кадр из фильма 26 января в прокат выходит фильм Стивена Спилберга «Боевой конь» — история о необычной дружбе, преодолевающей все преграды. GRAZIA встретилась с режиссером и узнала истинный смысл фразы «работать как лошадь», а заодно выяснила, что у голливудского миллиардера общего с Золушкой и почему он отказывается взрослеть.

GRAZIA: Ваш новый фильм основан на подростковом романе Майкла Морпурго, который написан «от лица» коня Джоуи, попавшего на фронт в годы Первой мировой войны…
СТИВЕН СПИЛБЕРГ: Именно этим книга меня и заинтересовала! Правда, в фильме сохранить «лошадиную» точку зрения не удалось: согласитесь, гово рящий конь — это было бы уже слишком.

GRAZIA: Вы нарушили одно из негласных правил Голливуда — не работать с детьми и животными. Ни разу об этом не пожалели?
С.С.: Ну, я и раньше снимал животных, но еще никогда они не становились главными героями моей картины. Кстати, в роли Джоуи вы увидите сразу 14 коней: 8 играют взрослого, еще 6 — жеребенка. Сложность состоит в том, что заставить лошадь «правильно» реагировать на происходящее просто невозможно. Так что от некоторых сцен пришлось отказаться. Зато иногда все получалось идеально! В фильме есть настолько удивительные моменты, что зрители наверняка подумают: «Конечно, тут не обошлось без компьютерной графики». Но это не так — все снято живьем.

GRAZIA: Между тем у большинства современных фильмов спецэффекты — чуть ли не главная составляющая. Что вы думаете, например, о всеобщем помешательстве на 3D?
С.С.: На мой взгляд, этот формат уместен далеко не всегда — скажем, трогательным любовным историям он ни к чему. Но иногда «объемная» картинка действительно усиливает эффект фильма.

GRAZIA: В своих работах вы часто обращаетесь к историческим событиям. По‑вашему, кино должно образовывать?
С.С.: Образовывать — да, но ни в коем случае не проповедовать. По моему глубокому убеждению, хорошие фильмы не навязывают ту или иную точку зрения, а лишь подталкивают зрителей к самостоятельным открытиям. Здорово, когда увиденное вдохновляет на более глубокое изучение вопроса. Именно к этому я стремился, когда снимал «Список Шиндлера», «Спасти рядового Райана», «Амистад» — и «Боевого коня», естественно!

GRAZIA: Что у вас в ближайших планах?
С.С.: Сейчас я работаю над еще одной исторической лентой — на этот раз об Аврааме Линкольне.

GRAZIA: А в каких жанрах вы бы хотели попробовать свои силы?
С.С.: Мечтаю снять мюзикл. Возможно, даже сказку. Мне ведь и самому в начале карьеры повезло практически как Золушке: главе студии Universal, где я был простым стажером, на глаза попалась моя любительская короткометражка — и понеслось…

Стивен СпилбергGRAZIA: За свою карьеру вы наверняка отказались от многих проектов. О каких-нибудь из них жалеете?
С.С.: Пожалуй, только о «Человеке дождя» — я тогда снимал «Индиану Джонса» и просто не мог разорваться между двумя площадками. В итоге режиссером стал Барри Левинсон — и, как ни печально это признавать, у него получился отличный фильм!

GRAZIA: Многие называют вас главным трудоголиком американской киноиндустрии. Вы согласны с такой оценкой?
С.С.: Ну, наверное, было бы нескромно сказать: «Да, так и есть!» (Смеется.) А если серьезно, могу год пропадать на съемках, а потом целый сезон ничего не делать. Но внутренняя работа продолжается все время!

GRAZIA: А как снимаете напряжение?
С.С.: Обожаю летать на профессиональных авиасимуляторах! Хотя управлять настоящим самолетом еще не пробовал: слишком страшно. Ну и конечно, с удовольствием провожу время с женой и детьми.

GRAZIA: Ваша семья считается одной из самых крепких в Голливуде: вы с Кейт Кэпшоу в браке уже 20 лет. В чем секрет столь прочных отношений?
С.С.: Об этом лучше спросить у Кейт. Я иногда просто диву даюсь: и как она меня до сих пор терпит?

GRAZIA: У вас семеро детей, причем двое из них — приемные. Что побудило их усыновить?
С.С.: Просто в один прекрасный день мы с женой почувствовали, что еще не израсходовали свой запас любви. Наши приемные дети афроамериканцы, но я все равно часто забываю о том, что они не мои родные. В этом смысле, можно сказать, у нас в семье все дальтоники.

GRAZIA: Вы и сами не раз называли себя большим ребенком…
С.С.: Профессия режиссера не позволяет стареть. Если я повзрослею, не смогу снимать фильмы, а это в мои планы определенно не входит. Так что я и в 65 лет остаюсь любопытным подростком!

GRAZIA: Кажется, вам абсолютно все в этой жизни интересно. А есть вещи, к которым вы равнодушны?
С.С.: Не слишком люблю читать — я, скорее, по части кино и компьютерных игр. И еще меня не особо вдохновляет кофе: один раз выпил чашку — и больше никогда не пробовал!