиси был для них таким же «своим», как и для меня Москва.

[PAGE] [/PAGE]
Резо Гигинеишвили
Ради съемок картины «Без границ» Резо пришлось попутешествовать по соседним странам

GRAZIA: Почему в картине «Без границ» вы снова взялись за тему «международных отношений»?
Р. Г.: Мне кажется, всем людям, и особенно соседям, важно говорить друг с другом о любви. А также нужно видеть что-то еще, что не показывают по телевизору, — зачастую там вообще какая-то параллельная реальность. Например, благодаря съемкам фильма я впервые в жизни побывал в Армении, и она произвела на меня огромное впечатление. Я видел храм V—VI вв.ека, высеченный в скале. Если ты нормальный человек, подобное не может не поразить. После такого понимаешь, что готов чему-то поучиться и у страны, и людей, ее населяющих. Как-никак, не совсем правильно рассуждать о своих соседях, не выбираясь за пределы Садового кольца. Это столь же странно, как и говорить о России, никуда не выезжая из Москвы. Да, я пытаюсь показать те места, которые люди захотят увидеть. Иногда слышу обвинения, мол, снимаю слишком туристически. А что тут такого? Я вот не стесняюсь, когда навещают друзья, возить их в Кремль или в Сергиев Посад.

GRAZIA: Вуди Аллена тоже в этом упрекают, но он продолжает работать в том же ключе. В какой-то степени вы идете по его стопам…
Р. Г.: Лично я с уважением отношусь к любому течению и смотрю совершенно разные фильмы. Просто не нравится такое снобское отношение. Конечно, есть темы, которые мне не близки, но в целом считаю, что любой человек имеет право на самовыражение. Помню, как был еще не совсем подготовлен. Зато сейчас у меня уже выработался иммунитет к критике. Мы с друзьями собрались и сняли «Жару». На тот момент это было довольно крупное событие. А потом обрушился шквал критики: дескать, они не заметили того настоящего, что есть в Москве. А мы говорили про сказку, потому что нам было по 22 года, и нас не покидало ощущение лета, радости и счастья. Как наивно ты в детстве смотришь на некоторые вещи, так мы и сделали картину. Поймите правильно: когда я смотрю «Жару», то вижу ее недочеты. Но также отмечаю и ее достоинства.

GRAZIA: Вы в первую очередь создаете кино для себя или больше ориентируетесь на зрителя?
Р. Г.: Не совсем корректно так говорить. Я думаю про зрителя, когда снимаю. Знаете, Станиславский когда-то гениально сказал, что нужно всегда думать про зрителя, но он об этом знать не должен. И опять же, про кого именно идет речь? Это же не один человек.

GRAZIA: А какая ваша публика? Кто потратит деньги на билет, чтобы пойти на «Без границ»?
Р. Г.: Я представляю себе человека, свободного от стереотипов. Зрителя, который способен смотреть кино без контекста и получать от процесса удовольствие.

GRAZIA: Вы сами от таких стереотипов свободны?
Р. Г.: Не говорю, что я — ангел, но счи таю, что можно просто наслаждаться фильмом, не переживая, кто его автор и какой у того социальный статус.

GRAZIA: Вы уже задумали следующий проект?
Р. Г.: Да, после интервью сразу поеду на пробы. Но рассказывать подробно о фильме пока не буду, единственное, что раскрою: это не комедия. И проект совершенно не похож на все то, что я делал до этого.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia