Венсан Кассель
Венсан Кассель

GRAZIA: Год назад вы сыграли в «Красавице и чудовище», и мы снова видим вас в сказке…
Венсан Кассель: Не стоит подходить так формально. Дело не в жанре, просто этот проект — действительно нечто особенное. История основана на сказках Джамбаттиста Базиле — автора XVI века. Он был первым, кто записал народные волшебные предания, многие из которых мы сегодня знаем в обработанном варианте. Режиссер Маттео Гарроне переложил «Сказку сказок» на киноязык, как говорится, «без купюр». Выбирая роль, я прежде всего интересуюсь, кто снимает ленту. Хороший постановщик может рассказать интересно любую историю. А вот сделать качественный фильм почти невозможно. Но Маттео — настоящий художник! Он будто пишет картины. И эти полотна прекрасны. Я считаю его одним из лучших режиссеров своего поколения.

GRAZIA: Каково было сниматься в Италии?
В.К.: Я вырос на итальянском кино, я его фанат. Оно такое щедрое! В нем есть все: юмор, драма, социальные вопросы и, главное, какая-то особенная чувственность. Итальянцы знают в этом толк. В итоге у нас получился совсем недетский фильм (Смеется.), а, скорее, сказка для взрослых, в ней много шекспировских мотивов. Непонятно, кто здесь хороший, а кто плохой. Даже людоед оказывается в финале не таким уж злодеем. Мне досталась роль средневекового короля, эдакого Казановы. Он постоянно ищет сексуальных приключений — думаю, потому, что боится старости и одиночества.

GRAZIA: То есть вы снова играете «плохого парня»?
В.К.: Таково мое амплуа. Наверное, меня стали приглашать на подобные роли, поскольку я могу выглядеть действительно злым и жестоким — такое уж у меня лицо. Я не возражаю. Знаете, почему? Потому что в жизни я не встречал абсолютно «хороших парней». В каждом есть и темная, и светлая сторона. Найти правильное соотношение — вот что делает это интересным. Но кто знает? Может быть, однажды я сыграю Будду!

[PAGE] [/PAGE]
 Венсан Кассель
В фильме герой Венсана оказывается в эпицентре настоящих «итальянских страстей»

GRAZIA: Говорят, актерство все же женская профессия. Вы с этим согласны?
В.К.: Да! Девушки совершеннее мужчин, они глубже чувствуют. Так что все хорошие актеры в каком-то смысле актрисы: чем больше в них женского, тем лучше они играют. Вот такой парадокс! Я верю в равноправие, но идея о том, что для выживания в реальном мире женщине нужны «яйца», ошибочна. Представительницы противоположного пола должны быть нежными и слабыми. Лично я, если встречаю девушку с «яйцами», стараюсь держаться от нее подальше.

GRAZIA: Кто из женщин повлиял на вас сильнее других?
В.К.: Когда я был ребенком, моя мама ушла из семьи, уехала в Нью-Йорк, и я рос с бабушкой и тетей. У меня есть и младшая сестра, Сесиль, она тоже актриса. Мы очень близки, и я всегда ее защищал. А еще в детстве я жил в интернате, у меня там была подруга Софи. В 11 лет ее убили в Лондоне. Это стало страшной трагедией.

GRAZIA: Как складывались ваши отношения с противоположным полом в юности?
В.К.: Я очень интересовался девушками, но никогда не оставался с кем-то больше четырех месяцев. Так продолжалось, пока я не встретил Монику. Она стала моей первой настоящей любовью, любовью с первого взгляда. Мы были вместе 18 лет, и оно того стоило. Она научила меня не воспринимать себя слишком серьезно. Я намного ранимее, чем выгляжу, и люблю все контролировать, а она обычно говорила: «Расслабься». И еще она была прекрасным партнером. Многие актеры утверждают, что не могут работать вместе со своей половинкой. К нам это не относилось. Мы снялись вместе в восьми фильмах и всегда наслаждались процессом. Но мы разделяли любовь и жизнь, то есть не читали сценарии в постели.

[PAGE] [/PAGE]
 Венсан Кассель
В фильме герой Венсана оказывается в эпицентре настоящих «итальянских страстей»

GRAZIA: Что помогло вам стать успешным?
В.К.: После интерната я пошел в цирковую школу. Там меня научили тому, чем не владеет большинство из моего поколения: умению двигаться. Быть актером означает не только хорошо говорить. В нем должно быть нечто животное.

GRAZIA: А так ли уж важна внешняя красота?
В.К.: Как человек с таким носом, как у меня, я имею полное право сказать «нет».

GRAZIA: Кто для вас образец стиля?
В.К.: Мне нравится французский канон 30-х и 40-х годов. Например, Жан Габен и Ив Монтан — у них был прекрасный вкус. Я актер, так что одеваться эффектно — моя работа. Но я никогда не растворялся в моде, а только брал из нее «свои» вещи. В юности больше внимания уделял одежде: когда ты молод, хочешь показать себя. Как только ко мне пришла известность, я стал сдержаннее. Покупаю обновки только если мне действительно что-то нужно.

GRAZIA: Ваш отец был известным комедийным актером. Это вам помогало или мешало?
В.К.: Мне казалось, скорее мешало. Я всегда хотел доказать: я — не он, так что обожал грим. Но чем больше я «маскировался», тем больше проступало наше сходство. Невозможно убежать от себя. Отец умер в 2007 году. Как только родители уходят в мир иной, ты перестаешь с ними бороться. И можно полностью отдаться творчеству. Сегодня, чтобы быть актером, надо рассказывать о своей жизни, ходить на разные мероприятия, быть приятным, сексуальным, остроумным. Иногда все это очень утомляет. Я стал актером не ради такого балагана. Современный мир одержим сплетнями. Я считаю, это вульгарно.


Премьера фильма «Страшные сказки» состоится 10 сентября.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.