После оглушительного коммерческого успеха боевика «Крепкий орешек. Хороший день, чтобы умереть» исполнительница главной женской роли Юлия Снигирь отправляется за океан, чтобы принять участие в новом американском проекте с бодрящим названием «Морозилка» (Freezer). Редактор GRAZIA Анна Сиротина встретилась с актрисой, чтобы поразмышлять о тонкостях работы с иностранцами и модели идеальных личных отношений.
Юлия Снигирь
Юлия Снигирь

GRAZIA: Юлия, новый фильм с вашим участием будет сниматься в Канаде?
ЮЛИЯ СНИГИРЬ: Да, для работы над большинством малобюджетных картин США выбирают северного соседа — это намного дешевле. Работать будем в Эдмонтоне. Фильм называется Freezer, и точнее перевести как «Вымораживание» — именно это происходит с чувствами, мыслями и душами героев, запертых в большом холодильнике шикарного ресторана. Но у нас киноленту уже презентуют как «Морозилку»: звучит, конечно, привлекательнее. Все секреты раскрыть пока не могу (сюжет строится вокруг героя, из которого русские головорезы пытаются выбить долг. — Примеч. Grazia).

GRAZIA: В фильме будет линия мафиози из России. Их тоже играют наши актеры?
Ю.С.: Нет, только Андрей Ивченко, хотя он родом из Белоруссии и уже давно живет в Канаде. Кстати, у меня потрясающий партнер — Дилан Макдермотт, главный бедолага по сюжету. Надо сказать, что он всегда очень тщательно выбирает, с кем работать. Поэтому его прекрасная фильмография не удивляет: от фестивального и независимого кино до популярных сериалов — сплошь блестящие роли. В Америке его просто обожают, а у нас он малоизвестен.

GRAZIA: Как вы готовитесь к съемкам при сверхнизких температурах?
Ю.С.: На площадке, конечно же, будет холодно, но экстремальный мороз имитируют. Таково современное кино: даже ночные сцены теперь снимают исключительно днем при помощи специальных фильтров на камерах — так темнота выглядит убедительнее. А я сейчас хожу с тетрадочкой, учу роль. Для меня это самая сложная задача на сегодня — вызубрить сценарий по‑английски.

GRAZIA: Это ведь не первый ваш малобюджетный американский проект?
Ю.С.: Да, кроме кассового «Крепкого орешка» я принимала участие в картине Delirium, не знаю, как в итоге ее назовут в России. Вообще переводится как «Бред», лихорадочное и бредовое состояние. Снимала молодая команда энтузиастов, буквально «своими руками», даже без постановочного света. Царила абсолютная свобода творчества! Несмотря на это, уже сейчас можно смело сказать, что прокат фильму гарантирован: это очень перспективные ребята. От бесшабашности на площадке я получила невероятное удовольствие, такого я не испытывала никогда. Поймала настоящий драйв! Мне даже разрешили написать несколько сцен, и они войдут в фильм.

Юлия Снигирь
Юлия Снигирь

GRAZIA: Что вас больше всего поразило в Штатах?
Ю.С.: Я провела много времени в Америке как раз перед выборами президента. В Западном Голливуде, где я жила на тот момент, когда шли дебаты между кандидатами, улицы в этом тихом районе пустели: жители устремлялись в свои дома к телевизорам. Все страшно переживали: кто же станет новым избранником народа? Причем равнодушными не остались ни богатые, ни бедные. Последних в США, кстати, тоже хватает. Нам только кажется, что за океаном все живут в достатке. На самом деле это не так. К будущему своих детей и страны там все без исключения относятся серьезно. И понимают, что оно напрямую зависит от политики государства.

GRAZIA: Легко ли вам было адаптироваться за границей?
Ю.С.: Хоть я и говорю с акцентом, думаю уже как Штирлиц: исключительно по‑английски. Так что главный этап пройден. А поначалу были депрессии, звонила по скайпу близким и рыдала, хотела вернуться домой. А вот что меня потрясло в американцах… Мы все время осуждаем их за фальшивые улыбки, наверное, чтобы оправдать собственное хамство. Так вот, я давно не видела таких отзывчивых людей, как в Штатах. Они улыбаются, извиняются друг перед другом, уважают чувство чужого личного пространства. Может быть, и русским тоже такую «фальшивую» улыбочку разучить? Мне бы понравилось, если бы в Москве лица прохожих сияли, пусть даже «искусственным светом».

GRAZIA: А в чем, по‑вашему, секрет знаменитого американского профессионализма?
Ю.С.: Все начинается с детства. В США есть государственные центры развития для всех возрастов — от малышей до подростков. Это огромные пространства, где ребенок, играя, может попробовать себя в любой профессии. Если захочет поработать в «Макдоналдсе», все будет точно как в жизни, только плиты без огня и масло не кипящее. А решит стать моряком — в его распоряжении будут целые каналы и любые корабли! Так что дело в системе образования…

GRAZIA: Давайте вернемся к «Крепкому орешку». Чем вам запомнились съемки?
Ю.С.:Это было настоящее испытание. Рассказывают, что однажды актриса Любовь Орлова танцевала во время очередного дубля, а под конец смены осветительный прибор, направленный на нее, сильно нагрелся. Она чуть не обуглилась, но не остановила съемку. Кстати, в итоге актриса практически посадила зрение и до конца жизни не выходила из абсолютно темной комнаты: свет резал глаза до боли. Наши актеры сейчас взяли моду капризничать — с американцами этот номер не проходит. Если ты с чем-то не согласен, тебе быстро находят замену. Потому на съемках в Штатах расслабляться мне было нельзя.

GRAZIA: А у вас есть свои фирменные способы быстрой релаксации?
Ю.С.: К сожалению, нет. Наверно, из-за этого я часто мучаюсь бессонницей. Сосредоточиться на отдыхе после предельного нервного и психического напряжения — самое сложное.

GRAZIA: На что вы в первую очередь обращаете внимание при знакомстве?
Ю.С.: На глаза. По их выражению можно сразу понять, гармоничен человек или явно не в себе… Ясному взгляду сразу симпатизируешь. А еще очень заметны мысли о материальном — мне это противно. Одно дело, если стать миллионером мечтает подросток. Но когда взрослый человек об этом много и напряженно размышляет, это уже странно… Неужели за всю жизнь больше ни до чего не додумался?

GRAZIA: А какими видите идеальные отношения?
Ю.С.: Честными и открытыми. Возможно, я слишком прямолинейна и мне не хватает пресловутой женской мудрости и даже коварства. Но все эти «шахматные игры» между мужчинами и женщинами — не разделяю и не понимаю. В них одна ложь. И ничего хорошего в результате получиться не может.

GRAZIA: А вам самой хватает времени на такие серьезные чувства (в прессе появилась информация о том, что Юлия Снигирь и Данила Козловский отправились покорять Америку вместе. — Примеч. Grazia)?
Ю.С.: Это больной вопрос и вечный внутренний конфликт. Вы меня застали как раз в период, когда я пытаюсь найти для этого время. У меня есть отношения, но рассказывать подробности я не хочу.

GRAZIA: Чем же вас можно покорить?
Ю.С.: Максимальным вниманием. Важнее всего, когда мужчина дает понять, что ты ему нужна — одна на свете. И это самое главное.

Юлия Снигирь
В процессе работы с Юлией на съемках для Grazia в нас крепла уверенность: после «Крепкого орешка» актрису ждет не одно «иностранное» предложение!