На Екатерине (слева): рубашка, Escada, брюки, Luisa Cerano, туфли, Versace. На Анне (в центре): блуза, Sportmax, брюки, Hugo, туфли, Christian Dior. На Елене (справа): топ, Graviteight, брюки, Airfield, босоножки, Christian Dior.
На Екатерине (слева): рубашка, Escada, брюки, Luisa Cerano, туфли, Versace. На Анне (в центре): блуза, Sportmax, брюки, Hugo, туфли, Christian Dior. На Елене (справа): топ, Graviteight, брюки, Airfield, босоножки, Christian Dior.

Мир науки далек от нашей повседневной жизни и потому мы представляем его себе стереотипно. Что мы знаем, например, о женщинах-ученых? Они работают в лабораториях, носят белые халаты и знают, как пользоваться микроскопом. И будем честными, на месте исследовательниц мы в 90% случаев представляем чудаковатых «ботаников» со старомодными прическами а-ля Софья Ковалевская или свою школьную учительницу химии в очках в роговой оправе. И при том, что по официальной статистике, половина кандидатов наук в России — женщины, ощущение, что наукой занимаются только мужчины живет в нас неистребимо.

Чтобы понять, что это не так, достаточно побывать на церемонии вручения стипендии L’Oreal-UNESCO «Для женщин в науке», отмечающей достижения российских женщин-ученых, не достигших 35 лет. Неизвестно, как там было во времена Марии Склодовской-Кюри, но современные «женщины в науке» совершенно не вписываются в заскорузлые стереотипы о «синих чулках», и кажется, абсолютно не страдают от гендерного неравенства. Лауреаты премии оказались красивыми, обаятельными, амбициозными девушками, которые работают над исследованиями, жизненно важными для каждого из нас. Лечение рака и болезни Альцгеймера, охрана окружающей среды и поиск альтернативных источников энергии, изучение состава Вселенной — для них работа, после которой они успевают быть подругами, женами, мамами. Вдохновленные этим очевидным открытием, мы решили показать прекрасную половину науки во всей красе и заодно узнать из первых уст, сильны ли еще гендерные предрассудки в науке, кто финансирует научные изыскания и можно ли быть увлеченным биологом и заботливой мамой одновременно (сразу скажем — да).

ЕЛЕНА СТОЛБОУШКИНА, кандидат биологических наук, молекулярная биология

В детстве выпускница Удмуртского государственного университета и МГУ им. Ломоносова Елена Столбоушкина мечтала стать хирургом и беспрестанно практиковалась на куклах. Однако в решающий момент судьба забросила ее в сферу биотехнологий — как оказалось, не зря: уже десять лет стипендиат L’Oreal занимается перспективными исследованиями в области молекулярной биологии. За это время она успела пройти стажировку в двух европейских лабораториях, принять участие в трех зарубежных научно-исследовательских школах, получить персональную стипендию Президента Р. Ф. и премию Европейской Академии для ученых России. Отправной точкой изысканий Елены стало открытие, за которое в 2009 году группе ученых из Израиля, Великобритании и США вручили Нобелевскую премию — расшифровка структуры рибосомы, ответственной за синтез белка.

На Елене: платье, Graviteight, туфли, Senso.
На Елене: платье, Graviteight, туфли, Senso.

Работа, которой Елена занимается на базе Института белка РАН в Пущино, имеет не только теоретическое значение, но и практическое применение в борьбе с необратимым заболеванием — болезнью Альцгеймера.

