В масштабном проекте «Облачный атлас» (в прокате с 8 ноября) Халле Берри исполнила сразу несколько ролей! Корреспондент GRAZIA Екатерина Яроцкая встретилась с актрисой в Беверли-Хиллз и узнала, каково ей было играть белую женщину, верит ли она в реинкарнацию и почему больше не стремится произвести впечатление на окружающих.
Халле Берри
Халле Берри

GRAZIA: «Облачный атлас» — весьма необычный проект: три режиссера (Энди и Лана Вачовски плюс Том Тыквер), актеры, которые играют по 5−6 ролей… Вы сразу согласились на участие в картине?
Х.Б.: Да, и ни разу не пожалела об этом! Уже в самом начале съемок у меня появилось ощущение, которое, наверное, испытывают первопроходцы. Пусть такое заявление и прозвучит достаточно громко, но, по‑моему, до нас никто ничего подобного не делал. Да и компания собралась просто уникальная: поработать в одном проекте с режиссерами «Матрицы», Томом Хэнксом, Сьюзан Сарандон, Хью Грантом и еще десятком невероятных профессионалов — настоящая мечта!

GRAZIA: В чем, по‑вашему, заключается главная идея фильма?
Х.Б.: В «Облачном атласе» показаны судьбы нескольких персонажей, живущих в разные эпохи. И каждый поступок одного из них необъяснимым образом через века отражается на реальности остальных. В итоге получилась история о реинкарнации и существовании неразрывных связей между всеми людьми. Думаю, нам надо почаще об этом задумываться.

GRAZIA: В одном из сегментов картины вы играете белокожую женщину. Как ощущения?
Х.Б.: А вы как думаете? Перевоплотиться в богатую еврейку, супругу известного композитора, живущую в 30-х годах прошлого века, — такого мне еще никто не предлагал. А я обожаю пробовать новое! К тому же у нас с ней нет ничего общего. Согласилась бы я в реальной жизни стать «трофейной» женой старика? Ни в коем случае, ищите другую! Но, естественно, я старалась понять ее и прочувствовать. В целом же у меня с каждым персонажем установилась очень сильная связь.

GRAZIA: А вы сами верите в переселение душ?
Х.Б.: Да, эта концепция мне очень близка. Может, я просто не в состоянии принять как данность то, что мы живем только один раз и после смерти нас ждет пустота? А вот в чем я не сомневаюсь, так это в существовании законов кармы. Уверена, что все поступки, которые я совершаю здесь и сейчас, неизбежно отразятся на моих последующих воплощениях.

GRAZIA: Давно придерживаетесь такой философии?
Х.Б.: Достаточно. Но я долго к ней шла. В юности меня заботили более приземленные вещи.

Халле Берри
В «Облачном атласе» Халле Берри пришлось спасать не одну свою жизнь!

GRAZIA: Например?
Х.Б.: Я без конца старалась доказать окружающим, что заслуживаю их внимания. В моей школе училось полторы тысячи детей — и из них чернокожими были только мы с сестрой и еще один ребенок. При этом мы родились и выросли в афро-американском квартале — но в какой- то момент мама решила вытащить нас из гетто и перевезла в респектабельный район. Естественно, там с нами никто не рвался дружить… И тогда я принялась на каждом шагу демонстрировать белым одноклассникам, что я такая же умная, не менее красивая и намного более талантливая, чем они.. . В итоге, когда окончила школу, чувствовала себя совершенно измотанной. Тут-то до меня и дошло, что, убеждая окружающих в своей исключительности, я не добилась ничего, кроме тотального опустошения и нечеловеческой усталости. Мне было 18 лет, когда я раз и навсегда поняла: неважно, что о тебе подумают другие. Будь собой, иди выбранным путем, никого не слушай и никому ничего не доказывай. Не оглядывайся по сторонам, а смотри вглубь себя. Тогда становится ясно — смерти нет!

GRAZIA: Зато есть болезни и несчастные случаи… В последнем вы сами, кстати, убедились во время съемок фильма!
Х.Б.: Ну я и раньше подозревала о существовании травм! (Смеется.) А вообще, история не слишком веселая — я ведь умудрилась сломать ногу в разгар работы. Естественно, ждать моего выздоровления никто не мог — приходилось каждый раз делать над собой усилие, чтобы не подвести команду. Знаете, достаточно сложно концентрироваться на актерских задачах, когда все мысли только о том, как же адски тебе больно! Хорошо, что на площадке меня всячески поддерживали и подбадривали, находили такие решения, при которых гипс оставался за кадром.

GRAZIA: У вас прекрасная фигура. Придерживаетесь какой-то особой диеты?
Х.Б.: Я ем все подряд — даже фастфуд, честное слово! Единственное, на что наложен запрет, — это сладкое: у меня диабет. И спиртным стараюсь не злоупотреблять.

GRAZIA: Каковы ваши дальнейшие планы?
Х.Б.: Предпочитаю ничего не загадывать — как показывает практика, будущее абсолютно непредсказуемо.

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/K2VtiZSvwuo» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>