Что кроется за модным словом «прокрастинация»? И почему мы так отчаянно стараемся отложить на завтра то, что должны были сделать еще вчера? Ответы ищет психолог Екатерина Игнатова.

Сейчас уже невозможно вспомнить, когда зловещий термин «прокрастинация» прочно вошел в наш лексикон. Но факт остается фактом: именно так называется самая модная болезнь XXI века. Мы прокрастинируем, читая на работе статьи об эффективном использовании времени и уходя пораньше из офиса, чтобы успеть на тренинг по тайм-менеджменту. Но чаще всего мы предаемся данному занятию, когда думаем о том, как же преодолеть эту напасть.

Психологи не очень любят говорить о прокрастинации как об отдельно взятом феномене. Они понимают: если человек саботирует процесс, значит ему это зачем-то нужно. Лишь разобравшись в настоящих причинах проблемы, удастся сдвинуть дело с мертвой точки.

МОМЕНТ ИСТИНЫ

29-летняя Настя работала копирайтером в крупном рекламном агентстве. Ее любили коллеги и ценило начальство — единственная проблема заключалась в том, что девушка никогда не сдавала тексты и презентации вовремя. Она словно жила по какому-то особому календарю, в котором второе число волшебным образом оказывалось пятым, а шестое превращалось в девятое. В определенный момент окружающие привыкли к тому, что Настя задерживает выполнение любого проекта на два-три дня, и научились с этим бороться. Они озвучивали ей более жесткие сроки выполнения заказа, нежели того требовал клиент, и все в итоге были довольны. Неприятности случались только тогда, когда Настя узнавала реальную дату дедлайна и немедленно подводила коллег.

Можно, конечно, подумать, что наша героиня — обыкновенная лентяйка, которая большую часть времени бьет баклуши. В действительности же девушка неосознанно усложняла поставленную перед ней задачу. Согласитесь, писать текст в течение недели куда проще, нежели делать это ночью накануне дедлайна. Почему же Настя так поступала? Несмотря на то что все считали ее хорошим сотрудником, она чуточку сомневалась в собственных способностях. И, откладывая выполнение задания, словно готовила себе алиби. В случае, если бы результат не понравился начальству, всегда можно было оправдаться: «Ну и приводило в восторг — и программа, и город, и новые знакомства. Но потом настала пора сдавать работы по разным предметам — и тут-то начались проблемы. Аня прекрасно понимала, что и как собирается написать, но при этом находила тысячу причин отложить важное дело на завтра, а затем еще на день. Естественно, не обходилось без угрызений совести и упреков со стороны родителей. Вскоре даже либеральные преподаватели стали косо посматривать на нерадивую студентку.

Конечно, с одной стороны, эта история мало отличается от предыдущей — Аня очевидным образом хотела подстелить соломки. Если бы оценка за сданную работу оказалась ниже средней, можно было бы успокоить себя и близких: простите, что вышло, то вышло, потому как времени оказалось в обрез. И получилось бы так, что сама девушка почти безупречна — умна и талантлива, — вот только неорганизованна. А это разве грех? Однако Аня извлекала из ситуации еще одну неосознанную выгоду.

Каждый из нас испытывает потребность думать о себе любимом. И это норма, а не нарциссизм. Счастливчики, которых родители хвалили в детстве, способны на позитивное самовосприятие — они собой гордятся, отмечают плюсы и ласково журят за минусы. Людям же, воспитанным строгими папой и мамой, повезло меньше: они реализуют эту потребность через негатив, например через чувство вины. Когда Аня ругала себя, то размышляла примерно так: «Ну что я творю? Столько денег угрохала на учебу, а сейчас сижу в Facebook, вместо того чтобы заниматься!» И внутреннее эхо вторило ей: «Я, я, я…»

Нашей героине (как, впрочем, и многим из нас) стоило бы научиться не стесняясь хвастаться — пускай даже не вслух. Например, хвалить себя каждый вечер перед сном за пять выполненных обещаний, хотя бы и мелких. И забыть о самобичевании по причине его тотальной неконструктивности.

ЗАМЕНА НА ПОЛЕ

Нам кажется, что мы прокрастинируем, вместо того чтобы работать. Но иногда наше бессознательное пускается на куда большие хитрости. 30-летняя Юля трудилась в отделе маркетинга одной всем известной западной компании. При приеме на работу ее взяли на одну должность, но уже через полгода «переместили» на другую. Называлась она так же неплохо, как и первая, но обязанностей предполагала куда меньше и не подразумевала особого карьерного роста. Причина, по которой Юля оказалась в такой ситуации, заключалась в том, что она хронически ничего не успевала и все время на что-нибудь отвлекалась. То увлечется чтением очередной злободневной статьи, то обнаружит, что в WhatsApp подруга поделилась чем-то сокровенным, нуждающимся в немедленном обсуждении, то откроет три разных экселевских файла и начнет прыгать с одного на другой, будто она пчела и должна непременно опылить каждый из них. Коллега, знавшая Юлю еще по предыдущей работе, постоянно удивлялась ее странному поведению — девушка будто специально сводила свой КПД к минимуму. Да и сама героиня недоумевала: «Почему я никак не могу собраться и живу в перманентном состоянии аврала?»

Если бы она обратилась к психологу, то наверняка начала бы разбираться в причинах, побудивших ее добровольно внести хаос в рабочий процесс. А главное — узнала бы ответ на вопрос: что она старается скрыть под этими завалами? И поняла бы, что старт серьезных проблем в ее карьере совпал с моментом расставания с бойфрендом. Получается, разгребать накопившиеся горы бумаг Юле гораздо проще, чем думать о том, почему не складывается ее личная жизнь. И прокрастинирует девушка только для того, чтобы не сталкиваться с собственным одиночеством.

В таких ситуациях, конечно же, не спасут никакие приложения для iPhone по тайм-менеджменту. Какие бы великие умы за ними ни стояли, ни одному из них не под силу перехитрить наше бессознательное. Единственное, что можно сделать, — это договориться с ним, предварительно осознав его (читай — свои) скрытые мотивы.