GRAZIA: Расскажите о своем персонаже.
Сергей Пускепалис: Мой герой — типичный мужик-бирюк, который живет на Чукотке. У него есть своя сверхзадача - семья. Ради нее он работает, деньги добывает. А потом родные трагически погибают, и пропадает смысл его существования. Так часто бывает: человек выбирает для себя какую-то тему и с ней живет, ему хорошо и понятно, а потом она исчезает и становится страшно.
GRAZIA: У фильма странное название…
С.П.: «Как я провел этим летом» напоминает тему школьного сочинения. Такой специальный «сход», который останавливает внимание. Эта корявость и неправильность в написании несколько отражают и смысл, заложенный в ленте.
GRAZIA: Ваш творческий союз с режиссером Алексеем Попогребским оказался очень удачным.
С.П.: Да, кроме этой картины мы вместе сделали «Простые вещи». Работать с  ним - удовольствие, всегда получается какая-то
интересная штука, событие.
Алексей — настоящий творец, к тому же ему во всем сопутствуют удача и правильное стечение обстоятельств.
GRAZIA: Как вы нашли друг друга?
С.П.: Сначала он вместе с Борисом Хлебниковым снял в фильме «Коктебель» моего сына Глеба, а уж затем и я попал в  кинематограф.
GRAZIA: Ваш сын тоже решил стать актером? Вы как-то повлияли на него?
С.П.: Он играл в спектакле «Мастерской Петра Фоменко» «Безумная из Шайо», принимал участие в студийных работах курса Фоменко в ГИТИСе. А потом сам поступил в этот же институт. Я пока с трудом представляю Глеба как актера. Но на последнем показе в ГИТИСе я увидел его крайнюю сосредоточенность на предмете, понимание того, что это все не шуточки, - и очень обрадовался. Если говорить об актерских династиях, то мне приятно, что у сына старт был попроще, чем у меня, но этот выбор — его решение.
GRAZIA: По первому образованию вы ведь актер драматического театра?
С.П.: Я окончил театральное училище в Саратове и 10 лет работал там в Театре юного зрителя. Получил звание заслуженного артиста. Потом уехал в Москву и поступил в «Мастерскую Петра Фоменко» на режиссерский факультет. Сейчас — главный режиссер Российского академического театра драмы имени Федора Волкова. Уже поставил спектакль по Александру Володину «С любимыми не расставайтесь», работаю над пьесой Чехова «Три сестры».
GRAZIA: Почему вы принципиально перестали играть в театре и занялись режиссурой?
С.П.: Это очень просто. Когда чужой успех начинает интересовать тебя больше, чем личный, ты становишься режиссером. Во всяком случае, я так думаю.
GRAZIA: А почему бы не совмещать одно с другим?
С.П.: Моя актерская театральная карьера закончена навсегда. Показывать такой душевный стриптиз каждый вечер уже не могу. Я стал этого стесняться. У меня большой счет к себе. Как режиссер могу кого-то попросить, а к самому себе у меня очень много претензий. Когда последний раз играл в спектакле «Мещане» по Горькому, который ставил мой друг Николай Дручек в «Мастерской Петра Фоменко», — это была непростая задача. И в большей степени делал это я только ради Николая.
GRAZIA: Но в кино вы продолжаете сниматься?
С.П.: Там совершенно другая специфика. Ведь сниматься могут и непрофессионалы. Феллини, например, намеренно работал с неактерами. В кино артист - это зачастую просто отражающий объект. И совершенно другое дело театр, когда каждый раз выходишь один на один с незнакомым залом. Там не за кого спрятаться.
GRAZIA: Какое положение вы считаете безвыходным?
С.П.: Смерть близких и родных. Мне сейчас очень плохо. Погиб мой друг Юра Степанов. То, что произошло, — немыслимо. У меня ощущение, что кто-то специально пришел и его забрал. Такой мужик ушел: сильный, здоровый, умный, талантливый, прекрасный отец… Это ужасная трагедия.
GRAZIA: А что для вас счастье?
С.П.: Ощущение того, что оно когда-нибудь будет! Скорее предвкушение, чем сам праздник. Мне больше всего нравится, когда мандаринами только начинает пахнуть перед Новым годом.
GRAZIA: Что вы больше всего цените в своих друзьях?
С.П.: То, что они друзья. Мне нравится ими хвастаться, я горжусь, что все они - состоятельные люди. Не в смысле денег, а по человеческому наполнению. Они всегда интересны многим людям, и вместе с ними я могу внутренне развиваться.
GRAZIA: Какие ошибки вы считаете достойными снисхождения?
С.П.: Искренность. Это качество для меня иногда связано с навязчивостью, но если я понимаю, что это искренне, могу простить. Оно часто ведет к бестактности. Иногда не стоит так обнажаться. Кому-то это просто не идет.
GRAZIA: Ваш главный недостаток?
С.П.: Наверное, чрезмерное упрямство. Но оно при определенных обстоятельствах превращается в достоинство.
GRAZIA: Что делать творческому человеку в моменты простоя?
С.П.: Не могу дать какой-то единый рецепт. Каждый раз находится новое средство для борьбы с бездействием и  неудачей.
Интервью: Анна Сиротина