Том Форд
Том Форд

Том Форд во второй раз сел в режиссерское кресло, чтобы снять триллер «Под покровом ночи», выходящий на экраны 8 декабря. Дизайнер, который создает платья, стоящие целое состояние, рассказал Grazia, почему не стоит стремиться к материальным благам.

Вы решили экранизировать книгу «Тони и Сьюзен» только сейчас, хотя она была издана в 1993 году. Почему?

Я прочитал ее в 2011-м, когда ее перевыпустили в Британии и она наконец обрела успех. Не мог положить роман на полку, пока не закончил его, даже ел, не отрываясь. Я не понимал, как мне удастся превратить такой материал в кино, но сразу осознал, что попытаюсь. Главное, что вынес из истории: не выкидывайте из жизни людей, которые много для вас значат. Книга о верности, и для меня это не пустое слово. Я предан партнерам в бизнесе и так же веду себя в личной жизни. 30 лет с одним человеком! (Форд официально зарегистрировал брак с Ричардом Бакли в 2014 году. — Примеч. Grazia.)

Кажется, в ваших фильмах главный герой или героиня — одинокие люди. Почему так выходит?

Они либо ищут новые связи, либо стараются восстановить те, что оборвались. Персонаж Джейка Джилленхола в «Под покровом ночи» говорит: «Все, кто пишет, в первую очередь пишут о себе самих». Я не исключение. Хотя мои эмоции на стороне Сьюзен. Я тоже создаю произведения искусства, которые покупают люди в надежде утолить бесконечную жажду нового и красивого.

Вам не кажется ироничной ситуация: именно вы снимаете притчу о том, что деньги не делают людей счастливыми?

Согласен, я — часть индустрии, которая сама формирует культ материального. В то же время предпочитаю честно говорить: богаты вы или бедны, есть ли у вас мои платья и сумки в гардеробе или нет — неважно. У вас могут быть веселые и грустные моменты в жизни, от которых никуда не деться. В моей голове это рождает конфликт, так что я снял кино, чтобы порассуждать на данную тему.

«Под покровом ночи» всего лишь второй ваш фильм, и он уже обласкан критиками. В Каннах люди аплодировали вам стоя. Первая картина, «Одинокий мужчина», была номинирована на «Оскар». Означает ли это, что вы можете стать в большей степени режиссером, чем дизайнером?

Я люблю создавать кино. Работаю в моде больше 30 лет — не всегда было легко, но теперь я просто привык к фэшн-индустрии. Мне постоянно нужна новая вершина для покорения. Так появляются восторг и энергия, которые потом выплескиваются на все остальное. Когда получается хороший фильм, у меня даже сумки, кажется, становятся гораздо красивее и интереснее. Я не шучу!

Эми Адамс, исполнившая в фильме главную роль, рассказыва- ла, что три часа не могла решить, что надеть на первые пробы у Тома
Эми Адамс, исполнившая в фильме главную роль, рассказыва- ла, что три часа не могла решить, что надеть на первые пробы у Тома

Тем не менее между двумя картинами был перерыв в семь лет. Почему такая долгая пауза?

Сначала нужно найти историю, которая бы тебя захватила. Потом около трех лет занимает работа над фильмом — написать сценарий, найти актеров, все организовать, смонтировать, разрекламировать и устроить успешный прокат. Кроме того, после хочется банально отдохнуть, а тут уже и новые коллекции надо делать. Мне нравится скорость моды, но люди выкидывают вещи через год-два. Зато кино — это навсегда. Когда четырехлетний сын Алекс вырастет и задумается, каким был отец, он не станет листать старые фэшн-журналы. Он посмотрит мои ленты.

«Под покровом ночи» открывается вступлением, где полные немолодые женщины танцуют обнаженными. Что вы этим хотели сказать?

Я всегда был зажат популярной культурой в определенные рамки. Первое впечатление у всех: «Ой, они же толстые!» Может, потому, что сначала мы оцениваем внешность и сравниваем со стандартами, которые нам вбили в голову? В фильме Сьюзен работает в арт-галерее. Я решил создать первую сцену как перформанс художника. Это представление показывает состояние сегодняшней Америки. Надо сказать, последние 20 лет я живу в Нью-Йорке, и меня не все устраивает в США — в культурном и особенно политическом плане.

Что вы имеете в виду?

Когда я был подростком, у меня над кроватью висел постер Фарры Фосетт в красном купальнике (звезда сериала «Ангелы Чарли». — Примеч. Grazia). Загар, светлые волосы, осиная талия, белые зубы — в ней все отвечает американскому канону красоты. Долгие годы мою родину именно так и представляли за границей. Но сегодня многие видят США под другим углом — как стареющую, обрюзгшую женщину с потекшим макияжем, которая отчаянно пытается выглядеть желанной. При этом, пока снимал сцену, о которой вы спрашиваете, абсолютно влюбился в актрис, согласившихся на такую смелую съемку. Я показал их с восхищением, которого они достойны!

То есть, по‑вашему, красота — скорее настрой, нежели внешность?

Это вопрос комфорта в собственной «оболочке».

Многих режиссеров спрашивают, какой у них стиль работы. Вы, наверное, хорошо знаете ответ?

Самое интересное, что я творю интуитивно. И до второго фильма не сумел бы вам ответить. Теперь могу проводить параллели и знаю, что люблю преувеличивать реальность. Обожаю юмор и хотел бы снять комедию в будущем. Мне нравятся кадры, которые выглядят как страницы из журналов — чтобы актрисы были прекрасными богинями, как в старом Голливуде. Когда осветитель говорит, что если поставить лампу так, то камера не поймает складки на платье, мне плевать. К черту платье, я хочу видеть лицо, выражение глаз, драму!

Интервью: Will King. Фото: Armando Gallo

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.