Герой этого номера Grazia — сценарист — в работе больше ценит результат, чем процесс. Лучшим доказательством правильности такой тактики стал его кинорежиссерский дебют — драма «Юморист».

Об истории создания фильма

«Я начал писать, как говорится, в стол, не понимая для кого, — знал только, что очень хочу рассказать эту историю. Где-то в середине процесса обнаружил, что у сценария довольно необычная структура — на всю картину всего 15−16 сцен, и каждая построена как отдельный маленький фильм. И осознал, что, возможно, смогу снять их сам».

О рабочем процессе

«Это прозвучит скучно, но результат меня интересует гораздо больше процесса. Я всю жизнь с недоверием относился к режиссерам, которые явно упиваются ролью начальника на площадке. Мне легче видеть себя этаким координатором коллективной работы, происходящей вокруг сценария. Не могу сказать, что это была демократия, но диктатором был не я, а текст».

Об ограничениях

«В принципе меня бесит любая законодательно прописанная ограниченность авторской палитры — от запрета на матерную лексику до невозможности иметь среди персонажей однополую или межрасовую пару, не превращая данные стандартные аспекты человеческого существования в скандальную деталь».

О закономерностях

«Все мои близкие рано или поздно оказываются героями какого-то текста, хотят они того или нет. Каждый писатель по определению не то вампир, не то сорока, которая тянет все блестящее себе в гнездо. Сорока-вампир».

О своей системе координат

«Стэнли Кубрик, Дэнни Бойл, Альфонсо Куарон, Джей Си Чендор — мне нравится любой режиссер, совмещающий техническую виртуозность с искренним сочувствием к героям. А вообще забавно получается: растешь киноснобом, изучаешь корейцев и чешскую новую волну, а к 40 годам понимаешь, что лучший все равно Спилберг».

Драма «Юморист» в кинотеатрах с 1 марта

Подготовил: Денис Мережковский. Фото: Архив «Централ Партнершип»