26 сентября в прокат выходит режиссерский дебют Джозефа Гордона-Левитта «Страсти Дон Жуана», главная женская роль в котором досталась Скарлетт Йоханссон. Накануне премьеры корреспондент GRAZIA Агата Длугош встретилась с актрисой и расспросила ее о том, какое место в фильме занимает порно и как она себя чувствует в качестве главного секс-символа Голливуда и будущей невесты.
Скарлетт Йоханссон
Скарлетт Йоханссон

GRAZIA: Джозеф Гордон-Левитт неожиданно для всех сел в режиссерское кресло. Вы с ним были знакомы до начала съемок?
СКАРЛЕТТ ЙОХАНССОН: Как ни странно, нет. Мы впервые встретились, только когда он приехал в Альбукерке, где я снималась в «Мстителях», и привез мне сценарий — отличный, кстати!

GRAZIA: Расскажите о вашей героине, какая она?
С.Й.: Барбара — одна из типичных жительниц Нью-Йорка: такая эгоцентричная девушка-совершенство, но не зацикленная на деньгах и независимая. Мне кажется, у нее доброе сердце — хотя не уверена, что мужчины со мной согласятся. (Смеется.) А еще Барбара умная и креативная, но люди этого не замечают — для них она просто сексуальная штучка.

GRAZIA: Вам самой знакомо подобное отношение?
С.Й.: О да, все время с этим сталкиваюсь! (Смеется.) Стараешься, снимаешься в сложных артхаусных лентах, а тебя все равно знают под кодовым именем «лучшая грудь Голливуда».

GRAZIA: Любопытно, что в анонсах картины постоянно звучало слово «порнография». Кино действительно об этом?
С.Й.: В нашем случае порно — скорее метафора, а история на самом деле о виртуальном мире, в котором мы все с вами живем. Причем некоторые люди так увлекаются, что теряют связь с реальностью. Персонаж Джозефа, например, пристрастился к «фильмам для взрослых», а моя героиня — к голливудским мелодрамам. Каждый из них по‑своему представляет любовь, но, естественно, оба далеки от истины. Можно сказать, эта лента о классической ошибке всех влюбленных: они смотрят друг на друга не как на людей со своими достоинствами и недостатками, а как на проекцию собственных желаний.

Скарлетт Йоханссон
В фильме «Страсти Дон Жуана» Джозеф Гордон-Левитт не только сыграл главную роль, но и выступил в качестве сценариста и режиссера. Неудивительно, что в свои экранные возлюбленные он выбрал Скарлетт Йоханссон!

GRAZIA: А вы сами как относитесь к порно?
С.Й.: Я не фанатка откровенных картин. Возможно, они и могут привнести в отношения что-то новое, избавить партнеров от комплексов. Но в то же время секс в них зачастую наказание или способ унижения, а это разрушает саму идею любви.

GRAZIA: А в чем, по‑вашему, залог счастливых и долгих отношений?
С.Й.: Главное правило — не растворяться в партнере без остатка. Нельзя забывать о своих желаниях и потребностях в угоду мужчине — это неминуемо приносит разочарование.

GRAZIA: Вы сами когда-то совершали подобную ошибку?
С.Й.: Знаете, когда мне было 14 лет, я просто потеряла голову от парня. Первая любовь — всегда особенная, ты открываешь целый мир внутри себя. Мы собирались жить счастливо, завести кучу детей и умереть в один день. (Смеется.) Это было здорово! Кстати, мы до сих пор дружим, но я больше не позволю себе так сильно привязаться к мужчине.

Скарлетт Йоханссон
Кадр из к/ф «Страсти Дон Жуана»

GRAZIA: Что для вас неприемлемо в отношениях?
С.Й.: Ревность — жутко неприятная штука. Когда бойфренд начинает мучить вас подозрениями, сразу становится понятно, что он слабый и неуверенный в себе человек. К тому же ненавижу контроль — с детства привыкла быть независимой. Я не против, чтобы любимый изредка устраивал мне проверки. Но жить под постоянным наблюдением — это ад.

GRAZIA: Но зачастую любовь и ревность идут рука об руку…
С.Й.: Ну да, нет в мире совершенства. На мой взгляд, стоит разобраться с собственными проблемами и комплексами, прежде чем впускать в свою жизнь другого человека. Это как подготовка к вечеринке: ты сначала выносишь мусор из дома, а уже потом приглашаешь гостей.

