GRAZIA: Перед съемками вы взяли двухлетний тайм-аут. С чем было связано такое решение?
Хью Грант: Знаете, с тех пор как мне исполнилось двадцать, я постоянно  говорил, что хочу завязать с  кино. И  только недавно смог наконец остановиться! Больше всего в кинобизнесе меня напрягает то,  что на актеров постоянно оказывается невероятное давление. Причем чем больше тебе платят, тем сильнее прессинг: фильм должен стать успешным, чего бы это ни стоило. В итоге ты и сам начинаешь думать, будто чем-то обязан людям, которые тебя наняли. Раньше я так из-за этого переживал, что перегорал еще до начала съемок. Чего я только не пробовал: и  йогу, и  иглоукалывание, и  разные техники дыхания… Даже ходил  на консультацию к психоаналитику! Но  ничего не помогало. А  в  последние годы я к тому же страдал от  приступов паники. Они накрывали меня внезапно, в самый разгар  работы. И вот в какой-то момент я решил, что лучше вообще перестать сниматься и снова стать нормальным человеком.
GRAZIA: Так что же вас все-таки удерживает в профессии? Может, размер гонорара?
Х. Г.: Ну, деньги сами по себе не делают никого счастливым. Но когда они есть, вы становитесь совершенно другим человеком: к примеру, можете не беспокоиться о разных бытовых мелочах. Согласитесь, было бы глупо отказываться от такого преимущества! Так что в определенном смысле вы правы: конечно, я обращаю внимание на то, сколько денег получаю.
GRAZIA: Вашей партнершей по фильму «Супруги Морган в  бегах» стала Сара Джессика Паркер. В какой-то момент в интернете появились фотографии, глядя на которые можно сделать вывод, что вы с  ней очень сблизились за время съемок…
Х. Г.: Мы поладили с первого же дня знакомства. Сара превосходная актриса, и  я  высоко ценю ее профессионализм. К тому же у нее  отличное чувство юмора! Нам было очень  весело вместе.
GRAZIA: Кажется, вы уклоняетесь от прямого ответа на вопрос…
Х. Г.: Нет-нет, ничего такого! Мы просто дружим. Хотя я тут заметил вот какую вещь: самые прочные и  счастливые браки получаются, когда женятся лучшие друзья. Мой брат - отличный тому пример. Он много лет по‑дружески общался с девушкой, а  потом они поняли: это  любовь!
GRAZIA: Вас часто называют плейбоем и сердцеедом. Можете сказать, что хорошо понимаете женщин?
Х. Г.: Увы, нет. Представительницы прекрасного пола для меня — такая же загадка, как и для всех мужчин.
GRAZIA: Какой вы представляете себе идеальную девушку?
Х. Г.: По правде говоря, у меня нет строгих критериев отбора. Могу сказать одно: меня все больше восхищают женщины, которые не имеют никакого отношения к киноиндустрии и  шоу-бизнесу в целом.
GRAZIA: С этого момента, пожалуйста, поподробнее!
Х. Г.: Приведу пример. Я сейчас поддерживаю одну британскую организацию медсестер, которые ухаживают за безнадежными больными. Они приехали к нам домой, когда умирала моя мама, и окружили нашу семью вниманием и заботой. Благодаря их усилиям всем нам стало спокойней и легче. Так что для меня настоящие звезды - именно они, а  не зацикленные на себе актрисы.
GRAZIA: Ваш новый фильм затрагивает проблемы взаимоотношений между полами. Как вам кажется, почему мужчинам и женщинам бывает так  тяжело найти общий язык?
Х. Г.: Это хороший вопрос. Я считаю, мужчина и женщина — это два совершенно разных биологических вида, поэтому и отношения между ними всегда такие сложные. А  периоды, когда все идет гладко, как правило, весьма непродолжительны. Хотя, может, мне  так кажется из-за того, что я еще не нашел свою половину… Но,  по крайней мере, я  знаю, с чем связаны мои проблемы в личной жизни! Вместо того чтобы встречаться с  женщинами, я  провожу часы - нет, даже дни! — на поле для гольфа. Этот вид спорта для меня как наркотик. Ну и  какая девушка захочет соперничать за мое внимание с  зеленым газоном и клюшкой? (Смеется.) А если серьезно, то я,  наверное, избегаю любви. Периодически с кем-то встречаюсь, а когда отношения становятся более серьезными, отталкиваю человека. К тому же, как мне кажется, многих женщин привлекают такие факторы, как власть, деньги и известность. Поэтому никогда не знаешь наверняка, что именно интересует твою спутницу: ты сам или  твоя слава.
