GRAZIA: Почему вы решили сняться в этой картине? Казалось бы, цирковые подмостки — совершенно не ваш формат!
РОБЕРТ ПАТТИНСОН: Причин несколько. Я как раз заканчивал работу в очередной части «сумеречной саги». Играть Эдварда не так легко, как кажется: нельзя потеть, все время нужно следить за выражением лица — оно должно быть добрым и бесстрастным, потому что яркие эмоции на экране выглядят как в театре кабуки. Это требует постоянного напряжения. А сценарий «Воды слонам!» мне понравился — хорошая история, немного приземленная, но очень жизненная. К тому же на площадке за мной не бегали по пятам пять гримеров. Такое счастье! Потом я познакомился с тайской слонихой — она меня покорила. Пожалуй, между нами вспыхнула любовь с первого взгляда. К тому же мы быстро нашли общий язык с Кристофом Вальцем и Риз Уизерспун. Когда сотрудничаешь с двумя обладателями «Оскаров», создается впечатление, что все делаешь правильно. Чем выше ставишь планку, тем больше шансов превзойти самого себя. Поэтому теперь я предпочитаю работать с лучшими из лучших.


На съемочной площадке за внимание Роберта
боролись две женщины: тайская слониха и Риз Уизерспун


GRAZIA: Наверное, четвероногие «коллеги» изменили ваше отношение к цирку?
Р.П.: Вообще-то я до сих пор не знаю, как там обращаются с животными, ведь видел только хвостатых «профессионалов», подготовленных для съемок в кино. Думаю, цирк — это тяжело. Звери часто получают травмы, а чтобы научить, например, лошадей всяким штукам, наши дрессировщики потратили несколько месяцев. Если с одной из них что-то случится, заменить ее будет просто некем. Понадобится еще полгода, чтобы натаскать другую. Но лично мне такие «актеры» только облегчили работу. Если в сцене занят слон, играть очень легко: скажем, получаешь хоботом по лицу и действуешь по обстоятельствам. И никто не ждет, что эпизод получится идеальным.

GRAZIA: В детстве вас наверняка водили в цирк. Вам там нравилось?
Р.П.: Не особенно, а вот моей сестре — да. Она была из тех девчонок, которые мечтают убежать с шапито. Я сходил на представление только раз. Клоуны выехали на машине, и вдруг у нее отвалилась дверь — и пассажиры выпали. Мне показалось, что один из них сломал ноги. Сестра повернулась ко мне и прошептала: «Этот клоун умер». Я посмотрел вниз и увидел, что он действительно лежит на арене, а через несколько минут его унесли. До 21 года думал, что мой культпоход закончился чей-то смертью. А потом мама сказала: «Никто тогда не погиб. С чего ты взял? Он просто выпал из машины и получил травму».

GRAZIA: Можете вспомнить какой-нибудь смешной случай, произошедший на съемочной площадке?
Р.П.: Был забавный момент при попытке «контакта» с зебрами. Они намного умнее лошадей, ими невозможно управлять, а уж о дрессировке лучше даже не думать. И вот, по сценарию, одна из них отвязалась и понеслась на людей, в том числе на меня. Я, естественно, отпрянул. А потом вдруг узнаю, что все посчитали меня трусом. Говорили, будто Кристоф благородно заслонил Риз и других актрис. Пришлось пересмотреть эпизод. Оказалось, что Уизерспун сама буквально схватила Вальца и загородилась им от зебры. Очень смешно, что после такого он ходит и хвастается: «Да, я спас их! Зебра остановилась!»

GRAZIA: Фрэнсис Лоренс, режиссер ленты, говорил про вас: «Вы не представляете, как трудно найти мужественного актера 23−24 лет». Что скажете?
Р.П.: Если ты доволен местом, которое занимаешь, — значит, все правильно. По‑моему, это и соответствует понятию «быть мужчиной».

GRAZIA: Вы чувствуете себя взрослым?
Р.П.: И да и нет. Странное дело… Когда снимаешься в кино, будто застреваешь во времени. Особенно если ты успешен и редко знакомишься с новыми людьми. При этом ты лишен возможности развиваться и взрослеть, как другие. Слышишь разные мнения, но в каждом разговоре повторяются одни и те же банальности. Наверное, все дело в круге общения. Редко случается, чтобы человек тебя поразил или совершил какой-то неожиданный поступок. С женщинами все еще более предсказуемо.

