7 октября на экраны выходит фантастический боевик «Живая сталь» с Хью Джекманом в главной роли. GRAZIA встретилась со знаменитым австралийцем в Лос-Анджелесе, чтобы узнать, зачем он читает сценарии сыну на ночь, каким представляет идеального робота и почему думает, что актеры похожи на хорошее вино.


GRAZIA: У вас наверняка нет отбоя от самых разных предложений. Чем привлекла «Живая сталь»?
ХЬЮ ДЖЕКМАН: Вечером того дня, когда мне прислали сценарий, сын, как обычно, попросил почитать ему на ночь книжку. Я предложил: «Давай лучше расскажу, про что будет мой новый фильм». А он: «Нет, только не эту скучную ерунду!» Но после добавил: «Ладно, давай еще раз попробуем…»

GRAZIA: Еще раз?
Х.Д.: Ну да — просто я довольно часто «испытываю» тексты на близких, изучаю, какое они производят впечатление, цепляют или нет. Так вот, прочитал одну страницу, вторую, смотрю — Оскар оценил… Он впервые получал удовольствие от сценария! Собственно, это и сыграло решающую роль.

GRAZIA: Ваш персонаж в фильме — бывший боксер, который тренирует робота для поединка. А если бы вы в реальной жизни могли выбрать себе стального «помощника», каким бы он оказался?
Х.Д.: Уж точно не похожим на меня! Скорее всего, ему пришлось бы выполнять ту работу, которую я терпеть не могу, — в основном домашние дела. Я очень ленивый: вбить гвоздь или там кран починить — настоящая пытка… Проще кому-нибудь заплатить, чем самому мучиться. А еще я бы попросил его помочь мне со всякими новомодными гаджетами: абсолютно в них не разбираюсь! Даже моему компьютеру уже около 4 лет. Любой скажет: пора бы обзавестись более современной моделью, — но меня и эта вполне устраивает. Календарь и почта — вот и все, что мне нужно! Как-то глянул, оказалось, я использую только пять процентов оперативной памяти. Хорошая иллюстрация моих отношений с техникой!

GRAZIA: Я как-то видела вас с айпэдом…
Х.Д.: Да он на самом деле не мой — так, дети дали подержать. (Смеется.) Они готовы на нем играть круглые сутки! Да и я не совсем безнадежен — сын показал одну «стрелялку», и, признаюсь, мне понравилось!

GRAZIA: Очевидно, что вы обожаете своих детей. В вашей жизни многое поменялось с их появлением?
Х.Д.: Да, конечно! В первую очередь, когда становишься отцом, начинаешь обращать больше внимания на то, как и чем ты рискуешь. В моей профессии довольно много опасностей, и сейчас, прежде чем на что-то решиться, я обдумываю каждый шаг. Не хочу оставить сына и дочь без папы. Поэтому иногда отказываюсь от сложных трюков: прошу, чтобы за меня отработал каскадер.

GRAZIA: Думаете, дети пойдут по вашим стопам?
Х.Д.: Сложно сказать — они еще слишком маленькие… Захотят стать актерами — с удовольствием им помогу. Единственное но: если эту карьеру они выберут только из-за денег, я приложу все силы, чтобы их отговорить. Кстати, у сына уже есть киноопыт — он участвовал в одной сцене. Ему предлагали и другие роли, но я сказал нет: не хочу нарушать распорядок школьных занятий. Да и сам Оскар не горит желанием вернуться на площадку. После того как он узнал, сколько времени занимают съемки крошечного эпизода, заявил: «Папа, у тебя самая скучная работа на свете!»

GRAZIA: Расскажите, как началась ваша актерская карьера.
Х.Д.: Я родился в достаточно обеспеченной семье и никогда не нуждался в деньгах. После школы целый год путешествовал и ничего не делал. Потом учился на журналиста, но быстро понял, что эта профессия меня не слишком интересует. Я никак не мог найти себя, однако не прекращал попыток и, когда мне стукнуло 26 лет, прошел кастинг на роль в одном сериале. Пожалуй, это можно считать отправной точкой.

GRAZIA: Вы довольно поздно осознали, чем хотите заниматься…
Х.Д.: Ну знаете, лучше поздно, чем никогда! Я так скажу: актеры как вино — чем они старше, тем интересней и «вкуснее» выглядят на экране. То же самое, кстати, и в оперном искусстве — вряд ли потянешь ведущую партию, если тебе нет хотя бы 35.

GRAZIA: Интересно, а чем американская актерская школа отличается от австралийской, на которой вы выросли?
Х.Д.: Мне часто задают этот вопрос, но я так и не придумал, как на него отвечать. У меня на родине, пожалуй, больше всего ценится классическая английская методика. А еще в Австралии люди часто ходят в театр — причем не только на мюзиклы, как в США, но и на серьезные постановки. Поэтому для актеров не так важно пробиться на экран.

GRAZIA: У вас есть какие-нибудь профессиональные ноу-хау?
Х.Д.: Мне кажется, главное — научиться в каждой роли быть собой. Суметь настолько слиться с персонажем, чтобы никто не заметил, что ты лишь прикидываешься этим человеком. Хотя и в обычной жизни все в большей или меньшей степени играют. Мы всегда подстраиваемся под ситуацию. Вот сейчас вы, к примеру, сидите передо мной очень прямо, но ведь дома наверняка предпочитаете развалиться в кресле или, скажем, поджать под себя ноги…

GRAZIA: В актерской среде возможна настоящая дружба?
Х.Д.: Конечно! У меня очень теплые отношения с Николь Кидман, я даже был на ее свадьбе с Китом Урбаном. Еще приятельствую с Наоми Уоттс. Но мой самый близкий друг — это жена.

GRAZIA: Вы невероятно популярны во всем мире. Можете поделиться секретом успеха?
Х.Д.: Я стараюсь не давать советов — у каждого свой путь. На мой взгляд, нет ничего более ценного, чем возможность делать самостоятельный выбор и учиться на собственных ошибках.