На экраны вышел боевик Клинта Иствуда «Снайпер», где главную женскую роль сыграла Сиенна Миллер. Grazia поговорила с актрисой о новом этапе в ее карьере, а заодно выяснила, почему она превратилась из тусовщицы в примерную домохозяйку!
Сиенна Миллер
Сиенна Миллер

GRAZIA:В картине вам досталась роль реального человека Тайи Кайл — жены самого известного в США снайпера. Каково это — играть свою современницу?
СИЕННА МИЛЛЕР: Я очень волновалась: понимала, что она увидит себя в моем исполнении, а это добавляет ответственности. Я провела некоторое время с Тайей Кайл, и это было бесценно. В фильме рассказано о войне в Ираке, и она поведала мне множество деталей и подробностей о тех событиях. Показывала переписку с мужем, пока он находился в «горячей точке». Я попыталась донести правду во всех мелочах, нигде не врать, передать все как было. Но, конечно, в фильме события многих лет ужимаются в два часа, так что всегда приходится чем-то жертвовать.

GRAZIA: Что было для вас самым важным в этой истории?
С.М.: Больше всего мне хотелось передать — и, надеюсь, это получилось, что Тайя и Крис действительно любили друг друга. Мало кому в ситуации многолетней разлуки удалось сохранить семью, но у них получилось. Каждый день Тайи был полон надежды, что Крис вернется невредимым. Но и после войны их жизнь не стала легкой: он был дома, но внутренне отсутствовал. Его съедала вина: он не спас тех, кого, как ему казалось, мог бы спасти.

Сиенна Миллер

GRAZIA: Каково ваше впечатление от первой работы с Клинтом Иствудом?
С.М.: Клинт — мой кумир. Я с детства обожаю его фильмы и каждый день съемок не могла поверить своему счастью видеть его наяву! Очень нервничала перед встречей с ним, и зря. Он вовсе не строгий. Точно знает, чего хочет, поэтому мы делали совсем мало дублей. Сразу снайперски попадали в цель! (Смеется.) С Иствудом я готова сниматься даже в крошечных эпизодах. Сегодня для меня важно работать с талантливыми людьми. В начале карьеры я думала, что нужно вырывать для себя главную роль в крупных проектах. И ох как ошибалась… Конечно, некоторыми работами я горжусь, но часто бывало так: полностью выкладываешься на съемочной площадке, а в итоге видишь на экране совсем не то, что ожидала.

GRAZIA: Вы рано стали знаменитой…
С.М.: И оказалась не готова к этому. Не то чтобы я была «сама невинность», но верила: все люди на самом деле хорошие. Я была открытой, совершенно не заботилась о чужом мнении, не понимала, что иногда нужно слушать разум, а не чувства. Все это потом обернулось против меня.

[PAGE] [/PAGE]
Сиенна Миллер
В новом фильме Клинта Иствуда «Снайпер» Сиенне досталась непростая роль жены солдата

GRAZIA:Скандальный имидж сильно повлиял на вашу карьеру…
С.М.: Да, у меня сложилась репутация тусовщицы, а не серьезной актрисы. Я не считалась с общественным мнением, и мне казалось, в Голливуде меня за это любят. Многим влиятельным друзьям нравилось весело проводить со мной время, но они не спешили приглашать меня на съемки, ведь мое имя ассоциировалось со словом «скандал». Я ничего преступного не делала, но… зрители не хотят смотреть фильм с актером, жизнь которого не одобряют. Сейчас все намного спокойнее, я больше не героиня таблоидов, наперебой пишущих о моих увлечениях галлюциногенами.

GRAZIA: Вам нравится спокойный семейный уклад?
С.М.: Да, мы с Томом живем абсолютно стандартно и размеренно (Том Стерридж — жених актрисы и отец ее дочери — Примеч. Grazia). В наших отношениях нет никаких слез и драм. Он помогает в карьере мне, я — ему. Я готовлю, мы ездим на природу, у нас есть ньюфаундленд, огромный, как медведь. Когда я прихожу домой, пес так радуется, что роняет меня в грязь. Мой жених в каком-то смысле моя противоположность: он приземленный, разумный, самодостаточный. Я впервые состою в отношениях с человеком, настолько отличающимся от меня и идеально уравновешивающим. Тома воспитывали с четким пониманием того, что хорошо, а что плохо. Он, в отличие от меня, имел моральный «компас». А мои родители прекрасно со мной обращались, всегда были настроены либерально и говорили: «Слушай свое сердце!» Я росла в хорошей семье, ходила в престижные школы, пропагандировала богемно-хипповское мировоззрение. Конечно, временами бывает непросто, но мы — настоящая «ячейка общества». Я каждый день просыпаюсь и думаю: «У меня есть семья! Я — взрослая! Это так здорово!» И до сих пор не могу в это поверить.

GRAZIA: А рождение дочери сильно изменило вашу жизнь?
С.М.: Я ощутила себя так, будто ее-то мне и не хватало, будто нас связывает нечто такое, о чем знаем только мы с ней. Удивительное чувство целостности, возникшее благодаря маленькому человеку.

GRAZIA: Неужели вы совсем не жалеете о прошлом? Например, что ничего так и не сложилось с Джудом Лоу?
С.М.: Это довольно печальная история. Наши отношения очень много значили для нас обоих, а разрыв помолвки в 2005-м был ужасен. Так что, мне кажется, попытка примириться спустя годы была неизбежной. Когда расстаешься с человеком с такой колоссальной болью, нужно время, чтобы сделать шаг назад и взглянуть на ситуацию по‑новому. И тогда уж либо окончательно закрыть дверь, либо начать заново. Так что наше соединение было, по сути, катарсисом, мы избавились от чувства враждебности, ненависти друг к другу. Сейчас мы с Джудом лучшие друзья, и я очень люблю его детей.

GRAZIA: О чем вы мечтаете?
С.М.: Хочу быть энергичной, успешной, заниматься искусством, которое влияет на людей. Хочу, чтобы моя дочь и ее дети гордились мной. Сама, например, даже не знаю имени своей прабабушки. Хочу, чтобы обо мне помнили мои наследники еще много-много поколений! Вот так нескромно… (Смеется.)

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.