Руни Мара

GRAZIA: Ваш новый фильм о Питере Пэне — не классический пересказ сюжета?

Руни Мара:
Давайте так: это оригинальный взгляд на знаменитую сказку, когда мальчика-сироту похищают и увозят в страну Нетландию, на остров Небывалый, в Место, Которого Нет. Там его ждут приключения с другими героями: Крюком, Тигровой Лилией и Черной Бородой. Режиссеру Джо Райту удалось снять картину действительно волшебную. Думаю, ему очень пригодился опыт работы в театре, в том числе — в кукольном. А еще в фильме невероятные костюмы и много юмора.

GRAZIA: Вы удивились, когда вам предложили роль Тигровой Лилии?
Р.М.: Очень. Ведь Тигровую Лилию всегда воспринимали как индианку. Но я мечтала поработать с Джо Райтом, поэтому тут же отправилась на встречу с ним. И Джо рассказал мне, что видит Нетландию, Страну, Которой Нет и Не Будет, как вымышленное, условное место, где перемешаны мировые культуры разных времен и народов. Тигровую Лилию он представлял девушкой, которая часами обнимается с деревьями, и в то же время — панком из лондонских пригородов. Панком — в смысле тотальной внутренней свободы, а не потому, что она мыться не любит и ходит в обносках. Тогда я поняла, что Тигровая Лилия — роль моей мечты.

GRAZIA: Ваш персонаж хоть чем-то похож на героиню в мультфильме о Питере Пэне?
Р.М.: Нет. Там она совсем молчунья, а моя все время разговаривает, причем с классическим лондонским акцентом. А еще Лилия — настоящий боец. Ее оружие — топор-бумеранг. Но мы с Джо решили, что она не должна двигаться как воин. Скорее, ей нужно иметь что-то от красивого, изящного зверя. Хотелось, чтобы ее пластический рисунок роли был уникальным, таким же небывалым, как сама Нетландия!

[PAGE] [/PAGE] [IMAGES][IMAGE caption=bottom][SRC]/upload/attach/270/2705db91a002b029d2ed65b388bee583.jpg[/SRC][CAPTION][/CAPTION][SOURCE][/SOURCE][/IMAGE][/IMAGES] GRAZIA: На съемках многое пришлось делать впервые?

Р.М.:
Я бы сказала — все. Основная часть моей работы заключалась в обучении хореографии и трюкам, чего раньше со мной не случалось. Тем более что времени на подготовку было мало. В основном я тренировалась с каскадерами. Мы сутками занимались боевыми искусствами, в том числе — упражнениями с оружием. А еще в фильме есть сцены на канатах. Это далось мне нелегко, потому что, честно говоря, я очень боюсь высоты.

GRAZIA: Вы сказали об этом режиссеру?
Р.М.: Нет! (Смеется.)


GRAZIA: Что еще вызывает у вас страх?
Р.М.: Многое. Болезни. Черные мамбы. Океан. Открытое пространство. Люди. Но я всегда готова бросить вызов этому. Так что режиссер на съемках даже не заметил, что у меня были большие проблемы. Джо вообще хочет, чтобы все были максимально расслабленны: убежден, что напряжение мешает творчеству. И, по‑моему, он совершенно прав.

GRAZIA: Каково было работать с юным Леви Миллером?
Р.М.: Необыкновенно! Я обожаю сниматься с детьми. А Леви — такой милый, открытый, невероятно чувствительный мальчик. В отличие от взрослых, в нем нет и капли скепсиса — для него на площадке все происходит ярко, по‑настоящему. И это заразительно. Он ни разу не пожаловался на усталость, совсем не капризничал, а такое редко удается даже взрослым пресытившимся звездам.

GRAZIA: Вы неоднократно снимались в кино обнаженной. Каково это?
Р.М.: Я всегда делаю то, о чем просит режиссер. Это ему отвечать перед продюсерами и критиками: есть ли смысл в том, чтобы героиня была голой. А у меня нет и не было никаких проблем с тем, чтобы раздеться перед камерой, если поступает такая команда. Я актриса, мне думать вредно. (Смеется.) И я не считаю, что своего тела нужно стыдиться. В конце концов, у всех женщин схожая анатомия, так что это не должно никого шокировать.

GRAZIA: А строгая критика вас задевает?
Р.М.: Стараюсь не особенно зацикливаться на оценках других, но, конечно, интересно узнать, какого мнения о тебе профессионалы кино. Тут важно другое: мне совсем не страшно, когда меня ругают. Я отношусь к себе намного критичнее кого бы то ни было и всегда знаю, где моя работа хороша, а где я сплоховала.

GRAZIA: Вы с детства хотели быть актрисой?
Р.М.: Да, но искренне боролась с этим желанием. Актерская профессия не казалась мне такой уж почетной и престижной. И потом, я понимала, кино и театр — это коллективный труд. А я росла замкнутой, медленно открывалась людям. Всегда была одиночкой. Не любила командные виды спорта. Мне было гораздо комфортнее одной. Но фильмы с Джиной Роулендс, особенно «Женщина под влиянием», изменили мой взгляд на кино кардинально.

GRAZIA: Хотели бы сыграть в комедии?
Р.М.: Вряд ли у меня получилось бы. Я совсем не забавная. Быть может, в черной комедии, но не в романтической. Присылайте мне «готические» сценарии — это точно мое. (Смеется.) Я по жизни редко ношу одежду ярких цветов. Кстати, так проще одеваться по утрам — не надо долго стоять перед шкафом.

GRAZIA: Мечтаете об «Оскаре»?
Р.М.: У меня уже есть Оскар. Так зовут мою любимую собаку!

GRAZIA: Что для вас главное в жизни?
Р.М.: То, как я живу, взаимодействую с другими — стараясь никого никогда не обидеть. Можете считать меня конченым параноиком, но я убеждена: за нами присматривают. Каждый шаг четко фиксируется на небесах. И за все наши действия придется когда-нибудь ответить.

8 октября на экраны выходит приключенческое фэнтези Джо Райта «Пэн: Путешествие в Нетландию» с Руни Мара в роли Тигровой Лилии.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.