Невероятно, но факт: Еве Мендес на днях исполнилось сорок, следом за ней пересекут рубеж Виктория Бекхэм и Пенелопа Крус! Grazia решила выяснить, сильно ли отличается жизнь 40-летней женщины от жизни 30-летней. Кажется, нас ждет счастливое время!

Недавно в одном французском журнале я увидела заголовок: «Сорок — это новые тридцать». «Какой бред, — подумала я. — Сорок, к счастью, никакие не тридцать, а гораздо лучше!» Да, у меня и у моих ровесниц появились морщины, но кто об этом вспомнит, если мы вооружимся филлерами и кремами. А вот недостаток жизненного опыта никаким филлером не восполнишь, да и чудодейственное средство, которое помогло бы тридцатилетним лучше понять себя и окружающий мир, пока не изобрели. «И потом, — подумала я, — почему новые? Чем они так не похожи на предыдущие десять лет?» Я прекрасно помню свою маму в ее сорок. Она выглядела не хуже, чем я сейчас, никаких халатов или стоптанных тапочек не носила и веселилась от души. Нет-нет, эти французские журналисты все перепутали. Единственное, что действительно отличает поколение сорокалетних, так это… одиночество. Причем не тягостное ощущение пустоты и никчемности, а совершенно другое состояние, для описания которого куда лучше подходит легкое, пружинящее, как маленький каучуковый мячик, английское слово «single».

Ева Мендес, Пенелопа Крус
Ева Мендес, Пенелопа Крус

ОДИНОЧНЫЙ ЗАЧЕТ

Двадцать лет назад незамужняя сорокалетняя женщина была либо матерью-одиночкой, либо разведенной, либо синим чулком. В глазах окружающих она видела жалость, маскируемую под сочувствие, которую испытывают к людям с ограниченными возможностями. За каждым «ты прекрасно выглядишь» читалось непроизносимое «несмотря на твою сложную ситуацию». Несмотря и вопреки. Ее жизнь превращалась в непрерывную борьбу за выживание, и песня Глории Гейнор I Will Survive была гимном и мантрой.

Сейчас сорокалетняя одинокая женщина скорее норма. Белорусский социолог Анна Шадрина пишет об этом в своей недавно вышедшей книге «Не замужем: Секс, любовь и семья за пределами брака». Она утверждает, что ядро современной семьи ограничивается матерью и ее ребенком, а остальные члены, например отец ребенка или отчим, превратились из обязательных в факультативные опции. На незамужнюю сорокалетнюю уже никто не взглянет с состраданием. У окружающих она вызывает совсем другие эмоции — от желания и восхищения до уважения и трепета. Тридцатидевятилетняя Катя, бизнес-тренер, рассказывает: «Я смотрю на своих подруг, многие из которых младше меня лет на семь, и мне их жаль. Они либо оголтело ищут мужчину, либо изо всех сил пытаются построить с ним отношения или сохранить брак. Они так озабочены вопросами личной жизни, что упускают из вида самих себя и свои интересы. С возрастом я стала гораздо легче относиться к мужчинам — и, когда меня спрашивают, не хочу ли я замуж, отвечаю: «Да была я уже там».

Хайди Клум, Юлия Бордовских
Хайди Клум, Юлия Бордовских

ПРОИЗВОЛЬНАЯ ПРОГРАММА

Как правило, к сорока годам женщина успевает выполнить всю «обязательную программу» — побывать замужем (иногда и не раз), родить ребенка, сделать карьеру — и у нее наконец-то появляется возможность выбирать, ориентируясь не на родительские установки или требования социума, а на свои настоящие желания и потребности. Недавно разменявшая пятый десяток Оля признается: «В последнее время я стала принимать себя такой, какая есть. А в тридцать для меня было очень важно мнение окружающих, хотя я это тщательно скрывала, прежде всего от самой себя». Ее мысль развивает бизнес-тренер Катя: «Десять лет назад я тоже была ориентирована на социальную жизнь. Постоянно тусила где-то, общалась с разными людьми, большинство из которых мне на самом деле были неинтересны. Если я в пятницу оставалась дома, у меня было ощущение, что вечер потерян. Сейчас на первый план для меня вышли совсем другие вещи — например, ощущение внутреннего комфорта и качество общения».

И действительно, в тридцать женщина живет под гнетом огромного количества «надо». Если прибавить к этому еще и пресловутое «успеть», получается, что ей нужно сделать в срок тысячу и одну вещь: выйти замуж, родить ребенка, отдать его в 'правильный» детский сад, а еще сделать карьеру и иногда выходить в свет, чтобы халат не прирос к телу, а в волосы не вцепились бигуди. К сорока эта гонка заканчивается — получается, что успела, то успела. Теперь можно заняться собой.

Хилари Суонк, Ольга Слуцкер
Хилари Суонк, Ольга Слуцкер

ПЕРВЫЙ КЛАСС

Моя подруга Саша в сорок три года решила осуществить мечту юности и поступила на высшие режиссерские курсы. Признаться честно, она не только учится, но еще и кокетничает с симпатичными молодыми сценаристами, которых регулярно встречает в коридорах ВГИКа. Другая подруга, Оля, в тридцать девять наконец-то уволилась из ненавистного офиса и занялась благотворительностью. Третья, Аня, в конце ноября, оставив все дела, улетела в экспедицию по Австралии, Новой Зеландии и прилегающим к ним островам. Теперь все они радуются каждому прожитому дню и выглядят значительно лучше, чем в свои тридцать. И в один голос говорят о том, что их жизнь сильно изменилась в лучшую сторону, потому что они научились расставлять приоритеты. Глядя на них, я поняла: в сорок наступает то самое «когда-нибудь потом», о котором так часто люди говорят в двадцать и тридцать. Точнее, это «когда-нибудь потом» вдруг меняется на «в один прекрасный день» — фразу, начинающую некое увлекательное повествование, в котором героиня, понимающая и принимающая себя, наконец осуществляет давние мечты.

АХ, КАКОЙ БЫЛ МУЖЧИНА!

А что же происходит с героем ее романа? Да все, что она сама пожелает. Взять тех же моих подруг. Саша выбрала гостевой брак, ей так удобнее: с мужем они живут в разных квартирах и ночуют друг у друга раза три в неделю. Оля счастлива в браке. Аня находится в поиске, говорит, только теперь поняла, какой мужчина ей действительно нужен. Катя вообще сделала вывод, что ей удобнее жить одной. У нее есть два постоянных бойфренда, и, похоже, эта ситуация никого не смущает. В общем, большинство из них в анкете ставят галочку в графе «single», совсем не переживая по этому поводу.

К сорока годам женщина перестает искать в партнере своего рода костыль (или, как принято говорить, надежную опору). Им не нужен дополнительный источник финансов, усатый нянь для их детей или социальный лифт. Когда они говорят, что хотят познакомиться с мужчиной, они имеют в виду, что с удовольствием нашли бы друга, попутчика, сообщника, любовника. И при желании они его находят. Ведь сорок — тот возраст, когда мы можем выбирать из огромного числа взрослых мужчин старше или младше себя. Тех, кому нравится быть с женщиной, умеющей принимать себя и других такими, какие они есть.

Текст: Екатерина Игнатова

ФОТО: LEGION MEDIA

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.