Бондиана отмечает 50-летие! В юбилейном фильме «007: Координаты Скайфолл"(с 26 октября) у Дэниела Крейга достойный соперник: Хавьер Бардем, исполнивший роль злодея, может побороться с британским актером за звание главного секс-символа! В интервью GRAZIA испанец рассказал о своих любимых негодяях, экспериментах с цветом волос и звонках от Аль Пачино.
ХАВЬЕР БАРДЕМ
ХАВЬЕР БАРДЕМ

GRAZIA: Хавьер, до сих пор и в жизни, и на экране вы были классическим брутальным брюнетом. А в новой картине неожиданно предстали со светлыми волосами! Быстро свыклись с таким образом?
ХАВЬЕР БАРДЕМ: От зеркала шарахался только поначалу — потом смирился, надо же было вжиться в роль. Надеюсь, в блондинистом варианте я выгляжу не менее мужественно! (Смеется.)

GRAZIA: Ну, это спорный вопрос… Зато какая маскировка! Смена имиджа позволила вам незаметно проскальзывать мимо поклонников и папарацци?
Х.Б.: В Испании — нет, а вот в других странах трюк часто работал.

GRAZIA: Ваш персонаж, Рауль Сильва, несмотря на великолепную шевелюру, тот еще негодяй. Вы как-то оправдывали его для себя?
Х.Б.: Нет, и даже не собирался! Передо мной стояла другая задача — показать глубину и неоднозначность его личности. Сложность характера — именно то, что привлекло меня в этом, с позволения сказать, герое, когда я прочитал сценарий. Образ мерзавца позволяет насладиться творческой свободой, предстать в необычном амплуа. Сильва — некая квинтэссенция зла, играя его, я хотел воздать должное всем отрицательным персонажам в истории кино. Пусть в нем присутствует некоторая гротескность, но, как точно заметил режиссер картины Сэм Мендес, фильмы о Джеймсе Бонде находятся где-то посередине между фантастикой и реальностью.

GRAZIA: Вы с таким пылом о нем говорите — уж не решили ли перейти на темную сторону и постоянно играть отрицательных героев?
Х.Б.: Зачем впадать в крайности? Ведь дело не в том, какой персонаж тебе достался — плохой или хороший. Гораздо важнее, во‑первых, увлечься им, во‑вторых, загореться идеей и, наконец, найти общий язык с командой. В этом фильме сошлось все! Поверьте, я согласился на роль не просто потому, что увидел на сценарии три заветные цифры — «007». У картины действительно очень неординарный сюжет. К тому же Сэм ставил перед актерами достаточно сложные задачи: мы с ним много разговаривали о персонажах, и его видение показалось мне интересным. Я многому научился и у него, и у Дэниела — оба настоящие профессионалы, которые в процессе съемок забывают обо всем, кроме работы.

GRAZIA: Не переняли у Крейга пару боевых приемов?
Х.Б.:Как-то не довелось, хотя надо было, конечно! Впрочем, мне и так хватало нагрузки — в том числе и вне площадки.

GRAZIA: В фильме вы выполняете много трюков. Серьезно к ним готовились?
Х.Б.: Да, пришлось как следует попотеть — записаться в спортзал, сесть на диету… Хотелось бы, конечно, сказать, что это привычный для меня образ жизни, но, к сожалению, я обычный слабый человек, который часто ест все подряд, лежа на диване. А вот во время съемок я питался только салатом и курицей, да к тому же не слезал с тренажеров — ведь мне предстояло сразиться с самим Бондом! И все равно чувствовал себя абсолютным лузером по сравнению с Дэниелом. Иногда я приезжал в зал в 7 утра и видел, как он уже выходит после занятий. А впереди, чтобы вы понимали, четырнадцать часов съемок. Не многим по силам такие нагрузки!

ХАВЬЕР БАРДЕМ
Хавьер старается не расставаться с женой Пенелопой Крус и сыном Лео — а вот отвечать на вопросы о личной жизни отказывается наотрез!

