2 января выходит в прокат фильм «Девушка с татуировкой дракона» — вторая экранизация нашумевшего детектива шведского писателя Стига Ларссона. Руни МараГлавную роль в голливудской версии сыграла Руни Мара. Grazia поговорила с ней о негативных чертах характера, отношениях с Дэниелом Крейгом и смене имиджа.

GRAZIA: Фильм основан на первой части трилогии «Миллениум» Стига Ларссона. А вы сами читали эти романы?
РУНИ МАРА: Нет, первым делом я посмотрела шведскую экранизацию (европейская версия появилась на экранах в 2009 году. — Примеч. Grazia). Она произвела на меня колоссальное впечатление! И, когда поступило приглашение на пробы, изо всех сил старалась не заводиться раньше времени, а то я себя знаю! А вот уже получив роль, расслабилась и со спокойной совестью одолела все три истории.

GRAZIA: Сценарий и книга сильно отличаются друг от друга?
Р.М.: Могу сказать только одно: мы старались максимально приблизить его к источнику.

GRAZIA: У вас было свое видение этой роли или пришлось полностью подчиниться режиссеру?
Р.М.: Тут ситуация двоякая. С одной стороны, можно сказать, что это была командная работа. Он советовался и со мной, и с Дэниелом (Дэниел Крейг исполнил главную мужскую роль — журналиста Микаэля Блумквиста. — Примеч. Grazia). Мы очень много разговаривали о героине, ее жизни, о том, что хотим передать. Но с другой, у Финчера есть свое представление, он воспринимает каждую деталь как часть общей картины. При этом абсолютно точно знает, какую именно историю хочет рассказать, и не идет на компромиссы.

GRAZIA: То есть все же вам приходилось слушать его указания?
Р.М.: Ну, на площадке должен быть главный! (Смеется.) Но с режиссером мне повезло — он очень открыт, слышит других. А еще прекрасно чувствует людей, понимает, что на одно и то же событие разные люди реагируют совершенно полярно. Например, со мной общался совсем в ином ключе, нежели, например, с Крейгом.

GRAZIA: А у вас с ним, кстати, какие сложились отношения?
Р.М.: Отличные! Работать было очень интересно. Мы вместе фантазировали, что означают те или иные мизансцены, придумывали костюмы и прически… Иногда даже вместе ездили в метро Лос-Анджелеса: рассматривали толпу и искали среди лиц черты наших персонажей!

GRAZIA: Вас наверняка будут сравнить с Нуми Рапас, которая играла Лисбет Саландер в шведской версии. Не переживаете из-за рецензий?
Р.М.: Это неизбежно — так зачем же беспокоиться? Я и сама себя часто ловила на том, что начинала проводить между нами параллели. Мы с Нуми выросли в разной среде и семьях… Но при этом у нас есть некое глубинное сходство, которое трудно описать словами.

GRAZIA: Роль требовала отличной физической формы. Тяжело было подготовиться?
Р.М.: Я не спортсменка, хотя привыкла вести активный образ жизни. Но для съемок, конечно, пришлось попотеть — освоить кикбоксинг, научиться ездить на мотоцикле…

GRAZIA: Еще и расстаться с длинными роскошными волосами!
Р.М.: Да, я их отрезала. И с большим удовольствием!

GRAZIA: Значит, вы не против изменить внешность ради участия в фильме?
Р.М.: По‑моему, актрисе это здорово помогает перевоплотиться в персонажа и абстрагироваться от собственной личности. А зрителям — увидеть создаваемый образ.

GRAZIA: И какую героиню вы хотели показать?
Р.М.: Совершенно неотразимую! Внешне слабую и беззащитную, но более чем способную позаботиться о себе. В ее жизни случалось такое, что другим и не снилось, но в ней все равно осталась какая-то наивность… Думаю, именно противоречия и делают Лисбет невероятно привлекательной.

GRAZIA: Но она агрессивна…
Р.М.: Да, однако прилагает много сил, чтобы сдерживать свое другое, злое «я»! Просто иногда случается нечто, заставляющее его вырваться наружу.

GRAZIA: Вы открыли свою темную сторону?
Р.М.: Я всегда знала, что она есть… Во мне много разных личностей, черт характера, негативных в том числе. И когда читала сценарий, то понимала героиню в самых разных ее проявлениях. Поэтому происходящее не было для меня шоком. Я бы не стала сниматься, если б не чувствовала, что у нас с Лисбет много общего.

GRAZIA: В чем сходство?
Р.М.: Как и героиню, меня можно назвать, скорее, одиночкой, чем экстравертом. Не люблю открываться людям, рассказывать о себе. Иногда я очень застенчивая, а потом — невероятно смелая. Вот и балансирую постоянно между нерешительностью и опрометчивостью.

GRAZIA: Как относитесь к насилию?
Р.М.: Стараюсь с ним не сталкиваться! Я — мирный человек, даже фильмы ужасов стараюсь не смотреть.

GRAZIA: Но в картине его уж точно предостаточно! Вас это не остановило?
Р.М.: Нет, потому что там жестокости не больше, чем в новостях, видеоиграх… Хотим мы или нет, но такова часть мира. И «Девушка с татуировкой дракона» — никакая не фантастика, а вполне правдоподобная история.

GRAZIA: События, происходящие на экране, и эмоции героев очень негативны. Тяжело было не переносить их в реальность, оставлять на площадке?
Р.М.: Мне не надо было об этом думать. Когда работаешь по 16 часов, то успеваешь только поспать. А в остальное время сосредотачиваешься на своем герое. Но, знаете, на съемках мы иногда смеялись! Хотя и не часто.

GRAZIA: Понимаете, что после этой роли вы стопроцентно проснетесь знаменитой?
Р.М.: Я хотела стать актрисой не для того, чтобы прославиться. Наоборот, слава сильно мешает: чем больше люди знают, кто ты, тем меньше видят в тебе персонажа. Это плохо…

GRAZIA: И уже не сможете просто так зайти в магазин. Будете маскироваться с помощью парика и темных очков?
Р.М.: Вообще-то в фильме я сама на себя не похожа. Надеюсь, это поможет мне не привлекать много внимания!