На Яне: пальто из хлопка, вискозы, нейлона, шелка и эластана, расшитое бисером, Edem Couture; туфли из шелка и бархата, расшитые кристаллами, Miu Miu; украшения — собственность Яны
На Яне: пальто из хлопка, вискозы, нейлона, шелка и эластана, расшитое бисером, Edem Couture; туфли из шелка и бархата, расшитые кристаллами, Miu Miu; украшения — собственность Яны

В своем расписании продюсер Яна Рудковская не находит свободных минут, но чувствует себя при этом как рыба в воде. Она — воплощение образа power woman — рассказала Grazia о том, кого считает сильнее себя и на что всегда готова найти время.

Вы говорили, что ко всем предметам роскоши относитесь очень спокойно. А как насчет одежды?

Я очень много работаю — ведь все мои проекты должны быть самыми успешными и вызывающими резонанс. Потому мне была необходима отдушина. И теперь четыре или шесть раз в год я езжу на показы и прямо на шоу, не меряя, заказываю себе вещи. А на походы по магазинам у меня просто нет времени. Мода стала для меня спасением от той рутины, которую я выполняю каждый день.

Всем известно, что вам интересны наряды именно haute couture. Хотя prêt-à-porter — это огромный выбор вещей, которые еще и стоят меньше. Почему же отдаете предпочтение только первому варианту?

Года четыре назад я приехала на показ Chanel и в первом ряду увидела пять человек в таких же платьях, как и у меня. Пять! И вот мы сидели, смотрели друг на друга, а я думала: «Не хочу быть одной из многих».Так все и началось. Кроме того, дома Chanel и Dior дают возможность приобретать вещи из любых коллекций, которым может быть уже 15 или 20 лет. Кстати, я знаю множество клиенток Dior, до сих пор из сезона в сезон заказывающих только те наряды, которые создал Джон Гальяно.

Насколько сейчас оправданы описанные вами вложения?

Абсолютно. Ведь подобные вещи не имеют цены, они вне времени. Когда говорят, что надеть их позволительно только единожды — это огромное заблуждение. Если вы остановите на них выбор еще не раз, все вокруг обязательно оценят ваш образ.

«Я давно поняла, что не хочу быть похожей на других»

Какие возможности модные дома предоставляют таким покупателям?

Когда я вступила в «клуб» клиентов haute couture, завела много друзей. Знакомство с ними также очень полезно для меня. И все мои затраты уже несколько раз окупились. Марки Chanel и Dior действительно дарят привилегии, о которых всегда просят особо не распространяться. Я рада возможности заказывать эти вещи — я их заслужила.

Можете вспомнить самое важное приобретение?

Свадебное платье Zuhair Murad. В 2009 году я поехала к Зухаиру — он сказал мне, что создаст такой наряд, который запомнится навсегда. Я ответила: «Это невозможно!» Но в итоге результат меня поразил. Так я получила свою первую вещь haute couture.

В последние годы на ниве высокой моды активно трудятся и российские дизайнеры. Что думаете по этому поводу?

Такие марки, как Edem Couture, Yanina Couture, Ulyana Sergeenko, хорошо понимают философию haute couture. У меня есть вещи вышеназванных марок. Более того, когда я увидела, насколько качественно сшиты платья Edem Couture, то согласилась быть их амбассадором. Еще совсем недавно посмотрела кутюрную коллекцию Игоря Чапурина — настоящая заявка на успех. Ну и, конечно, Валентин Юдашкин. Его творения — уже классика.

На Яне: платье из шелковой сетки и перьев страуса, расшитое пайетками, Yanina Couture; туфли из замши, нейлона, бархата и металлизированной кожи, Jimmy Choo; украшения – собственность Яны
На Яне: платье из шелковой сетки и перьев страуса, расшитое пайетками, Yanina Couture; туфли из замши, нейлона, бархата и металлизированной кожи, Jimmy Choo; украшения — собственность Яны

С вашим прекрасным хобби разобрались. Без чего еще вы себя не представляете?

Без работы не могу долго прожить. Даже на отдыхе все мои телефоны принимают звонки 24 часа в сутки. Могу ходить хоть в холщовой сорочке, но бездельничать больше двух недель позволить себе не могу. Я азартна, мне нравится ставить перед собой глобальные цели и идти к их достижению.