GRAZIA: Судя по всему, вы уже провели «генеральную уборку» и снова собираетесь под венец?
С.Й.: Честно говоря, я привыкла думать о свадьбе, только когда журналисты задают этот вопрос. (Смеется.) Ну, а если серьезно, я выхожу замуж за того человека, с которым хочу завести детей.

GRAZIA: Вы однажды сказали, что не верите в моногамию. Не изменили мнение?
С.Й.: Я до сих пор считаю, что люди по природе своей полигамны. Но в отношениях стараюсь об этом забыть. Мой бойфренд всегда на первом месте — и никаких приключений на стороне!

Скарлетт Йоханссон
Кадр из к/ф «Страсти Дон Жуана»

GRAZIA: А когда вы были одиноки, вели себя иначе?
С.Й.: Тогда я просто наслаждалась свободной жизнью. Я довольно легко отношусь к сексу, но это не значит, что я из тех девушек, которые меняют парней каждую ночь — что бы ни писали про меня таблоиды. А еще я не бросаюсь немедленно на поиски нового бойфренда: спокойно занимаюсь своими делами — а там уж как пойдет. Вы же знаете, есть такой закон подлости: чем больше ждешь от жизни, тем меньше получаешь.

GRAZIA: Вас называют одним из главных голливудских секс-символов. А вы довольны своей внешностью?
С.Й.: День на день не приходится. Мне кажется, каждая женщина хочет что-то в себе изменить — например, стать выше, стройнее или просто перекраситься в блондинку… Я не исключение, просто со временем научилась принимать себя такой, какая есть, со всеми своими недостатками. Иногда смотрю в зеркало и думаю: «Пора бы тебе заняться спортом!» Но уж точно никогда не повешу себе на стену фотографию какой-нибудь супермодели в качестве примера для подражания, потому что знаю: я — это я.

GRAZIA: А диетами увлекаетесь?
С.Й.: Иногда, но не довожу дело до голодовки. По‑моему, экстремальная худоба — это антисексуально. У женщины должны быть аппетитные формы.

Скарлетт Йоханссон
Недавно Скарлетт объявила о помолвке с французским журналистом Роменом Дориаком. Судя по тому, что актриса рассказала в интервью Grazia, девушка готова не только к браку, но и к материнству!

GRAZIA: Как вы относитесь к пластической хирургии?
С.Й.: Я рада, что подобная «опция» существует. Стареть вообще невесело, а в нашей индустрии тем более!

GRAZIA: Вы всегда сногсшибательно выглядите на красной дорожке. Согласны с утверждением, что мода — орудие соблазна?
С.Й.: Я придерживаюсь другой точки зрения. Иногда говорят: девушки одеваются не для мужчин, а для других женщин — и мне кажется, это чистая правда. А еще мы наряжаемся для себя: красивое платье помогает ощутить уверенность, которой часто не хватает. К тому же большинству молодых людей вообще наплевать, сколько стоит ваша юбка и из какой она коллекции. Если мужчина по‑настоящему влюблен, ему все равно, в чем вы: в вечернем платье или джинсах.

GRAZIA: Вам нравится работать со стилистами?
С.Й.: Если честно, не очень. Мне сложно довериться незнакомому человеку. Люблю все контролировать — до такой степени, что, например, сама делаю себе маникюр по ночам. Звучит дико, да? Но, возможно, в этом и заключается секрет моего успеха. Я с детства знала, чего хочу, и шла к цели, полагаясь только на свои силы.

GRAZIA: И правда, ведь вы буквально выросли на площадке. Скажите честно: ощущаете себя умудренным опытом ветераном?
С.Й.: Нет, я и сейчас страшно переживаю перед каждым дублем. И при этом до сих пор получаю невероятное удовольствие от самого процесса съемок — в общем, все как в первый раз! Хотя, конечно, я многому научилась за годы работы в киноиндустрии. Например, стала лучше контролировать эмоции. Причем не только на площадке, но и в реальной жизни.

GRAZIA: А что кроме работы делает вас счастливой?
С.Й.: Люблю общаться с людьми, в компании которых могу по‑настоящему расслабиться и как следует подурачиться. Мы с друзьями отрываемся по полной: можем, например, по пояс высунуться из окна или вылезти на пожарную лестницу. В общем, забываем обо всех «взрослых» проблемах и ведем себя как подростки!

ФОТО: GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; ALL OVER PRESS

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.