Сейчас я работаю над получением человеческого белка e/alF2, чтобы максимально точно создать модель для поиска лекарственных препаратов для лечения болезни Альцгеймера

Как и положено серьезному ученому, в ее послужном списке — полтора десятка публикаций в авторитетных журналах, в том числе иностранных. Впрочем, амбициозные цели очаровательная девушка с белокурыми локонами и степенью кандидата наук ставит перед собой и вне стен пущинской лаборатории: дома Елена воспитывает трехлетнюю дочь, посвящая ей все свободное время. Естественно, при таком графике времени на себя у молодого ученого практически не остается. Пока дочь занимается фигурным катанием, танцами и актерским мастерством, мама успевает сходить в бассейн и в тренажерный зал, изредка — на спа-процедуры. На этом, пожалуй, и все: никаких передовых бьюти-средств в ее косметичке и наукообразных рецептов красоты. «Существует мнение, что ученые — это «ботаники», которые не обращают внимания на свой внешний вид. Я всегда старалась выглядеть хорошо, и нашла в этом вопросе золотую середину», — говорит она, хотя, очевидно, что с ее природной красотой особых усилий для этого не требуется. Впрочем, и на работе она (за исключением отдельных случаев) сутками не пропадает. «Наука — с 8 до 17, потом все остальное. Как показал мой опыт, совмещать это возможно, нужно только правильно распределить время», — признается она, скромно улыбаясь.

— Ощущаете ли вы, что женщине сложнее в науке?

— Я много слышала о гендерном неравенстве в этой области, но, может быть, мне изначально повезло, и я попала в такую среду, где абсолютно этого не ощущаю. За границей я тоже этого не почувствовала. У нас в институте есть женщины, которые занимают руководящие должности.

На Анне: топ, Graviteight, брюки, Airfield, босоножки, Christian Dior
На Анне: топ, Graviteight, брюки, Airfield, босоножки, Christian Dior

АННА КУДРЯВЦЕВА, кандидат биологических наук, молекулярная онкология

Как родители ни старались развить в Анне музыкальный талант, она еще в детстве твердо решила, что будет медиком. Впрочем, к цели она пришла окольными путями: через биологический факультет СПбГУ и аспирантуру в Институте Молекулярной Биологии РАН. На этапе работы над кандидатской Анна Кудрявцева решила сфокусироваться на молекулярной онкологии — это решение ей подсказала жизнь: «Практически в каждой семье есть человек, переживший или не переживший онкологическое заболевание. Мой отец умер от рака, когда мне было 17 лет, и я рада, что могу хотя бы в какой-то степени помочь больным».

Быстро стало ясно, что монотонно сидеть над пробирками — не ее удел: с виду мягкая, но целеустремленная девушка, засучив рукава, управляет сразу двумя исследовательскими центрами Института Молекулярной Биологии РАН, параллельно работая в Патологоанатомическом отделении МНИОИ им. Герцена. Сотрудничество с ведущими онкологическими клиниками и доступ к биоматериалам делают исследования практически ценными, для Анны это — главная мотивация. Зафиксированные ею данные стали основой для повышения эффективности терапии онкологических заболеваний. В сферу интересов ученого и ее команды также входят исследования, связанные с микробиотой человеческого организма и ряда экологических аспектов, как факторов развития заболеваний.

На Анне: блуза, Sportmax, брюки, Boss, туфли, Christian Dior
На Анне: блуза, Sportmax, брюки, Boss, туфли, Christian Dior

При всей своей страсти к науке и карьерных амбициях, Анна признается, что перейти с позиции рядового сотрудника на руководящую должность ей было непросто. Ведь именно с необходимостью сочетать материнство и карьеру, по ее мнению, и связаны гендерные предубеждения в мире науки:

Многие считают, что на руководящие должности лучше брать мужчин, потому что они не уйдут в декрет, и это абсолютно оправдано. Мои коллеги-женщины сейчас сталкиваются с такой дилеммой: идти вверх по карьерной лестнице или рожать. Если ты берешь на себя руководство грантом, нужно выполнять обязательства, и в этом случае о детях можно на какое-то время забыть

У самой Анны растет 13-летний сын, и с ним ей очень повезло: «Он ласковый и внимательный мальчик, у нас постоянно есть контакт, и при этом он может сам себя занять, если знает, что мама увлечена работой». Не удивительно, что у ученого находится время и на другие занятия: дайвинг, горные лыжи, кулинария и латинские танцы, на которые она ходит вместе с сыном.

— Как ученые в России сейчас получают финансирование?