GRAZIA: Правда? Хорошо, тогда ответьте в двух словах — что такое любовь?
Р.П.: Не знаю. Вы задаете довольно трудные вопросы! Давайте попробуем разобраться на примере фильма. Его суть — мои отношения с Марленой (героиня Риз Уизерспун. — Примеч. Grazia). Они не вписываются в общепринятые рамки, да и вообще — мужчина не стремится во что бы то ни стало остаться рядом со своей женщиной. Трогательно, что герой с самого начала полностью осознает: он не хочет просто похитить девушку — это было бы не настоящее чувство, а нечто, связанное с гордостью. Если ты потерял голову, то считаешь ту, единственную, лучшей в мире, и все, о чем мечтаешь, — донести эту мысль до объекта страсти. На мой взгляд, таков главный признак любви: он хочет, чтобы она любила себя так же, как он любит ее.

GRAZIA: Ваш персонаж мгновенно попадает под очарование девушки, которую играет Риз Уизерспун. А вы сами верите в «химию» с первого взгляда?
Р.П.: Да, конечно.

GRAZIA: С вами это случалось?
Р.П.: Много раз. Думаю, большинство людей понимают, что перед ними — вторая половина, именно с первого взгляда. Я имею в виду — с первого внимательного.

GRAZIA: Если бы у вас, как у вашего героя, появилась возможность рассказать людям свою историю, какой бы она получилась? На что бы вы надеялись в первую очередь?
Р.П.: Хоть что-нибудь вспомнить! Я сейчас сильно устаю и чувствую себя странно. Страшно боюсь, что вообще все на свете забуду. Я снимался полгода подряд, а в голове не осталось ни единого дня. Только огромный клубок перепутавшихся суток.

GRAZIA: Что для вас означает понятие «полноценная жизнь»?
Р.П.: Наверное, главная составляющая — не бояться совершать поступки, которыми сможешь потом гордиться. У меня довольно скромные запросы. Нужно научиться радоваться простым вещам. Например, недавно я завел щенка — и счастлив.

GRAZIA: Да, так оно и бывает: сначала собака, потом дети… Впрочем, давайте лучше еще поговорим о чувствах. В фильме ваш роман — тайна за семью печатями. Но ведь когда влюбляешься, хочется показать это всему миру. Вы в состоянии что-то скрывать, когда ваше сердце несвободно?
Р.П.: Да я вообще никогда не испытываю желания продемонстрировать что-либо окружающим. Когда я учился в школе, произошел один случай. В 12 лет я пригласил девочку на свидание. Она даже не была моей подругой. А на следующий день все спрашивали: «Вы что, встречаетесь?» Ужасно. Кажется, больше я с ней никогда не разговаривал. Помню, подумал: «Настоящая травля». Забавно, но личные отношения всегда представлялись мне чем-то вроде биржи: чем больше брокеров, тем хуже ситуация.

GRAZIA: Хуже для кого?
Р.П.: Для тебя самого. Если расскажешь все как есть, когда люди уже обсуждают твои отношения, просто подольешь масла в огонь. Твоя история будет ничем не правдивей той, что анонсируют на обложке желтого журнала. Ты автоматически становишься предметом для сплетен и домыслов.

GRAZIA: Вы, наверное, давно не можете спокойно ходить по улицам?
Р.П.: Это точно. Ненавижу, когда меня фотографируют. Даже в детстве не хотел, чтобы мама меня снимала.

GRAZIA: Тогда ваше решение стать актером выглядит, мягко говоря, более чем странно…
Р.П.: Да, тут явное противоречие, но против кинокамер я не возражаю. А вот щелчков фотоаппаратов по‑прежнему избегаю. Особенно с тех пор как поближе познакомился с папарацци. Терпеть не могу, когда за мной следят. Приходится прикладывать титанические усилия, чтобы хоть как-то оградить свою жизнь — ведь в противном случае вокруг постоянно будут люди, которые хотят на тебе заработать.

GRAZIA: И на что вы готовы пойти, лишь бы вас оставили в покое?
Р.П.: Я готов стрелять в папарацци!


В последнее время поговаривают, что так красиво начинавшийся роман Роберта и Кристен Стюарт стремительно движется к бесславному завершению.

Причем источники, близкие к паре, винят во всем девушку: дескать, Паттинсон чуть ли не каждое утро начинает с предложения руки и сердца, а ветреная красавица в ответ только фыркает.

Оно и понятно: ведь ей только-только исполнился 21 год — в этом возрасте участь примерной супруги кажется как минимум незавидной…

Впрочем, Grazia уверена: как бы ни развивались события дальше, одиночество Паттинсону не грозит!

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.