GRAZIA: Но вы хотя бы иногда задумаетесь о том, чтобы однажды обзавестись семьей, стать отцом?
Х. Г.: Да, конечно, я очень этого хочу. Как-то грустно было бы умереть в  одиночестве! Еще каких-то десять лет назад дети меня жутко раздражали. Но я повзрослел и не так давно поймал себя на мысли, что мне начинает нравиться их общество. Вот, к  примеру, забавная история. Однажды в Британию на пару дней прилетел мой 18-летний племянник, который живет в Штатах. Брат попросил меня показать ему Лондон. Я  подыскал для него компанию сверстников и отвел их в паб. Поначалу я и не собирался с ними оставаться… Но  все получилось само собой. Помню, мы пришли, выпили пинту, потом вторую - и вот на часах уже три утра! В общем, мы тогда славно повеселились. Хотя я далеко не уверен, что брат имел в виду именно это, когда просил меня позаботиться о сыне. (Смеется). Конечно, мне предстоит еще очень многое узнать о  детях, прежде чем я  стану отцом. Да  я уже и сейчас смутно догадываюсь, что родительские обязанности не ограничиваются посиделками с  ребенком в пабе…
GRAZIA: Известно, что вы не очень дружите с папарацци. Но ведь их внимание — всего лишь обратная сторона вашей известности. Вы  могли бы пожертвовать славой ради спокойной жизни?
Х. Г.: Знаете, я иногда думаю о том, как здорово мне жилось бы в стране без кинотеатров. Но потом задаю себе вопрос: а что бы я стал делать,  если бы меня однажды перестали узнавать? И понимаю, что я бы наверняка жутко разозлился и постоянно со всеми скандалил. «Почему вы предоставили мне такой маленький номер? Вы что, не знаете, кто я?!» Конечно, у  известности есть свои минусы. Но я так привык к ее положительным сторонам, что просто не представляю без них своей жизни.
GRAZIA: В сентябре вам исполнится 50  лет. Не пугает эта цифра?
Х. Г.: Бывает, я листаю какой-нибудь журнал, вижу свою фотографию - и  в  голове вспыхивает вопрос: кто этот старик? Впрочем, раньше у меня была другая проблема: я выглядел слишком молодо для своих лет, и из-за этого меня никто не воспринимал всерьез. Все вокруг думали, что я такой милый глупенький мальчик - а  ведь я был тогда уже вполне взрослым мужчиной!
GRAZIA: Похоже, вы достаточно критично к себе относитесь. Можете назвать свои слабые стороны?
Х. Г.: Ну мне, к примеру, довольно сложно находиться наедине с другим человеком. Я в таких случаях неловко себя чувствую и не знаю, как  начать беседу. В  большой компании намного проще — необязательно постоянно поддерживать разговор. Что еще? Я начинаю жутко нервничать, если забываю дома телефон. И  обязательно за ним возвращаюсь. Это у меня настоящая мания: всегда быть на связи.
GRAZIA: А вы смогли бы жить вдали от цивилизации, в  тихом месте, подобном тому, где  по воле случая оказался ваш герой Пол Морган?
Х. Г.: Нет, я не большой любитель сельских радостей — скорее типичный житель мегаполиса. Я настолько привык к городскому шуму, что  в  тишине мне становится как-то  не по себе. Да и вообще мне кажется, что по достоинству оценить прелесть жизни в  деревне можно только в том случае, если ты там родился и вырос. К счастью, со мной этого не произошло!
GRAZIA: Вы снимаетесь исключительно в романтических  комедиях. Не хотели бы попробовать что-то новое?
Х.Г.: Мне кажется, это единственный жанр, в котором я выгляжу достаточно убедительно. Не думаю, что зрителям понравится видеть меня в  роли подлеца или злодея. Да я,  пожалуй, даже и не смогу их достойно сыграть. Хотя, с другой стороны, говорят ведь, что плохие парни более привлекательны для девушек, да? Ну тогда если мне кто-нибудь предложит сыграть негодяя, пожалуй, соглашусь!

Интервью: Дункан Смит