Cинди Кроуфорд: Знаете, с журналом Grazia у меня связаны прекрасные воспоминания. В 1984 году мне было 18 лет - девчонка из маленького городка Декалб в штате Иллинойс, только начинающая работать в модельном бизнесе. И мне предложили поехать в Египет на фотосессию для вашего еженедельника. Я впервые выехала за пределы Штатов!
GRAZIA: С тех пор мода, по‑вашему, сильно изменилась?
C.R.: Очень, но это нормально. Теперь нет супермоделей. Людей сегодня больше привлекает
жизнь голливудских звезд, поэтому девушкам с подиума стало сложнее пробиться. Тяжелее попасть на обложки журналов, быть выбранной в  качестве лица косметической компании. Мне невероятно повезло, что я  работала в 90-х, когда весь мир вращался вокруг нас, топ-моделей.
GRAZIA: Какой показ вы могли бы выделить из общего ряда?
С.К.: Шоу Джанни Версаче с Кристи Терлингтон, Наоми Кэмпбелл и Линдой Евангелистой в честь хита Джорджа Майкла Freedom 90 (супермодели снимались в видеоклипе музыканта. — Примеч. Grazia). Впрочем, показы Версаче — всегда настоящие театральные представления, где искусство смешивается с модой. Оглянувшись, я могу с уверенностью сказать: это был потрясающий момент.
GRAZIA: Ваша легендарная родинка — она вам всегда нравилась?
С.К.: Нет! В детстве я хотела ее удалить, потому что сестра меня дразнила. Но мама, очень умная женщина, говорила: «Конечно, ты можешь прибегнуть к  помощи хирургов, но тогда останется рубец и совершенно неизвестно, как это будет выглядеть». В  одном модельном агентстве, на которое я  работала, тоже посоветовали избавиться от нее. На моей первой обложке английского Vogue ее закрасили. Я  тогда сама себе показалась абсолютно другой. Затем как-то мою фотографию оставили без изменений, и после этого я стала знаменитой именно из-за своей родинки.
GRAZIA: Многим кажется, что вы само совершенство. Ну хоть какой-нибудь недостаток у вас есть?
С.К.: У меня их много, но я вам о них не расскажу! А то все заметят…
GRAZIA: Недавно вы снялись обнаженной для популярного американского журнала о красоте. Заголовок статьи гласил: «Вот что значит быть в возрасте 43 лет». Какую цель вы преследовали - заставить женщин завидовать?
С.К.: Вовсе нет, я рассказывала о том, как держу себя в форме. Мне казалось, что заголовок несет позитив: каждая из нас может ухаживать за собой сама и выглядеть прекрасно в любом возрасте.
GRAZIA: Только не говорите, что вы без боязни перешагнули сорокалетний рубеж!
С.К.: Пока не перешагнула, очень этого боялась. Потом заметила: мои сорокалетние друзья чувствуют себя намного увереннее. С годами ты лучше узнаешь себя, принимаешь такой, какая есть, понимаешь свои желания и знаешь, на что не стоит тратить время. Все это значительно облегчает жизнь и делает женщину еще более красивой.
GRAZIA: Вы боитесь постареть?
С.К.: Конечно! Ненавижу морщины и обвисшее тело. Но и это приходится принимать — ведь избежать невозможно.
GRAZIA: Можно обратиться к пластическим хирургам…
С.К.: Я очень боюсь менять что-то в себе. Ведь после пластической операции становишься другой.
GRAZIA: Ваша мама, которая была абсолютно права насчет родинки, что думает по поводу лифтинга и антивозрастных процедур?
С.К.: У моей мамы чудесная кожа. Она никогда в жизни не пользовалась кремами, пока я не создала свою линию косметики…
GRAZIA: Вы очень красивая женщина. Ваш муж, бизнесмен Ранд Гербер, ревнив?
С.К.: Нет. Он вообще не ревнует ни к кому. Это человек, которого устраивает место, занимаемое им в жизни. Ранд немного застенчив: не любит находиться в центре всеобщего внимания. Моя роль точно не для него.
GRAZIA: Женщины, как правило, более чувствительны. Мужчины скорее деятельны и менее романтичны. Ваша пара в этом смысле не исключение?
С.К.: Скажем так, Ранд не любит выставлять свои чувства напоказ. Время от времени я останавливаю его и заявляю: «Мне надо с тобой поговорить». Выключаю телевизор, откладываю подальше мобильный. «Теперь посмотри на меня». И тогда мы говорим, но он никогда не бывает инициатором беседы. Мы, женщины, можем обсуждать наши чувства целыми днями, а мужчины — нет. Во всяком случае те, которых я когда-либо любила.
GRAZIA: Какие воспоминания остались у вас о браке с Ричардом Гиром?
С.К.: Это было целую жизнь назад…
GRAZIA: Недавно вас видели с Джорджем Клуни, вы были очень нежны друг с другом. Неужели это всего лишь дружба?
С.К.: Он мой старый добрый друг. И всегда прислушивается к моему мнению.
GRAZIA: Вы много работаете, но при этом стараетесь проводить как можно больше времени со своими двумя детьми, Присли и Кайей. Как складываются ваши отношения? Вы часто ругаете их?
С.К.: Да, потому что теряю терпение. Давайте честно признаемся себе: не все, касающееся детей, так уж замечательно. Иногда просто хочется их задушить! Но все же надо принимать их такими, какие они есть, а не заставлять соответствовать собственным ожиданиям.
Интервью: Марина Спайч