10 апреля в российский прокат выходит фильм Джима Джармуша «Выживут только любовники». Корреспондент Grazia Марина Штерн узнала у исполнительницы главной женской роли Тильды Суинтон, чем ее привлек образ вампирши и каково было учиться в одном классе с будущей принцессой Дианой!
Тильда Суинтон
Тильда Суинтон

GRAZIA: Вампирская тема сейчас очень популярна. Вы решили поддаться моде?
ТИЛЬДА СУИНТОН: Да, только в отличие от большинства картин в этом жанре «Выживут только любовники» не фильм ужасов. Наши герои живут на земле очень давно, но ничто человеческое им не чуждо. Они — не зомби, воскресшие из мертвых, а люди, которых когда-то превратили в монстров. Это позволяет показать развитие личности каждого, взглянуть на любовь в перспективе бессмертия и задуматься, чем для нас оборачивается это чувство — благословением или проклятием.

GRAZIA: В чем особенность взаимоотношений главных персонажей: вашего и Тома Хиддлстона?
Т.С: Он — легенда андеграунда в мире рока, блестящий музыкант и ученый, воплощение романтизма и меланхолии. А она поддерживает его. Это прекрасная история о тех, кто полюбил и принял другого человека. Но так случилось, что они — вампиры, которые живут вместе более тысячи лет и уже обсудили все на свете, хотя до сих пор очарованы друг другом.

GRAZIA: А сами тоже любите длинные задушевные разговоры?
Т.С: Нет, я счастливее, когда молчу.

GRAZIA: Что было самым необычным в работе над картиной?
Т.С: Ждать! (Смеется.) Мы восемь лет хотели снять этот фильм, и нужно было набраться терпения. Но как только начали, все пошло как по маслу.

GRAZIA: Судя по вашим героиням, вас интересует темная сторона личности?
Т.С: Да, ведь она есть во всех — и во мне тоже. Сейчас это прозвучит странно, но в четыре с половиной года мне хотелось убить младшего брата. Просто за то, что он — мальчик. А у меня уже имелось два старших, и мне показалось, что три близких родственника мужского пола — это слишком. Поэтому я еще в детстве была уверена: мировое зло находится не в каком-то ящике со скелетами, оно прямо здесь. Как-то я ехала в поезде и осознала, какая же я на самом деле недобрая (мне было десять). Тогда я поняла: то, что мы показываем окружающим, и то, кем на самом деле являемся, совсем не одно и то же.

Тильда Суинтон
Актриса уверена: «Выживут только любовники» — это не ужастик, а фильм о любви!

GRAZIA: Можете поделиться какими-нибудь более мирными детскими воспоминаниями?
Т.С: Я родилась в Лондоне, в семье древнего англо-шотландского рода. В десять лет меня отправили в интернат для детей высшего общества в Кенте. С одной стороны, я была счастлива оказаться среди девочек, потому что росла с братьями. Сказала себе: «Ну слава богу, теперь можно вести себя как девушка!» Среди моих одноклассниц были дочери британских аристократов, в том числе Диана Спенсер, будущая принцесса.

GRAZIA: Вот это новость!
Т.С: Но мне там не понравилось. Есть что-то ненормальное в том, чтобы оторвать ребенка от родных и бросить в незнакомое общество. Ведь именно в этом возрасте дети начинают познавать себя, осознавать свои особенности. Нам внушали, что девочка должна стать хорошей женой высокопоставленного человека. В общем-то это и произошло с моей одноклассницей, будущей Леди Ди. Но вот меня такой путь никогда не вдохновлял. Представьте только: нам не разрешали слушать музыку! Наверное, чтобы уберечь от мыслей о сексе. Это было настоящее насилие над подростками эпохи панка. До сих пор не могу простить этого родителям, и по той же причине не люблю «Гарри Поттера». Там восхваляется подобная частная школа.

GRAZIA: И как же при таком воспитании вы выбрали актерскую профессию?
Т.С: В моей жизни был поворотный момент. Изучая политологию, социологию и английский язык в Кембридже, в какой-то момент поняла: мне совсем не интересно. И всегда хотела сниматься в кино. Мечта сбылась, когда в 1986 году встретила Дерека Джармена — первого настоящего художника в моей жизни. Считаю везением, что я не красавица! Все привлекательные друзья зависели от своей внешности, она диктовала им поведение и образ жизни. Мне же не надо было ничему соответствовать. Я отключила сексуальность и чувствовала себя свободной, что очень помогало актрисе-дебютантке.

GRAZIA: С тех пор вы сыграли много ролей. В чем заключается принципиальная разница между съемками в блокбастерах и независимых фильмах?
Т.С:Например, в необходимости импровизировать. Если у вас большой бюджет и вы собираетесь снимать сцену на солнце, а идет дождь — вы будете ждать хоть три недели. А если нет денег — придется выкручиваться.

GRAZIA: Рождение детей сильно повлияло на распорядок жизни?
Т.С:Когда появились мои близнецы, я словно проснулась. Лениться стало некогда: у меня не было свободной минуты в течение нескольких лет. После такого работа показалась мне отдыхом! А стратегически всегда считала, что в семье следует сохранять определенную дистанцию. И очень радуюсь, когда вижу, что дети отличаются от меня.

GRAZIA: Вы ощущаете свой возраст?
Т.С:Знаете, один из лучших уроков в жизни преподала бабушка: она прожила 97 лет и до самого последнего дня, что называется, зажигала. И всегда говорила, что старость — это миф, с каждым годом жизнь становится интереснее. И я ей верила: всегда почему-то знала, что по‑настоящему раскроюсь после сорока — именно так и случилось. То, что время идет, меня только радует!

Тильда Суинтон
Героиня Тильды больше похожа на рок-звезду, чем на вампиршу!

ФОТО: GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia