Юлия Пересильд

GRAZIA: Вы неоднократно играли в военных драмах. Чем заинтересовало предложение сняться в «Герое»?

Юлия Пересильд: Здесь у меня небольшая роль, поэтому на площадке я была всего три дня. Очень понравилась литовская группа, с которой мы работали! Когда я увидела, как меня снимает прекрасный оператор Рамунас Грейчюс, то поняла: я ему правда симпатична. Другой момент — знакомство с Димой Биланом (исполнителем главной мужской роли. — Примеч. Grazia). Было очень любопытно наблюдать за тем, как он готовился к роли и как волновался в первый день.

GRAZIA: А вас, опытную актрису, не смутило, что главного героя в картине сыграет не совсем профессионал?

Ю.П.: Только поначалу. Но потом я подумала: нельзя оценивать незнакомого человека, с которым никогда не работала! Ведь масса американских поп-звезд успешно снимается в кино. И, поймав себя на этой мысли, я согласилась участвовать в картине. В результате мы с Димой неплохо пообщались. Жаль, сейчас наш контакт прервался, — я хотела пригласить его в свой спектакль «СтихоВаренье» (режиссерский дебют самой Юлии. — Примеч. Grazia) в качестве актера.

GRAZIA: Какой должна быть роль второго плана, чтобы вы захотели за нее взяться?

Ю.П.: О, тут много разных факторов. Первый: зацепила меня история или нет. Затем — режиссер и его ко мне отношение. Не в смысле «Юлечка, котик…» — он может быть дерзким и даже жестким, но если у него есть собственное видение, обязательно за ним пойду. Когда человек воспринимает меня необычно, не пугают ни ледяная вода, ни грязь, ни морозы. И третье: должна быть доля риска, чтобы внутри все бурлило и кипело.

GRAZIA: В начале 2000-х все жаловались на отсутствие новых актрис. Теперь же молодые артистки рассказывают о недостатке интересных предложений. Вас это не коснулось?

Ю.П.: Каждая роль — подарок судьбы. Я не умею за них бороться и навязывать себя режиссерам. Не хотелось бы в профессии переступать через себя. Так что планировать наперед трудно — может быть, завтра ты вдруг окажешься «за бортом»! Но и такой этап тоже важно пройти достойно. А разговоры вроде «этот дурак меня почему-то не снимает» или злословие по поводу игры Ди Каприо в «Выжившем» мне напоминают кухонную беседу двух не блещущих талантом людей. А может быть, сейчас вообще не твое время?

GRAZIA: Но многие актеры переживают даже из-за короткого перерыва в работе…

Ю.П.: Наблюдая за жизнью, я прихожу к выводу: нужно радоваться каждой секунде. И обязательно уделять внимание тем людям, которым оно необходимо: например, больным и беспомощным или одаренным, но не очень известным.

Юлия Пересильд
Даже на самые серьезные темы Юлия способна говорить с иронией

GRAZIA: Есть и другая категория актрис — они больше известны выходами на красную дорожку и вечерними нарядами. Вам такой вариант не близок?

Ю.П.: Если я скажу: «Категорически нет», то перечеркну свои же слова — не стоит осуждать малознакомых людей. Допустим, если бы косметический бренд, средствами которого я пользуюсь, сделал мне предложение, я бы, пожалуй, не отказалась. А рекламировать чужой образ жизни мне стыдно. К примеру, когда я приезжаю на премию «Золотой орел», то точно знаю: половина актрис переодевается в туалетах «Мосфильма», потому что вместо красной дорожки — грязь по колено. Чего тут стесняться? Мне, наоборот, нравится, что сегодня я могу быть на обложке журнала Grazia, а завтра, совсем по‑другому одетая, читать в метро Достоевского.

GRAZIA: Кстати, вы говорили, что никогда не считали себя красивой, а внешностью на пути к успеху пользуются обычно те, у кого, кроме нее, ничего нет. Как действовали вы сами?

Ю.П.: Когда я поступала в институт и снималась в первом фильме, мне помогло отсутствие страха быть собой. Я понимала: в чем-то я невежественна и даже тупа, хотя прочитала столько книг… У меня не было московского детства, но, переехав из Пскова, я не пыталась через месяц превратиться в столичного жителя. Наоборот, не боялась показаться дурой, некрасивой, в чем-то нестандартной.

GRAZIA: Как вас изменил мегаполис?

Ю.П.: Во-первых, на меня, как и на любую женщину, повлияло рождение ребенка. Во‑вторых, я стала относиться с иронией и к себе, и к окружающим — и несколько циничнее, местами появился хлесткий юмор. Сейчас я уже не покажу каждому встречному-поперечному, что происходит у меня внутри.

GRAZIA: Вам было просто находить в Москве друзей?

Ю.П.: «Просто» их можно только терять. Вообще, эта тема космическая. Вот у меня есть друг Петушкова — она из Пскова, у нас разная жизнь, но наше единство очень сильно — его не выразить словами. А так называемых «подружек» я не люблю. Просто не перевариваю. И типично женские сборища терпеть не могу: предпочитаю мужские компании, в которых идут споры, умные дискуссии по разным вопросам. И кстати, люди познаются не в беде, а в радости.

GRAZIA: Сейчас во Пскове часто бываете?

Ю.П.: Да. И когда я приезжаю туда, у меня словно заполняются все клеточки и пустоты внутри. Я даже написала своим знакомым как-то, что вернулась в Москву «полнокровной». Там сталкиваешься с самыми обычными проблемами разных людей — интересных, читающих, думающих. Что может быть прекраснее, чем периодически опускаться на землю? Московская «богема» живет в эфемерном мире, из которого иногда нужно выходить.

Юлия Пересильд
Пересильд нравится быть разной: и звездой на красной дорожке, и пассажи­ ром в московской подземке

Grazia: Тогда как насчет восприятия актера как небожителя?

Ю.П.: Сейчас все воображают, что стоит только артистке выложить селфи в Instagram, как она оказывается в другой реальности, отдельной от зрителей. А суть нашей профессии — работать для людей. И в идеале необходимо заставить их думать и сопереживать, взбудоражить или хотя бы повеселить. А если ты сам себе царь и бог, то для чего тогда все? Стой перед зеркалом и наслаждайся отражением.

GRAZIA: Такое восприятие перекликается с вашей благотворительной деятельностью. Расскажите о фонде «Галчонок».

Ю.П.: В какой-то момент меня стали приглашать на съемки в журналы, брать интервью, но я не совсем понимала, в чем цель. Просто покрасоваться? С появлением фонда и эта часть работы стала по‑настоящему полезной! Теперь мне в интернете пишут прекрасные, но одинокие люди, у которых тоже есть потребность помогать.

GRAZIA: И какие есть способы?

Ю.П.: У меня мечта: организовать водительскую волонтерскую базу. Одна из самых больших проблем наших подопечных — они не могут никуда выехать. Социального такси попросту на всех не хватает! А так человек мог бы прислать нам свой номер телефона, и, когда по‑ требовалось бы отвезти девочку Лизу на спектакль «СтихоВаренье» или мальчика Ваню на курс реабилитации, водитель просто получил бы SMS. Поверьте, те секунды счастья, которые мне дарит работа в фонде, невозможно ничем заменить. Если получается сделать доброе дело, следующие три дня ты летаешь.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ?
Подпишитесь на рассылку лучших материалов Grazia