GRAZIA: Сальма, расскажите немного
об «Одноклассниках».
Cальма Хайек: Это фильм о школьных друзьях, которые после долгой разлуки встречаются на похоронах учителя физкультуры. И несмотря на то что всем им уже за сорок, понимают, что ни  капли не повзрослели. Ну, а я играю дизайнера Роксанну — жену одного из героев. Кстати, моим экранным мужем стал Адам Сэндлер!
GRAZIA: И как вам с ним работалось?
С.Х.: С Адамом просто невозможно оставаться серьезной! Я брала на съемки дочь, и они сразу же подружились: он постоянно корчил смешные рожицы, она смеялась от души, а после возвращения домой очень по нему скучала.
GRAZIA: Что особенного в этом фильме?
С.Х.: Для меня самое главное, что это комедия для всей семьи. Сейчас сценаристы часто злоупотребляют грубыми шутками, рассчитанными в основном на мужскую аудиторию. А  юмор «Одноклассников» придется по душе и  женщинам, и детям…
GRAZIA: Покажете фильм дочке?
С.Х.: Да ей же еще и трех лет не исполнилось! Хотя… Знаете, она уже способна вести полноценную беседу. Любит книги с рассказами о животных и всегда просит меня почитать ей перед сном.
GRAZIA: Похоже, у вас в семье растет вундеркинд…
С.Х.: Валентина и правда отличается от  сверстников: она начала ходить и  разговаривать в девять месяцев! А  на  скольких языках она говорит… Английский, французский и испанский - с ума можно  сойти!
GRAZIA: Вы впервые стали матерью в 41 год. Так долго искали своего прекрасного принца?
С.Х.: Да какой там принц — я просто никак не могла встретить мужчину, элементарно подходящего на роль отца.  А  потом познакомилась с Анри (муж актрисы — французский бизнесмен Франсуа-Анри Пино. - Примеч. Grazia) и  сразу поняла: вот тот самый человек, которого я все это время искала! К  тому же не  думаю, что смогла бы стать хорошей матерью, например, в  30 лет. В  моей жизни  тогда не было стабильности - да  я и  сама не знала точно, чего хочу. Сейчас я гораздо спокойнее и увереннее  в себе.
GRAZIA: Ваша жизнь сильно изменилась с  рождением Валентины?
с.х.: На самом деле, я плохо помню, какой была до рождения дочери. Это так странно: с одной стороны, материнство для меня — совершенно новый опыт, а с другой - я чувствую, что знала Валентину всю свою жизнь. Это сложно описать словами. Я просто счастлива быть ее матерью. Валентина учит меня радоваться каждому новому дню. Обожаю наблюдать за тем, как она растет!
GRAZIA: Как вы сбрасывали вес после родов?
С.Х.: Мне потребовался почти год, чтобы прийти в форму! Пришлось до седьмого пота заниматься в тренажерном зале и  соблюдать строгую диету. Я отказалась от алкоголя, кофеина и сладкого. И,  конечно, забыла о фастфуде и прочей нездоровой пище! Помню, первые шесть  месяцев после родов я очень мало спала и без кофе и сахара чувствовала себя просто ужасно. Зато сейчас я абсолютно довольна своей фигурой!
GRAZIA: Планируете завести еще одного ребенка?
С.Х.: Мы думаем об этом. Мне уже 43 года, но я не считаю, что возраст может стать помехой… Так что поживем — увидим.
GRAZIA: Вы активно помогаете странам третьего мира. Не думали усыновить обездоленного ребенка из одного из беднейших государств?
С.Х.: Пока у меня нет конкретных планов. Но во время путешествий с детским фондом ЮНИСЕФ мое сердце разрывается от жалости. Сложно поверить, что в наше время существует такая нищета! Благодаря этим поездкам я поняла: главное — не деньги или слава, а  здоровье близких.
GRAZIA: Вы с детства хотели стать актрисой?
С.Х.: Нет, я мечтала быть воздушной гимнасткой в цирке. В юности я была очень подвижной — меня привлекало все, что связано с танцами, гимнастикой и  акробатикой. Я  хотела гастролировать по  Мексике с цирковой труппой, но  судьба распорядилась иначе…
GRAZIA: Скучаете по родине?
С.Х.: Скорее, по возможности быть обычным человеком — а это у меня получается только в Мексике. В любом другом месте о моем праве на  личную жизнь никто даже не вспоминает.
GRAZIA: Вы очень многого добились в  Голливуде: стали первой мексиканской актрисой, номинированной на «Оскар», спродюсировали сверхуспешный сериал «Дурнушка»… Гордитесь собой?
С.Х.: Разумеется. Я до сих пор считаю невероятным то, чего мне удалось достичь. Хотя, должна признать, что латиноамериканским актерам по‑прежнему непросто получить в Голливуде хорошие роли. Все время приходится убеждать режиссеров, что акцент только добавит персонажу изюминку. К  сожалению, соглашаются с этим далеко не  все.
GRAZIA: Чем планируете заняться в ближайшем будущем?
С.Х.: Отправлюсь с мужем и дочкой в  какой-нибудь далекий уголок, где нас никто не найдет.
GRAZIA: А как насчет новых ролей?
С.Х.: Я не стремлюсь каждый год сниматься в нескольких фильмах. Предпочитаю тщательно выбирать роли и проводить больше времени в кругу семьи. Много денег и успешная карьера - это, конечно, хорошо. Но если рядом нет любимых и  любящих людей, материальные блага теряют смысл. Мне очень повезло - у  меня есть и то, и другое.
Интервью: Бартек Колоджи