GRAZIA: На площадке царила железная дисциплина?
Х.Б.: Как ни странно, нет. Никто не говорил: «Надо делать так — и точка!» Мы очень много экспериментировали и даже дурачились — и это меня приятно удивляло. Ведь снимали не какой-то независимый фильм, а огромный голливудский блокбастер!

GRAZIA: У вас есть фаворит среди картин бондианы?
Х.Б.: «Голдфингер» (фильм 1964 года с Шоном Коннери в роли Бонда. — Примеч. Grazia). Он произвел на меня такое мощное впечатление, что кажется, я смотрел его только вчера! Но знакомство началось все-таки с «Лунного гонщика» — я увидел его в 1979-м, когда он только вышел на экраны. Мне тогда было 11 лет, и я просто влюбился! Особенно понравился злодей по имени Челюсти. Видимо, я уже тогда тяготел к отрицательным персонажам!

GRAZIA: На заре карьеры вы снимались в независимых испанских проектах. А сейчас считаете себя голливудским актером?
Х.Б.: Мне неважно, как себя называть, — ярлыки не имеют никакого значения! Конечно, фильмы, созданные при поддержке крупных студий, широко рекламируются, их посмотрит огромное количество людей. Но лично я не считаю их важнее других работ.

GRAZIA: Но они явно привлекают к вашей персоне много внимания — в том числе и коллег по цеху. Говорят, вам звонит сам Аль Пачино!
Х.Б.: Хотелось бы, конечно, думать, будто он мной безмерно восхищается и просто не смог сдержаться, чтобы не сообщить об этом важном факте. (Смеется.) Но к сожалению, все немного не так. Аль Пачино дружен с моим знакомым, художником и режиссером Джулианом Шнабелем. Уверен, тот просто сунул ему в руки телефон со словами: «Позвони Хавьеру, он будет на седьмом небе от счастья!»

GRAZIA: Вы начинали как театральный актер — этот опыт вам помог в дальнейшем?
Х.Б.: Еще бы! Я глубоко убежден в том, что по‑настоящему артист раскрывается только на сцене. Моей первой школой стала студия Хуана Карлоса Корацца. И до сих пор, если у меня возникает слишком много вопросов к персонажу, которого предстоит сыграть, я обращаюсь за помощью к своему преподавателю.

ХАВЬЕР БАРДЕМ
В новой части бондианы Бардему удалось создать светлый образ настоящего злодея

GRAZIA: А с российской школой вы хоть немного знакомы?
Х.Б.: Кстати, да, и довольно неплохо! Пару лет назад я видел в Мадриде спектакль Петра Фоменко «Волки и овцы» по Островскому и признаю — у ваших соотечественников есть чему поучиться. А во время своего визита в Москву в прошлом году встречался со многими русскими актерами на мастер-классе — это был очень любопытный опыт. И наконец, должен отметить, что я настоящий фанат системы Станиславского. Впрочем, по ней сейчас работает весь Голливуд.

GRAZIA: Есть ли какой-то совет, который вы могли бы дать молодым актерам, стоящим в начале пути? Как им достичь успеха? В какую сторону идти?
Х.Б.: Ну, тут же нет каких-то карт и подсказок, как срезать дорогу в погоне за славой. Делай что должен — и будь что будет. Главное — не слушать всех подряд, а выбрать для себя несколько советчиков, в чьем авторитете вы уверены. Критика хороша только в строго ограниченных дозах.

GRAZIA: Вы кажетесь очень скромным и рассудительным человеком. Признайтесь, головокружительный карьерный взлет стал для вас неожиданностью?
Х.Б.: Не могу сказать, что успех застал меня врасплох, но в то же время я к нему особо не готовился. Просто мне всегда чертовски везло. Я в кинобизнесе с 24 лет, и с каждой новой работой чувствую, что иду вперед. Это дарит мне ощущение спокойствия, а оно необходимо для того, чтобы увереннее сделать следующий шаг.

Интервью: Виктория Гончарова

<iframe width="640» height="360» src="http://www.youtube.com/embed/Xq-Hq7lpZGo» frameborder="0» allowfullscreen=""></iframe>
ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.