Из чего складывается ваш среднестатистический рабочий день?

День начинается с завтрака в 10.00. Многие, кстати, спрашивают: «Почему ты ешь по утрам одна?» Да потому что дети рано уезжают в школу, а Женя (Евгений Плющенко, супруг Яны. — Примеч. Grazia) тренируется в ночи, поэтому просыпается позже меня. Затем я еду на работу, где нахожусь в лучшем случае до десяти вечера. У меня огромный офис: более 280 человек, если объединить все проекты. Бывают дни выездных встреч, когда проходят технические совещания на льду и на других площадках. Приходится вникать в каждую мелочь. Ведь, если хочешь сделать хорошо, сделай сам. И к сожалению, еще не родился тот человек, который мог бы меня заменить. Хотя я бы с удовольствием наняла бы его и отдала половину доходов.

А что в работе доставляет больше всего удовольствия?

По средам я всегда просматриваю сводные чарты. И вот сейчас, видя Диму Билана и группу «Градусы» на первых местах среди российских и зарубежных исполнителей, я очень радуюсь. Когда к нам из Польши или Франции прилетают дети на модные съемки и я вижу их сияющие глаза, это тоже мое счастье. Или когда проезжаю Рублево-Успенское шоссе или Кутузовский проспект — и там все вокруг в афишах концерта Димы Билана и ледового шоу Евгения Плющенко.

Сейчас вы с супругом готовите ледовое шоу «Щелкунчик». Почему оно будет интересно и детям, и взрослым?

Во-первых, из-за музыки Чайковского, которая ассоциируется с Новым годом и семейными праздниками. Но не все ведь могут позволить себе посетить Большой театр. Сказка оказалась очень непростой: сложное либретто, много нюансов. Поэтому одно дело увидеть ее на сцене в постановке Григоровича, другое дело — на льду. Потому у нас родилась идея сделать первое голографическое шоу с анимацией на протяжении всего спектакля. Помимо огромных финансовых ресурсов, мы вкладываем в проект свою душу. И когда в конце представления зрители плачут, я понимаю: мы все делаем правильно. И не зря.

На работе и дома вы окружены мужчинами. Как чувствуете себя в такой компании?

Мне легче с ними сотрудничать. И по жизни я была пацанкой — человеком слова. Никогда не получала никаких «скидок». В нашей стране я единственная женщина-продюсер, с которой считаются коллеги, хотя в таком бизнесе это не всегда принято. С другой стороны, глава нашей семьи — Женя. Более сильных людей, чем он, я не встречала. И по характеру, и по воле к победе, и по отношению к жизни.

В чем заключаются ваши сильные стороны?

В принципиальности. В силе духа и умении заражать людей идеями. Из всех сотрудников, бывших со мной с самого начала, никто не ушел. Ни один человек. И 10 лет они растут вместе со мной. Когда их спрашиваешь: «Почему?» — отвечают, что им интересно. Мы всегда как на вулкане.

Мешают ли вам порой эти качества?

Безусловно. Они же как палка о двух концах. Иногда стоит полагаться только на женскую мудрость. Получается не всегда, ведь язык мой — враг мой. Но чего я точно никогда не смогу сделать — так это спокойно наблюдать за тем, как обижают слабого. Потому мне сейчас хочется максимально отойти от шоу- бизнеса — не могу «дружить против» кого-то. Для меня важнее справедливость. И если ты — белая ворона со своим мнением, то тебя либо ненавидят, но уважают, либо просто стирают из жизни и не замечают. Рада, что могу отнести себя к первым. Хотя мне тяжело жить в мире, где прав тот, у кого больше привилегий. Поэтому просто стараюсь делать свое дело.

Благодарим Электротеатр «Станиславский» (ул. Тверская, 23) за помощь в организации съемки

Макияж и волосы: Андрей Дрыкин @the Agent.ru для м.а.с и Oribe

Ассистент стилиста: Дария Клепикова

Фото: Николай Зверков

Стиль: Алиса Жидкова

Интервью: Денис Мережковский

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia

Спасибо!

Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.