— Сейчас много фондов, которые осуществляют финансирование, но нужно очень постараться, чтобы придумать хороший проект и грамотно написать заявку. Можно получать гранты от Министерства образования, Российского Фонда Фундаментальных Исследований и Российского Научного Фонда. Еще есть много грантов для молодежи, которые позволяют им сделать первые шаги. Главное — это стремление получать новые знания, развивать науку и помогать людям.

На Анне (слева): блуза, Sportmax, брюки, Boss, туфли, Christian Dior. На Екатерине (справа): рубашка, Escada, брюки, Luisa Cerano, туфли, Versace.
На Анне (слева): блуза, Sportmax, брюки, Boss, туфли, Christian Dior. На Екатерине (справа): рубашка, Escada, брюки, Luisa Cerano, туфли, Versace.

ЕКАТЕРИНА СУСЛОВА, кандидат биологических наук, молекулярная биология

Искрящиеся глаза и не сходящая с лица улыбка: с первого взгляда на москвичку Екатерину Суслову становится ясно — с самореализацией у нее все в порядке. Однако, по словам кандидата биологических наук, ее не раз посещали сомнения в правильности выбранного пути. Сначала на этапе поступления в ВУЗ («я думала стать переводчиком»), потом в период определения специализации («было сложно определиться с глобальным направлением в научной деятельности»), а затем и по материальным причинам («был соблазн заняться чем-то более легким и денежным, ведь эта работа непростая, временами разочаровывающая»). Тем не менее, с отличием закончив биофак МГУ им. М. В. Ломоносова и получив степень магистра, Екатерина отправилась в аспирантуру Института Биоорганической химии им. М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова, где успешно трудится по сей день.

На Екатерине: платье Hugo
На Екатерине: платье Hugo

Для неподготовленной аудитории формулировка основного предмета ее исследований звучит устрашающе: «Разработка и оптимизация генетически кодируемых флуоресцентных биосенсоров и фотосенсибилизаторов, направленная эволюция спектральных свойств флуоресцентных белков для получения флуоресцентных маркеров с заданными спектральными свойствами, разработка новых флуоресцентных технологий». Если выражаться проще, миссия новоиспеченного стипендиата премии L’Oreal-UNESCO — визуализация внутриклеточных процессов и действия лекарственных препаратов при помощи флуоресцентных (светящихся) сенсоров. Эти же инструменты используются в разработке препаратов для диагностики и терапии онкологических заболеваний: «При облучении флуоресцентные белки могут вырабатывать активные формы кислорода, которые убивают раковые клетки», — объясняет Екатерина. Направление фотодинамической терапии, которая наряду с хирургией и химиотерапией активно используется при лечении опухолей, Екатерина выбрала не случайно: кроме практической ценности, ее привлекает красота и наглядность этого метода исследования.

Планомерно добиваясь значимых результатов в науке, Екатерина и в жизни все устроила «на отлично»: она занимается любимым делом, работает практически бок о бок с мужем, а ее сыну уже 4,5 года. Вместе они часто путешествуют и даже ходят в походы. А еще в свободное от исследований время девушка любит ходить в театр, на выставки и при этом красиво одеваться — ведь на работе научным сотрудникам «не положено».

У нас не принято носить мейк-ап, потому что условия зачастую должны быть стерильными. В одежде все должно быть практично, и никаких шпилек

На Екатерине: платье, Hugo, туфли, Alexander Terekhov
На Екатерине: платье, Hugo, туфли, Alexander Terekhov

— Научные кадры «утекают» из России в большом количестве. У вас были мысли уехать?

— Соблазн, безусловно, был: многие мои однокурсники уехали сразу же после окончания института. Я защищала кандидатскую диссертацию в Москве и работала в крупнейшем институте, и в биотехнологической компании, поэтому так сложилось, что осталась. Мне бы очень хотелось, чтобы условия в России позволяли работать по специальности и оставаться в науке.

Фото: Александра Лерой
Интервью: Александра Мендельская
Продюсер: Оксана Шабанова
Стилист: Лусине Аветисян
MUAH: Дарья Емельянова и Наталья Зайцева

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.